ЛитМир - Электронная Библиотека

Достанет или не достанет? Хватит ли дайны ствола? Хруст теперь слышался непрерывно. Эдан рубанул в последний раз и проворно отскочил в сторону. Вековое дерево со стоном обрушилось поперёк пропасти, теряя по пути лишённые листьев ветки. От жесткого удара о камни по древесине побежали длинные продольные трещины. Эдан не ошибся в расчетах — длины хватило. Можно было сомневаться в прочности такого импровизированного моста, но молодой жрец не собирался пользоваться им долго. Достаточно будет и двух раз — туда и обратно.

Человек с мечом в руках осторожно ступил на перекинутое через ущелье бревно. Оно даже не шелохнулось — опора казалась крепкой, и он неторопливо, шаг за шагом, двинулся к противоположной стороне. Вниз смотреть не хотелось: острые скалы на далёком дне пропасти, казалось, только и ждали хоть одного неосторожно сделанного шага. Дерево не подвело — вскоре Эдан, переводя дух, стоял на твёрдой площадке. И в этот миг он услышал знакомый сиплый голос:

— Не торопись!

Жрец резко развернулся, машинально приняв оборонительную стойку.

С той стороны ущелья, откуда он только что так благополучно перебрался, стоял Брес. На витязя было страшно смотреть: его льняной хитон и штаны с тонкой вышивкой превратились в лохмотья, ни щита, ни внушавшего ужас чёрного копья не было и в помине; в каждой руке он держал по тяжёлому широколезвийному кинжалу; на грязном, покрытом полузажившими ссадинами лице бешено сверкали глаза.

— Привет! Ты ли это? — обратился к витязю из дома Урга наш герой, переборов маленькое замешательство. — Или, быть может, призрак утопленника решил нанести.мне визит? Вероятно, я должен провести соответствующие обряды для успокоения твоей неприкаянной души?

— Я, как видишь, жив, — злобно оскалился Брес. — А вот твой путь лежит прямиком в земли Аравана! Можешь быть спокоен — умертвив тебя, я справлю все причитающиеся обряды. Твой труп не останется непохороненным!

— Воистину, путь воина означает смерть! — учтиво ответствовал ему Эдан. — Но назови причину, по которой ты жаждешь именно моей кончины?

— Мне предсказано: в святилище Ллира я найду убийцу моего брата! Полагаю, убийца — именно ты!

— Клянусь лбом Дана, ты заблуждаешься. Более того, поведаю тебе, что брат твой умер у меня на руках в небольшом селении по дороге из Лорхи в Священный город Ар. Там же находится его могила. — Эдан скромно умолчал о загадочных обстоятельствах смерти ургита и о том, что курган его пуст.

Судя по выражению лица Бреса, воин был немало удивлён.

— Ты говоришь правду... Я ездил туда... Так, значит, ты и есть тот самый жрец?! Мой брат перед смертью рассказал тебе, где спрятан... — вскричал он, осенённый внезапной догадкой. — Но, значит, ты не убивал Дила? Тогда кто же?! Кто бы это ни был, он поблизости!

— Сомнительно, что кто-нибудь кроме нас двоих посещал это захолустье, — заметил жрец. — Может быть, договоримся? Я возьму жезл, а братоубийца, если он сейчас в храме, будет твой? У меня нет причин препятствовать кровной мести ургита!

— Нет! Мне нужен и убийца, и жезл, принадлежащий городу Керу по праву! Проваливай отсюда или умри, незнакомец!

— Неужели ты хладнокровно отправишь на тот свет человека, который оставался подле твоего возлюбленного брата в его последний миг? Принявшего на руки пояс умершего? Слышавшего его последний вздох?

— Ты прав... Твоя смерть стала бы чёрной неблагодарностью с моей стороны. Подобное злодеяние достойно страшного проклятия! Молю, уступи мне дорогу!

— Не могу.

— Тогда я должен убить тебя! Но... О бессмертные светлоликие боги, что мне делать? — Брес закрыл лицо рукавом. — Могучий Араван! Поведай мне, как поступить? Я должен идти через мост, но я не могу этого сделать!

Он отвернулся, опустил голову и долгое время стоял погружённый в раздумья. Затем вновь обратил свой взор на противоположную сторону ущелья:

— Последний раз прошу тебя дать мне пройти, добрый человек!

— Нет! — сурово отрезал Эдан, который тем временем развлекался, швыряя в пропасть камушки, и пробовал по звуку определить её глубину. Выходило очень много.

— Тогда я убью тебя!

