ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдан только покачал головой. Временами манера общаться, привычная магу Огня, приводила его в бешенство.

Кермайт только хмыкнул, запрыгнул в колесницу и намотал вожжи на запястье. У воина почти не бывает собственности, и сборы в дорогу не отнимают много времени. Он -был готов отправляться в путь.

* * *

— Куда теперь? — спросил Талес, когда их повозка, запряжённая упряжкой великолепных вороных скакунов, выехала за пределы городских стен.

— По совести говоря, следовало бы посетить Кер, исполнить завещание Лонгаса, — ответил ему Эдан. — Но уж больно он далеко. Заскочим как-нибудь при случае. Послушай, Кермайт, а в Аре есть храм Эйте?

— Не помню. В Аре множество мест поклонения! — пожал плечами хольдеринг. — Она из богинь плодородия? Или вечной весны?

— Что-то в этом роде...

— Есть, есть! — заверил их Талес. — Не сказал бы, что Эйте очень популярна в Огненном городе: её центральный храм — в Бреге у реки Бругге; но небольшое святилище в Аре я всё же знаю.

— Что ж, решено! — подытожил Эдан. — Наш путь лежит в Ар!

ГЛАВА VII

Колесница, направляемая умелой рукой воина из клана хольдерингов, неслась по холмистым засушливым равнинам, поросшим колючими кустарниками. Эдан обозревал унылый пейзаж, опершись о высокий плетёный борт повозки, и лениво переругивался с магом. Обсуждался вопрос о месте ночлега. Вдалеке заблестела вода: то река Бо несла свои мутные воды на север, в неведомые земли.

— Здесь где-то неподалёку есть брод, а у брода — небольшое городище, — заметил Кермайт. — Я много раз останавливался здесь по дороге из Лорхи в город Ар и обратно.

— Отлично, — заметил маг. — Мы и сегодня сможем здесь переночевать. Всяко лучше, чем дрыхнуть, завернувшись в плащ, под днищем колесницы.

— Для настоящего воина не должно быть разницы, спит ли он на пуховой перине или на сырой земле. Крепость его духа ничто не в состоянии сокрушить, — наставительно произнёс хольдеринг.

— Может быть, оно и так, но я-то не воин! — отпарировал Талес.

Кермайт оказался прав: в излучине реки, на высоком берегу, располагалось обнесённое двойным тыном поселение. От него шла дорога к переправе. Колесница с тремя путниками прогромыхала по брёвнам моста через неглубокий ров и въехала в ворота на территорию городища. Каково же было удивление всех троих, когда стало ясно, что здесь им уже подготовлена встреча.

— Неужели слухи о нашей великой победе распространяются так быстро? — удивленно пробормотал маг Огня, недоверчиво разглядывая приближающуюся к ним делегацию. Однако, судя по озабоченному выражению лиц трёх богато одетых длиннобородых старцев, торопливо направлявшихся к ним, нельзя было предположить особенно торжественный приём.

— Мир вам, двое чужеземцев, и мир тебе, воин из клана Хольдера, — хором произнесли все трое. — Нам срочно необходимо переговорить с одним из вас. — И старший из встречающих ткнул концом своего посоха в сторону Эдана.

— Чем обязан?

— Один человек ждёт тебя. Поторопись, или можешь опоздать. Он умирает.

— Откровенно говоря, я не знаю никого в ваших краях... — начал Эдан.

— Ты ведь жрец?

— Да. Я первосвященник Бринна из Племени Ллеу.

— В таком случае иди с нами.

Дым от курящихся благовоний растекался по полутёмной хижине. Нестройный хор где-то в углу исполнял молитвенный речитатив.

— Подойди сюда! — велел голос из-за изголовья ложа, укрытого меховым одеялом.

Наш герой приблизился. На постели лежал исхудавший человек; его широко раскрытые глаза не мигая глядели в потолок, а губы беззвучно шевелились. Но более всего Эдана удивило то, что сквозь него можно было разглядеть покрывало на кровати. Тело незнакомца казалось отлитым из дымчатого полупрозрачного стекла.

Рядом с больным стояла колдунья. Подобно Клехту из посёлка бронзолитейщиков, эта пожилая дама также была выряжена в весьма странный ритуальный наряд, напоминавший длинный плащ, сшитый из медвежьих шкур мехом внутрь и грубо разрисованный углём и красной краской. В руках она сжимала большой овальный бубен, поверхность которого покрывала вязь сложных узоров. Каждое движение колдуньи сопровождалось постукиванием друг о друга множества амулетов, висевших на её экзотическом костюме.

