ЛитМир - Электронная Библиотека

Под одобрительные крики собравшейся на выезд со двора толпы все трое взошли на колесницу и отправились к месту проведения поединка. Для него избрали ровное безлесное поле неподалёку от Лорхи; в этих краях хватало в избытке гладких, как стол, и настолько же бесплодных равнин. Чахлый кустарник, жёсткие метёлки ковыля да пыльная серая земля на много лиг вокруг — унылый пейзаж, накануне битвы невольно внушающий мрачные предчувствия.

С первого же мгновения, когда Эдан увидел своего противника, у молодого жреца пропали все сомнения в правильности того, что он делает. Убийство такого мордоворота стало бы благодеянием для него самого и всех окружающих. Блатах относился к классическому типу великих героев, подвиги которых прославляются сказителями на все времена, а жизненный путь проходит по отрубленным головам поверженных врагов. Это был рослый рыжебородый гигант; его длинные распущенные кудри трепал утренний ветерок. Мышцы обнажённого торса являли собой внушительное зрелище. Единственной одеждой Блатаху служили кожаные штаны, у широкого пояса с металлическими заклёпками висел тяжёлый бронзовый меч в ножнах. Запястья, толщиной примерно с ляжку нашего начинающего жреца, были обмотаны сыромятными ремнями.

Колесничий, скрюченный мужичонка с клочковатой бородой неопределённого цвета, казался прямой противоположностью своему хозяину. Глаза его недобро сверкали из-под бесформенного войлочного колпака, низко надвинутого на лоб. Щитоносцем на колеснице служил сын великого героя, рослый детина в одежде из шкур.

— Эй, Кермайт, я не знаю твоих людей! Пускай они назовутся перед смертью! — приветливо окликнул друзей Блатах.

— Их имена Эдан и Талес, — заявил хольдеринг, запрыгивая в колесницу. — А вам, рыжий пёс и его маленький ублюдок, самое время прочесть «Нет страдания», ибо кое-кто сегодня в последний раз запрягал лошадей!

— Сам читай свои глупые молитвы, составленные из речей безумного бога! — проорал ему в ответ богатырь, бросив поводья колесничему.

Кермайт, встав на своё место, привычным движением перехватил две пары поводьев. Колесницы разъехались, повернули и замерли друг напротив друга на расстоянии шагов в сто пятьдесят.

Талес держал большой круглый щит: его задачей было прикрывать хольдеринга, так как тот не мог отвлекаться от управления лошадьми. По левую руку от Талеса встал Эдан. За исключением закончившейся столь плачевно для него битвы в воздухе, он никогда не принимал участия в сражениях на боевых колесницах и чувствовал себя не очень уверенно. У его ног на плетёном днище располагался внушительный арсенал копий и дротиков, которыми следовало поражать врага при сближении повозок. Из лука он стрелял весьма посредственно, а метать камни из пращи в такой ситуации было безумием — скорее всего, он ранил бы кого-нибудь из своих товарищей или же лошадей в упряжке.

Бой начачся. Кермайт протянул по спине коренного коня кнутом, и упряжка рванулась вперёд. Колесница Блатаха понеслась им навстречу, дистанция между ними сокращалась со страшной скоростью. Эдан расставил ноги пошире, чтобы не вывалиться на ходу из подпрыгивающей на ухабах лёгкой повозки, и вложил дротик в копьеметалку. Казалось, горящие глаза и курчавая рыжая борода витязя летят прямо на него... но в последний момент колесничие резко свернули в разные стороны.

Жрец Бринна махнул прижатым к предплечью приспособлением, и дротик с треском вонзился в шит, за которым предусмотрительно укрылся Блатах. Копьё, брошенное последним, на счастье, прошло мимо цели, лишь слегка царапнув по пластинам панциря на плече Эдана.

Обе колесницы заложили поворот по большой луге и вновь начали сближение. Поле битвы заволокли клубы пыли, поднятые копытами двух упряжек лошадей; сейчас колесница Блатаха казалась бесформенным тёмным пятном, иссушимся им навстречу. Теперь Эдан выбрал крепкое копьё с массивным уплощенным наконечником. Он продел руку в ременную петлю на древке и приготовился к броску.

На этот раз колесничие не свернули. Повозки пронеслись мимо на встречных курсах и так близко, что острые серповидные клинки соскоблили стружку с бортов обеих колесниц. Блатах нанёс сметающий удар мечом, стараясь достать до шеи своего соперника, но неудачно — Эдан— вовремя пригнулся. А вот копьё, брошенное нашим героем, прошло чуть правее щита и вонзилось прямо в грудь сыну Блатаха. Мощнейший удар, помноженный на огромную встречную скорость, привёл к тому, что копьё, пробив панцирь и грудь юноши, по меньшей мере наполовину вышло из спины. Его тело кувырком вылетело из повозки и покатилось в пыли.

С удалявшейся вражеской колесницы донёсся крик ярости, смешавшийся в горле рыжебородого витязя с горестным стоном.

