ЛитМир - Электронная Библиотека

— По пути мы видели недавнее пожарище: в половине дневного перехода к юго-востоку, в излучине реки, — вставил Эдан.

— Да, это его рук дело, — печально подтвердил Фиад. — Затем к нам снова вышел сам Блатах, пригрозивший продолжить подобные набеги до тех пор, пока мы не согласимся на его условия. Что нам оставалось делать? Лорха — маленький город, находящийся в подчинении у касты воинов Священного города Ара. Но Ар далеко, а кочевники — всегда рядом. Мы решили принять условия варвара. Против него на поединок вышел присутствующий здесь благородный Кермайт из хольдерингов, витязей Ара, живущих в нашем городке.

Воин мрачно кивнул, подтверждая правдивость слов жреца.

— И что же было дальше? — осведомился Эдан.

— Кинули жребий. Соперникам выпало биться без оружия.

— Насколько я понимаю. Кермайт проиграл? — подад голос Талес.

— Не совсем. Хольдеринг не уронил чести своего первопредка в жестокой битве. Отныне Блатаху не придётся пленять сердца юных дев ослепительной улыбкой: в схватке он лишился половины своих зубов. После нескольких тяжёлых ударов нашего витязя варвар к концу сражения не мог твёрдо держаться на ногах. Однако и Кермайту был нанесён существенный урон — рыжий демон искалечил ему ногу.

Так вышло, что ни один из двух соперников не смог продолжать бой. По условиям подобных ритуальных поединков новая схватка отложена на семь дней. К сожалению, даже с помощью наших лучших лекарей и магов не удалось срастить кость за неделю. Поединок завтра, но Кермайт до сих пор не в состоянии сражаться.

— Как же это тебя угораздило? — посочувствовал воину Талес.

Хольдеринг опустил голову.

— Я попробовал ударить его ногой, — пояснил он.

— И что же, попал?

— Непременно бы попал, если бы Блатах не защитился...

— Ну и что?

— Он хорошо отпарировал, и моя голень треснула, как тростник. Блатах превосходный боец.

— Да, тебе не позавидуешь. Но мы-то здесь при чём? — обратился Эдан к Фиаду.

— Обычаи не запрещают в подобных случаях выставлять вместо себя другого воина, согласного выйти взамен поединщика. Мы обратились к оракулу Трёх Богов в надежде узнать, кто смог бы заменить Кермайта на поле брани. Пришёл очень странный ответ: боги изрекли, что хольдерингу в сражении помогут двое чужеземцев, двое великих героев: жрец и маг, которых судьба приведёт сегодня в Лорху через Западные ворота. Всё сходится — это вы!

Эдан от неожиданности поперхнулся. Прокашлявшись, он вежливо заметил:

— Мы с Талесом, конечно, очень горды предоставленной нам честью, но, по правде говоря, нас ждут совсем другие дела. Почему бы вам не выбрать ещё какого-нибудь хольдеринга, желающего подраться? Не сомневаюсь, в окрестностях их наберётся с десяток!

Маг Огня наклонился к нему и прошептал:

— А может, и вправду поможем Кермайту? Жалко парнишку, да и землячок он мой. Я ведь тоже из Ара!

— Но ведь оракул указал именно на вас! Такова воля богов: только великий герой может противостоять великому герою. — Жрец помрачнел. — Послушайте, ну что вы хотите за участие в завтрашнем бою? Назовите свою цену!

— Вот это уже совсем другой разговор! — воскликнул Талес, потирая руки. — Возможно, мы с вами ещё договоримся. Принесите грифельную доску — составим список!

— Подожди-ка, маг, — оборвал его Эдан. — А на каких условиях будет проходить поединок на этот раз?

— По результату брошенного жребия соперники будут сражаться на боевых колесницах.

У первосвященника Бринна вырвался невольный вздох облегчения:

— Ничего не выйдет! Ни я, ни Талес не умеем управлять колесницей. Насколько мне известно, держать поводья не выучишься за пару часов!

— Это неважно, — «успокоил» его жрец Старших Богов. — В колеснице должны быть трое — воин, щитоносец и возница. Ты будешь воином, маг — щитоносцем, а Кермайт — возницей. Он недостаточно здоров, чтобы драться, но управлять лошадьми сумеет. Теперь поговорим об условиях: предлагаю вам пять мер серебра, всем — расшитую одежду и красные плащи. От себя добавлю колесницу с упряжкой добрых коней.

— Сколько?! Но это же несерьёзно! — возмутился огненный маг. — Значит, так: десять мер серебра, каждому по золотому браслету, по серебряному кубку, инкрустированному самоцветами, шесть красных плащей, шесть синих с меховой оторочкой и шесть комплектов парадной одежды. Да, чуть не забыл! По паре сапог с серебряными пряжками. Я тут видел у вас подходящие. На рынке. О полном наборе вооружения я и не говорю — это само собой разумеется. Без добротного панциря я на поле брани не выйду.

— Ещё одно условие, — вставил Эдан. — Возведёте .У себя в святилище алтарь Бринна.

— Положим, алтарь и вооружение ещё куда ни шло. Но насчёт всего остального...

Фиад недооценил возможности Талеса. Чародей школы Огня препирался как базарная торговка. К вечеру сошлись на восьми мерах серебра, двух золотых браслетах, одном серебряном кубке, четырёх синих, четырёх красных плащах и четырёх расшитых туниках в придачу. Не забыли и об одной паре лорхских сапог с серебряными пряжками — лично для мага.

После обсуждения условий сделки Фиад кликнул рабов, которые вынесли кувшины с крепкой медовухой, и встреча быстро перешла в неофициальное русло.

* * *

— Эй, подымайся, лежебока!

Эдан сладко зевнул, потянулся и перевернулся на спину. После выдавшихся на их долю лишений не было большего наслаждения, чем провести ночь на мягком ложе, укрывшись тёплым меховым одеялом. Талес бесцеремонно потряс своего товарища за плечо:

— Мы сегодня бьёмся с Блатахом, ты не забыл?

— О светлоликие боги! Ты не мог сообщить мне с утра что-нибудь более приятное? Теперь настроение на весь день безнадёжно испорчено!

— Попытайся поскорее привести себя в порядок и пойди разомнись, — посоветовал маг. — Судя по твоему лицу, вчера мы выпили лишнего.

— На себя посмотри! — буркнул Эдан в ответ.

Жрец Бринна накинул хитон, спустил ноги на пол и принялся натягивать сапоги. Покончив с этим нелёгким делом, он откинул полотняную занавесь и вышел во двор, щурясь от яркого утреннего солнца. То, что он увидел, живо напомнило о предстоящем поединке. Во внутренний дворик отведённого им для ночлега глинобитного дома закатили боевую колесницу. Стоявшие около неё Талес и Кермайт вели непринуждённую беседу.

«И зачем только я в это ввязался!» — размышлял наш герой, наклонившись над большой глиняной бочкой, наполненной до краёв дождевой водой. Отражение на покрытой рябью поверхности, как ему почудилось, издевательски подмигнуло своему хозяину. Обхватив края сосуда, Эдан погрузил на миг голову в ледяной мрак и тотчас же вынырнул, удовлетворённо фыркнув. Боль в висках постепенно утихала; можно приступать к разминке.

Кермайт подошёл к подготовке поединка со всей серьёзностью, внимательнейшим образом осмотрев предоставленную им боевую колесницу. Довольно лёгкая одноосная повозка запрягалась парой лошадей, её днище и борта были сплетены из ивовых прутьев и обтянуты снаружи хорошо выдубленными шкурами. К бортам колесницы крепились футляры для луков и колчаны для стрел и коротких дротиков, расположенные таким образом, чтобы всегда находиться под рукой воина.

Конструкция этого экипажа, совершенствовавшаяся в битвах на протяжении многих веков, не могла не вызвать восхищения; в ней не имелось абсолютно ничего лишнего. По бокам колесницы, на уровне оси, крепились два специальных изогнутых клинка. Такое оружие особенно эффективно при атаке колесницами пехоты, однако с равным успехом им можно подрезать ноги вражеским коням. Большие колёса для прочности были обиты по ободу железом.

Хольдеринг до самого начала поединка ходил вокруг повозки, дёргал за ремни, проверял прочность крепления разных деталей и наличие необходимого запаса вооружения.

Под доставленные им доспехи полагалось одевать войлочные хитоны, помогавшие смягчить удар. Все трое также облачились в длиннополые панцири из железных пластин на кожаной основе, защищавшие тело бойца от горла до колен; поверх панциря полагалось закрепить боевой пояс-фартук из толстых стёганых кож, прикрывавший спереди тело, бёдра и ноги от груди до середины икр. Защитное снаряжение дополняли бронзовые шлемы, поножи и налокотники. Доспехи соединялись целой системой ремешков и завязок, разобраться в которых с непривычки оказалось совершенно невозможным делом. Впрочем, именно для такого случая к ним были приставлены рабы-оруженосцы.

23
{"b":"6307","o":1}