— Так я и думал, — заключил Эдан. — От долгих разговоров у меня разболелась голова. Иди-ка сюда, и пусть с тобой поговорит мой меч!

— О да, я побеседую с ним! — прошелестел волшебный клинок и сам по себе на полпальца выдвинулся из ножен.

Брес ступил на бревно, но затем внезапно замер.

— Я разгадал твой замысел, сопляк! — заорал он. — Ты дождёшься, пока я не выйду на середину дерева, после чего метнёшь в меня дротик или сделаешь какую-нибудь другую подлость! Иди и ты навстречу — встретимся посередине!

— Думаю, ты просто боишься высоты, — подзадоривал его Эдан. — Может быть, тебя роняли из колыбели в детстве?

— Сражайся как мужчина! — проревел рассвирепевший витязь ему в ответ. — Ты не воин, если не выйдешь ко мне! Нет иного пути — один из нас должен погибнуть здесь!

Эдан внезапно понял, что ургит совершенно прав. Иного решения попросту не существовало. Он медленно водрузил на голову шлем Кермайта. Поправил пояс. Вытер скользкую от пота рукоять меча. Сделал первый шаг.

«...Нет страдания, и не бывает боли...»

Еше на полступни вперёд. Мягко пододвинуть опорную ногу. Брес приближается...

«...Не было рождения, и не будет смерти...»

«Не будет ли?» Ещё один шаг. И ещё один. Сухое бревно тихо поскрипывает под сближающимися бой-, цами. Подымающиеся из бездонной пропасти воздушные потоки обдувают лицо.

«...Нет богатства, и нет желаний...»

«Я уже мёртв. Он зарубит меня первым ударом. Кровавые ошмётки полетят вниз, на камни, и стервятники будут драться за них...»

«...Нет любви, и нет ненависти...»

Недрогнувшая рука навела остриё меча между глаз ургита. Брес выставил вперёд один из кинжалов, согнув руку со вторым на уровне груди.

«...Нет страстей, и не существует добродетели...»

Губы витязя беззвучно шевелились. Неужели тоже молится?

«...Не было прошлого, и не будет будущего...»

Брес издал воинственный клич и бросился вперёд, в то время как Эдан не прошёл ещё и четверти пути. Зазвенели клинки, и витязь немедленно повторил атаку, выбросив вперёд левую руку с кинжалом.

Больше не существовало мыслей; сомнений не осталось вовсе; лишь грохочущий каскад ударов и защит заполнил собой всё вокруг. Мир сузился до размеров переброшенного через пропасть шаткого ствола; а может быть, и менее того — до пространства, занимаемого обеими ступнями на этом бревне.

Соперники обменивались короткими прямыми ударами, целясь по преимуществу в самые уязвимые места — глаза, горло, солнечное сплетение, пах. Ни один из них не избрал более размашистую манеру: слишком велик был риск сорваться вниз в момент, когда сметающий удар вместо врага рассечёт воздух.

Брес использовал свои тяжёлые кинжалы подобно тому, как покойный Лонгас фехтовал парными мечами. В его лаконичных движениях чувствовалась та же школа боя. Эдан понимал, что долго ему не .выстоять. Было настоящим безумием решиться на битву с величайшим из смертных воинов континента. Собрав всю свою волю в кулак, молодой жрец ринулся в отчаянную атаку. Серия ударов благодаря поясу силы почти что смяла защиту ургита. Последний удар тот принял сразу на два своих коротких клинка, а затем попытался поразить полоску не защищённого под бронзовым шлемом горла быстрым секущим движением переднего, но Эдан вовремя перехватил его запястье и начал выкручивать вовнутрь. Кости Бреса хрустнули под натиском ужасной силы, ургит опасно склонился над пропастью. Жрец ударил его коленом в бедро — воин вновь пошатнулся; однако внезапно некая упругая волна прошла по его изогнувшемуся телу, и Эдан оказался отброшен ею назад. Одушевлённый меч, вылетев из скользкой от пота ладони, с низким гудением вонзился в толстый сук.

По счастливой случайности или по воле бессмертных богов, Эдан удержался на бревне, упав на колено и опершись о дерево предплечьем левой руки. Брес не дал ему времени подняться. Витязь подскочил к своей будущей жертве и, наступив на щиколотку, нацелил свой кинжал для последнего удара.

42
{"b":"6307","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочь убийцы
Шаг первый. Мастер иллюзий
Железные паруса
Десант князя Рюрика
Отряд бессмертных
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Сумерки
Видок. Чужая боль
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве