ЛитМир - Электронная Библиотека

— Зачем ты покинул нас, любящих тебя, о Дил? — стонал он. — Зачем ушёл ты в сумрачные владения Аравана? Родители твои, дети твои, народ твой оплакивают кончину великого воина, витязя крепкощитого и быстроногого, бесстрашного в сражении и нежного с жёнами! Ответь, кто убил тебя, Дил? От чьего меча погиб мой брат? Кого должен я настигнуть во исполнение кровной мести?

Так один день и одну ночь плакал Брес на могиле родного брата. Губы его беззвучно шевелились, вознося молитвы и посылая проклятия неведомым убийцам.

По истечении ночи, в предрассветных сумерках, когда первые лучи солнца окрасили гряду безлесных холмов на горизонте, воин услышал над собой тихий вкрадчивый голос, который произнёс: «Да не останутся мольбы о мести неудовлетворёнными!» Брес— вздрогнул от неожиданности: такого ранее не бывало, чтобы кто-нибудь мог подобраться к нему незамеченным!

Рядом с коленопреклонённым потомком Урга возвышалась тёмная фигура весьма необычных очертаний.

— Кто ты? — спросил Брес и тотчас же понял, что подобный вопрос не имел никакого смысла. Потому что перед ним стояла странная фигура человека в длинном плаще, левая половина которого была совершенно прозрачна. Или ее вовсе не было. Подобная внешность могла принадлежать лишь...

— Араван?!!

— Ты возносил мне молитвы? Я пришёл. Я помогу тебе, Брес, только потому, что когда-то мы были дружны с твоим дедом. Слушай же! Убийцу брата найдёшь там же, где и нефритовый жезл. Торопись, воин! Пока ты сидишь на пустой могиле Дила, время уходит!

— А где нефритовый... — начал Брес, но понял, что обращаться уже не к кому — Араван исчез так же незаметно, как и появился. Араван из Племени Ллира, Приходящий в Тени, Проводник Душ, Повелитель Демонов, одна нога которого попирает землю живых, а другая — Сумеречную Землю. Впрочем, все боги приходят и уходят тогда, когда считают нужным.

Воин встал с колен и направился прямиком к хижине колдуньи. Витязь не любил магов и чародеев всех сортов: от представителей этой древней профессии можно ожидать только неприятностей. Разговор с колдунами у него был короткий. Пинком ноги отворив дверь (хлипкая створка попросту слетела с петель от могучего удара), Брес вошёл в дом. Там он находился недолго и вскоре вышел наружу, держа в руках пояс Дила. На лице Бреса застыла мрачная улыбка: он выяснил от старухи всё, что ему требовалось.

* * *

Летающий щит спланировал на небольшую поляну росшего на склоне горы леса.

— Вылезай, приехали! — произнёс Фехтне.

Задремавший Эдан, позёвывая, спустил ноги с края щита, который завис на высоте локтя в три от замшелого гранитного валуна.

— Где же мы? И где святилище Ллира?

— Тут недалече. Лиг сорок—пятьдесят.

— Сколько?! А привезти меня прямо туда ты не мог?

— Нет.

— Почему?!

— На то есть несколько причин. Во-первых, сам я туда пока не собираюсь. Что будет, если Брес заметит меня в окрестностях храма? В таком случае дело примет совсем иной, нежелательный для меня оборот. Я же говорил тебе: проклятие — штука тонкая. При определённых обстоятельствах оно может потерять силу или даже обратиться против меня самого.

— А во-вторых?

— А во-вторых, все мы должны вести себя достойно. Может быть, нашим далёким потомкам это покажется смешным; может быть, стоило нанять сотню-другую хороших стрелков, заранее переправить их на щите к святилищу и организовать там засаду? Скорее всего, они в два счёта нашпиговали бы Бреса стрелами, не приближаясь к нему слишком близко. Но мы так поступать не будем. Твой поединок должен быть подвигом, а не ординарной военной операцией. Мир ещё молод, Эдан. Молоды боги, молод людской род. Ещё есть время для достойных деяний, которые станут примером для подражания последующих поколений!

Жрец Бринна удивлённо посмотрел на своего собеседника.

«Не повредился ли Фехтне рассудком? — подумалось ему. — Столетия, потраченные на изобретение способов мести своим родственникам, не могли не сказаться на его душевном здоровье!» Вслух же он сказал:

— Ну ладно. Может, ты хотя бы скажешь, в какую сторону мне идти?

— Конечно. Видишь вон ту гору? Она называется Синей, поскольку слагающие её породы имеют голубоватый оттенок. Сегодня пасмурно, но в яркий солнечный день это хорошо заметно. Святилище находится на одном из отрогов Синей горы. Найти его не составит груда, однако на всякий случай я приготовил тебе карту.

Фехтне извлёк из-под плаща бронзовую пластинку с вычеканенным на ней рисунком.

— Обходи гору с юга, — пояснил он. — Храм на плане помечен крестиком.

Эдан недоуменно повертел в руках бронзовую карту:

— А как же мне потом попасть домой? Я даже не представляю, где нахожусь!

— Пускай это тебя не заботит. Если останешься в живых, я появлюсь и отвезу тебя в Брег. Желаю удачи! И не забудь про уязвимое место! Впрочем, должен признаться, у Бреса, равно как и у его деда, чувство юмора развито слабовато.

С такими словами маг поджал ноги поудобнее и взмыл в небо.

Жрец провожал взглядом быстро удаляющийся щит, пока диковинный экипаж не скрылся за горизонтом. Эдана не оставляло ощущение, что его здорово надули.

— А ты что думаешь по этому поводу? — спросил он у своего меча.

— Раз уж взялся за эту работу, Бреса необходимо убить.'— послышался слегка приглушённый ножнами голос. — Я очень рад! Не каждый клинок имеет шанс испить крови внука самого Урга! Попробуем, каков сей витязь на вкус!

— Точно, — саркастически заметил молодой человек. — Тебе крупно повезло. На каждый меч внучат не напасёшься.

Он приладил висящий на груди шлем, чтобы не болтался, спрятал карту и зашагал по поросшему чахлыми елями каменистому склону в указанном направлении.

ГЛАВА IV

«Проклятый Эльг! То есть Фехтне! Фехтне его подери! То есть...» — Эдан окончательно запутался и пришёл к выводу, что наступило время привала. Последние несколько часов жрецу казалось, будто его мозги расплавились окончательно. День в горах, как назло, выдался жаркий. Подбирая снаряжение в поход, наш герой совсем не рассчитывал на продолжительный марш по пересечённой местности. Бронзовые поножи, наручи, щит, меч в ножнах, шлем и панцирь в общей сложности весили немало. К большому разочарованию первосвященника Бринна, выяснилось, что его новый пояс увеличивает силу не постоянно, а только если сконцентрироваться на каком-либо действии, для которого требуется её приложение. Груз висящей на Эдане поклажи он никоим образом не уменьшал, и к середине второго дневного перехода наш герой был уже сильно утомлён. «Так дальше не пойдёт. Надо что-нибудь оставить здесь, иначе к моменту встречи с Бресом я совершенно выйду из формы», — решил про себя молодой человек. Только вот что именно? В его снаряжении не было ничего бесполезного... Подумав немного, Эдан остановился на щите. Сражаться можно и без щита, а вот таскать за спиной эту большую круглую штуковину весьма утомительно. Его останавливало единственное обстоятельство: боец, бросивший свой щит, по традиции покрывался пожизненным позором. Жрец Бринна хорошо помнил сказание о некоем воине-вардинге, решившем во время битвы оставить щит в кустах. Ему срочно понадобилась свободная рука, чтобы вынести с поля сражения своего раненого друга. Товарища он спас, однако щит обнаружил неприятельский боец, который во время затишья проехался на своей колеснице вдоль лагеря вардингов, волоча за собой на острие копья злосчастный трофей. Вардинг, бросивший щит, не выдержал такого бесчестья и без промедления покончил с собой, прыгнув грудью на услужливо подставленный его верным рабом клинок.

Эдан не был столь щепетилен в вопросах чести, как вышеупомянутый воин, но и ему подобное решение далось не без внутренней борьбы. «В конечном счёте сейчас я не в бою, — убеждал он себя. — Я просто спрячу щит где-нибудь на время, а позже обязательно вернусь за ним».

39
{"b":"6307","o":1}