ЛитМир - Электронная Библиотека

— А почему демон сам не погнался за Дилом? — спросил жрец Бринна. — Зачем потащил тебя с собой?

— Каррахг не мог ходить сам, — терпеливо объяснила девочка. — Только мы вместе; порознь — никогда, пока я не передам его тому, кто станет новым стражем кургана.

— Очень романтично, — ухмыльнулся Фехтне. — Выходит, Мис была последней хранительницей могилы. Впрочем, после того как курган ограбили подчистую, эта должность потеряла всякий смысл. Покажи-ка нам свой браслет!

Мис вытянула вперёд руку, и все увидели, что камень на нём угас.

— Так и есть. Демон мёртв, а ты можешь вернуться к себе домой. Идёмте же! Нам здесь больше делать нечего! — заключил маг и решительно поворотился к выходу.

— Не торопись, Фехтне, — раздайся негромкий пришёптывающий голос. В дверях храма показалось нечто. Или некто. Не человек, но правая половина человека.

— Араван?! — Фехтне отступил на шаг, поближе к алтарю. — Какими судьбами? Что подвигло светлоликого бога, только половину светлого лика которого могут лицезреть смертные, искать нашего скромного общества?

— А ты дерзок, Младший Брат, — промолвил бог ему в ответ. — Но перед тем как наказать тебя за эту непростительную дерзость, отвечу: я вовсе не искал вашего, как ты выражаешься, «скромного общества». Цель моего появления в этих краях состоит совсем в ином.

— И в чём же?

— Я явился, желая проводить в Сумеречную Долину погибшего Бреса. Сей достойнейший и благороднейший из витязей почил, так и не отметив за своего брата.

— Неудивительно, если сам Араван приходит за душой величайшего из воинов, — промолвил Фехтне ему в ответ. — Но по какой причине ты преградил мне дорогу? Мы торопимся!

— Как смеешь ты хамить богу из Племени Ллира, в чьём святилище мы находимся?! Но я готов простить тебя; я даже оставлю в живых этих людишек, если ты отдашь мне вон ту безделушку, которую держит в трясущихся от страха руках жрец некоего юнца из Племени Ллеу! — Араван указал своим чёрным когтистым пальцем на нефритовый жезл.

— Жезл — наш трофей, и не вижу причин с ним расставаться! — спокойно отвечал ему маг.

— Не видишь причин?! — прошипело божество. — Я укажу тебе на них! Ты слишком высокого мнения о себе, маленький выскочка! Сдаётся мне, Фехтне задержался на этом свете до неприличия долго для смертного! Или, быть может, ты намереваешься стать богом?

— А почему бы и нет? Признаюсь, меня всегда прельщала эта мысль, — заметил Младший Браг. — Вот как отвечу я тебе, о Араван т'Ллир: мне неинтересны твои пустые угрозы! Принимая облик могучего властителя загробного мира, не забывай, что на самом деле ты — всего лишь привратник, стоящий одной ногой на нашей бренной земле, а другой — по другую сторону Границы! Если окажешься у меня на пути, затолкаю на тот свет и правую твою половину! Узнаешь, на что способен ученик Ирмина, во многом превзошедший своего учителя!

Вибрирующее эхо голосов спорящих было слышно ещё несколько мгновений, отражаясь от стен и высокого храмового свода, после чего в святилище повисла напряжённая тишина. Фехтне и Араван молча сверлили друг друга глазами. Эдан уже приготовился к неминуемой гибели, как вдруг бог царства теней как-то сник. Процедив сквозь зубы: «мы ещё встретимся, Фехтне!», он повернулся на месте и вышел из святилища. Его странная фигура, хорошо видимая на фоне яркого горного неба, внезапно рассыпалась кучей пепла, который был подхвачен невесть откуда налетевшим ветром, превратившимся в быстро удаляющийся смерч.

— Уфф!

От взгляда жреца Бринна не укрылось, что по лицу мага струится обильный пот. Фехтне извлёк из складок плаща свою маленькую трубу и начал набивать её серым порошком из мешочка. Пальцы его заметно дрожали.

— Ты и в самом деле мог победить Аравана?

— Сомневаюсь. Почти уверен, что не смог бы. Тем не менее он мне поверил.

— Так ты взял его на испуг?

— Разумеется. Подобный метод в критических ситуациях ещё никогда меня не подводил!

Маг возжёг в трубке огонь, с видимым удовольствием затянулся и выпустил изо рта одно за другим несколько дымовых колечек.

— Сначала отвезём девочку домой, — промолвил он после недолгого молчания. — А тебя куда подбросить? Думаю, в Брег?

— Скажи, тебя не затруднит доставить меня сначала в Кер? В этом городе у меня есть одно дело.

— Неужели собираешься встретиться с семьёй Бреса? — Старый маг скорчил шутливую гримасу удивления. — Хочешь повиниться перед ними? Должен предупредить — ургиты могут не. оценить твоего искреннего душевного порыва!

— Вовсе нет. Просто я обещал вернуть одну вещь...

— Как пожелаешь. Разумеется, я отвезу тебя туда.

— Фехтне, я хочу напоследок кое-что спросить: знал ли ты об опасности, которая подстерегала меня в святилище?

— Конечно, хотя и без подробностей относительно Каррахга. А как ты думаешь, почему я не торопился туда заходить?

— И не предупредил меня...

— Сам посуди: в таком случае всё обернулось бы совсем по-другому. Ты должен был его взять — иначе зачем было затевать сражение с Бресом? Кстати, не передашь ли мне...

Эдан молча протянул ему жезл.

— Спасибо. Топорик оставь себе — вдруг когда-нибудь пригодится! По правде говоря, я тебе очень признателен. Не могу отвязаться от ощущения, что я у тебя в долгу. Прими-ка ещё один маленький сувенир на память!

Маг запустил руку за отворот своей необъятной хламиды и долго там копался.

— Куда же она запропастилась... а, вот!

На ладони Фехтне лежала небольшая изящная фибула, серебряная застёжка для плаща, исполненная в форме свернувшегося в кольцо дракона. Роль глаза ящера исполнял ошлифованный изумруд.

— Это не просто застёжка, сынок. Носящий её человек всегда отличит правду от лжи. Не могу гарантировать её эффективную работу при попытке изобличить вруна-профессионала, от чистого сердца, искренне лгущего тебе прямо в глаза, но от простого бытового вранья обережёт наверняка. Что касается тебя, дитя, — обратился маг к притихшей Мис, — то даже и не знаю, чем тебя одарить. Я мог бы достать тебе другого демона, взамен убитого Эданом Каррахга, но сомневаюсь, что это достойный подарок такой симпатичной девочке. Каррахг был вашим семейным демоном и относился к тебе, своей хозяйке, по-доброму. Вообще же для подобных существ такое поведение не свойственно. За ними нужен глаз, да глаз. Может, нужен какой-нибудь амулет? Талисман? Говори, не стесняйся, Фехтне сегодня в хорошем настроении!

— Не знаю...

— Я могу позаботиться о твоей судьбе. Лет через пять подберу тебе хорошего жениха. Могу даровать золота, серебра и красивых нарядов. Что ещё надо для счастья?

— Дяденька, я всю жизнь мечтала стать великой волшебницей — как вы! Сделайте меня колдуньей! Фехтне улыбнулся:

— Колдуньей? Но тебе придётся долго учиться! У женщин обычно не хватает стойкости и терпения для продвижения по нелёгкому пути знания! Это тебе не козу доить или вышивать крестиком!

— У меня обязательно получится! — горячо заверила его Мис. — Я буду стараться!

— Ну что же, раз ты так хочешь, я подумаю, к кому тебя отдать в учение. А пока возвращайся к бабушке, мудрая колдунья Мис!

Чудесный щит, на котором восседали двое мужчин и девочка, сделал прощальный круг над покрытой вечными снегами двойной вершиной Синей горы, набрал высоту и лег на курс. Мис визжала от восторга.

— Когда выучусь магии, сделаю себе точно такой же!

* * *

Приреченский староста давно перестал удивляться чему бы то ни было; по этой причине совершенно равнодушно лицезрел он, как на его огород с небес плавно спускается летающий щит, окованный медью. На щите стояли трое: высокий благообразный старец с наглыми глазами был старосте совершенно незнаком; воин в панцире, поножах и при мече в заплечных ножнах скрывал своё лицо под слегка помятым бронзовым шлемом; а девочка...

— Мис?! А мы уже не чаяли...

Девочка легко спрыгнула с зависшего на небольшой высоте щита и подбежала к старосте:

45
{"b":"6307","o":1}