— Что с ним? — поинтересовался Эдан, указывая на умирающего.

— Он при смерти.

— Это я и без тебя заметил. Я спрашиваю, отчего он так странно выглядит?

— Части его души утратили связь друг с другом. Тело не в состоянии более поддерживать свою целостность — он обречён.

— Но я не знаю этого человека! Зачем ему понадобился именно я?

— Он великий воин. Быть может, он почувствовал ваше приближение и велел привести сюда первого проходящего по дороге жреца. Полагаю, ему необходимо сообщить тебе нечто весьма важное.

Эдан наклонился к незнакомцу и приподнял рукой его голову с подушки. Она оказалась поразительно лёгкой. Выражение лица несчастного стало чуть более осмысленным. Человек приоткрыл рот, но не смог произнести ни звука.

— Вряд ли он сможет что-либо сказать. Старуха глупо захихикала:

— Твоя правда, сынок. Слишком поздно. Но все же у тебя есть возможность поговорить с ним. Отправься вслед за его отлетающей душой — я помогу тебе в этом!

— Очень любезно с вашей стороны, уважаемая. Но я, знаете ли, не тороплюсь на тот свет.

— Как хочешь. Неволить не стану. Но хочу предупредить, что в моих силах послать часть твоей души вслед за ним на ту сторону, а потом вернуть назад, к твоему телу. Во всяком случае, это возможно, если ты не увлечёшься прогулкой и не забредёшь в Долину Теней слишком далеко. — Из-за изголовья кровати вновь донёсся сухой смешок.

— Вполне может статься, она говорит правду, — раздался под ухом у Эдана знакомый голос.

— Меч? Давненько тебя не было слышно. Откуда тебе знать, что она не врёт? — вполголоса спросил Эдан.

— Не имелось повода для беседы, а пустой болтовни я не люблю. Что же касается последнего вопроса, то хочу заметить: я тоже не всегда был мечом. В жизни мне многое пришлось повидать!

— С кем ты там толкуешь? — поинтересовалась колдунья.

— Да так, сам с собой. Дурацкая привычка, — поспешно ответил наш жрец, — Я согласен. И как мне попасть к нему?

— Погоди немного. Ты же сам сказал, что не торопишься туда. Подождём ещё несколько мгновений, пока не вылетит его детская душа.

— А что это такое?

— Нет времени подробно объяснять. Душа любого человека состоит из нескольких частей. Та из них, которая вселяется в тело при рождении и выходит из него в Долину Теней после смерти, и есть детская душа. Теперь слушай внимательно: не уходи вслед за ним слишком далеко. Чем дальше зайдёшь, тем сложнее будет возвращаться, и может случиться так, что я не смогу тебе помочь. Ориентируйся на звук бубна. Ты будешь слышать его постоянно, и, когда придёт время поворачивать назад, иди прямо на стук. Да, и ещё: ни в коем случае не пересекай Реку. Из-за неё нет возврата никому, даже самым могущественным из смертных. Ну а тебе — и подавно.

— А что будет, если... — начат Эдан.

— Вот! — прервала его, вскрикнув, старуха. — Он выходит! Иди за ним!

«Какая ерунда! — подумал наш герой. — Ничего особенного не произошло». И тут же фокус его зрения внезапно изменился весьма и весьма странным образом: вместо внутренностей полутёмной хибары перед ним открылось устье призрачного тоннеля, ведущего к преграде, которая казалась совершенно непреодолимой. Повернуть голову и посмотреть в сторону было невозможно.

«Проклятая ведьма! — пробормотал жрец Бринна. — Что она со мной сделала?!» Эдан заметил некое светящееся подобие человеческой фигуры, бесшумно плывшее по тоннелю прямо к стене.

— Иди же за ним! — сказала старуха где-то совсем рядом. Глухо ударила в бубен колотушка.

Эдан быстро нагнал удаляющуюся фигуру и почти поравнялся с ней, когда она достигла преграды. Угол зрения вновь изменился: теперь нельзя было увидеть ничего, кроме стены, — казалось, она занимает собой весь мир. Внезапно в преграде разверзлась огромная трещина. Он почувствовал ощутимый порыв ветра, уносящий в эту черную дыру всё, что располагалось по сю сторону. Подхваченная образовавшимся сквозняком, душа незнакомца была мгновенно втянута в неё.

26
{"b":"6307","o":1}