— Отлично! — орал Талес. — Знатный удар!

— Будь осторожен, — предупредил хольдеринг, закладывая очередной поворот. — Блатах взбешён и сейчас будет наиболее опасен.

— Пора бы и мне поработать! — внезапно раздался незнакомый голос под ухом Эдана.

— Это ещё кто?! — удивился молодой человек, потянувшийся было за новым копьём.

— Я, твой меч. Ну-ка, оставь тот дрын в покое и вынимай меня из ножен!

Эдан, опешивший от такой неожиданности, безропотно исполнил приказание:

— А я и не знал, что ты умеешь говорить! Бронзовая маска, забавное украшение навершия, открыла глаза и зашевелила губами:

— А разве ты обращался ко мне хоть раз? Ладно, хватит болтать, пора нам напиться крови этого надутого индюка!

— Я уничтожу тебя, ублюдок! — выл Блатах, глаза которого почти вылезли из орбит. У Эдана не было времени внимательно приглядываться, но ему показалось, что с его соперником происходит что-то неладное. Рыжий варвар преображался на глазах. Огромные мышцы вздулись до совсем непомерных размеров, так что полопались ремни на запястьях. Все волосы встали дыбом, а зрачки расширились, заполнив глазницу от века до века.

— Ба, да он ещё и оборотень! — крикнул в ухо Талес. — Похоже, нас ждут неприятности!

Маг метнул с руки молнию, но она попросту срикошетила от чудовищного торса, не причинив воину ни малейшего вреда.

— Хааа! — Блатах взмахнул рукой, в которой внезапно появился скрученный аркан. Метко направленная волосяная петля захлестнула плечи жреца Бринна.

Скорее всего, тут бы и пришёл конец нашему повествованию — затянувшийся аркан на такой скорости легко переломил бы шейные позвонки; но вместе с Эданом петля захватила и обод большого Талесова щита. Борта колесниц прошли слишком близко друг от друга, и дальше обе повозки неслись уже на одном колесе: пара их намертво сцепившихся колёс покатилась в другом направлении.

Мощнейший рывок сдернул Эдана с места, но в последний миг его рука с обнажённым мечом (или же сам меч?) перерубила натянувшуюся, как струна, верёвку...

...Перед глазами плыли разноцветные искры. Эдан закашлялся и выплюнул изо рта набившуюся туда пыль. Он лежал на земле лицом вниз, притянутый обрывком аркана к колесничному щиту. Меч куда-то исчез. Вокруг в беспорядке валялись деревянные обломки; вдалеке слышались крики — это колесничие в поле без особого успеха пытались собрать распрягшихся лошадей.

Он с трудом поднялся на ноги, отбросил запутавшуюся верёвку и осмотрелся вокруг. На расстоянии локтей сорока от него, стоя на четвереньках, приходил в себя после падения Блатах. Бедняге явно нездоровилось.

Эдан высмотрел кусок дышла подлиннее, ухватил его покрепче обеими руками и направился к сопернику.

Блатах выпрямился. Теперь, вблизи, можно было по достоинству оценить новый ужасающий облик воина. Мускулы варвара увеличились в объёме раза в полтора, прикрыв его наподобие панциря. Даже на лице вздулись мощные, вибрирующие от напряжения желваки. На локтях, коленях и плечах появились костяные пластины. Встопорщенные волосы шевелились на голове подобно клубку червей.

Он зарычал и поднял с земли тяжёлое копьё с двумя наконечниками.

Воины закружили друг против друга, выжидая удобный момент для атаки. Эдан предпочёл начать первым. Ему всегда казалось, что он неплохой фехтовальщик на шестах, но после первых же мгновений его иллюзии развеялись, как дым на ветру. Монстр, в которого обратился Блатах, методично наносил удар за ударом неимоверной силы. Трещали шесты, сшибаясь в воздухе; руки у Эдана моментально онемели, и каждое новое парирование сотрясало всё его тело до самых пяток. Короткими подрезающими движениями своего шеста молодой воин отводил атаки противника в сторону, норовя отыскать кончиком палки путь к вискам или ничем не защищённому кадыку бешеного варвара. Мощные удары сыпались на него градом, отбрасывая всё дальше и дальше назад и не позволяя провести эффективное контрнаступление. Единственное, чего удалось добиться, — удачный укол в сжимавшие дубину пальцы, содравший с них кожу с мясом, — не оказал на Блатаха никакого воздействия. Он даже не поморщился. Возможно, в исступлении схватки варвар вообще не почувствовал боли. Следовало срочно что-то предпринять. Улучив момент, когда Блатах шагнул вперёд, Эдан ловко подцепил скатом стопы лодыжку противника. Ноги монстра разъехались, и тот на мгновение потерял равновесие. Выигранного времени оказалось достаточно, чтобы развернуть стопу носком вниз и нанести рыжему варвару резкий удар пяткой пониже пояса.

24
{"b":"6307","o":1}