ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мечтатель Стрэндж
Свой, чужой, родной
Моей любви хватит на двоих
Бавдоліно
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Палатка с красным крестом
Королевство крыльев и руин
Часы, идущие назад
Счастливы по-своему

Эдан проследил за направлением его руки и заметил:

— Да, там, но клянусь Тремя Богами, невозможно что-либо разглядеть с подобного расстояния. Воистину, у тебя зрение как у орла. Если мы поторопимся, то, думаю, поспеем домой сегодня к вечеру или, в крайнем случае, к завтрашнему утру.

Пока Эдан вытряхивал набившиеся в сандалии камешки, Бринн повернулся к ворону:

— Ну что, пойдёшь с нами?

— Почту за честь, — прокаркала птица.

— В таком случае забирайся ко мне на плечо... Э! Полегче! — прикрикнул на ворона Бринн, когда острые когти птицы судорожно вцепились ему в предплечье.

— Извините, господин. Со сломанным крылом я стал таким неловким... — Ворон кое-как вскарабкался ему на плечо и устроился там поудобнее, после чего вся компания тронулась в путь.

Около полудня они остановились выпить воды из чистого источника. Бринн был весьма удивлён, заметив отёсанный прямоугольный камень рядом с ручейком. На нём лежали нехитрые подношения: головка сыра и пара караваев. На ветвях росшего неподалёку дуба висели самые разнообразные предметы: разноцветные тряпочки, бронзовый кинжал, пара ошлифованных базальтовых топориков, какие-то старые кости, нитки и прочее барахло.

— Взгляни, Эдан, по-моему, на том камне лежит кое-что повкуснее тех горьких корешков, которые ты постоянно жуёшь!

Юноша, самодовольно ухмыльнувшись, сгрёб снедь с камня себе в котомку.

— Видишь ли, всё это — жертвы моему Учителю, — пояснил он. — Местные жители считают его чем-то вроде бога или демона и регулярно оставляют ему воздаяния здесь, на жертвенном камне. Частенько они бывают неплохой прибавкой к нашему однообразному рациону.

Бринн обошёл вокруг разукрашенного дуба и осторожно потрогал пальцем сушеную ящерицу, чей длинный хвост был надёжно закреплён в развилке сучьев.

— А кто такие боги? И демоны? Эдан был искренне удивлён.

— Скажи, а разве твой народ не поклоняется богам? Не приносит им жертвы в храмах и святилищах?

— Не знаю... Откровенно говоря, мне не совсем ясно, кого именно ты имеешь в виду под словом «боги».

— Ну... Они — могущественные существа, которые изредка являются в мир людей. Мало кто из смертных может похвастаться тем, что смог лицезреть живого бога. Как и люди, каждый из богов владеет каким-либо ремеслом. Боги-воители, например, могут подарить военную удачу своим избранникам, богов плодородия просят даровать славный урожай, женские божества помогают при родах... Ну и так далее.

— А как они выглядят?

— Понятия не имею. В легендах говорится, что они подобны людям, но только выше, красивее и сильнее. Само собой, они бессмертны и всемогущи.

— А демоны?

— Демоны — совсем другое дело. Учитель говорит, что невежественные люди называют так самых разнообразных существ, непохожих на них самих; но обыкновенно, говоря о демонах, имеют в виду сильных старых духов.

— Понятно... А зачем же люди повесили всю эту рухлядь на ветках? — Бринн махнул рукой в сторону дуба.

— Это не рухлядь, — немного обиделся Эдан, — жители таким образом умилостивляют духа источника. Они небогаты, знаешь ли: во всей округе живут только простые горцы — скотоводы и охотники. Вот они-то и вешают на священное дерево свои скромные подношения для того, чтобы источник не пересох.

— Странно. Какой прок местному духу от старого кинжала или овечьего хвоста? — удивился Бринн. — Вряд ли ему всё это когда-нибудь понадобится!

— Откуда тебе знать, какие жертвы нужны духу? — отпарировал Эдан. — Раз люди поколениями приносят ему жертвы, значит, так и надлежит поступать. Богам — жертвы получше, могучим демонам — попроще, а духам и гениям источников, леса и рек достаётся только то, что завалялось в карманах.

— Ну давай у него самого спросим, — предложил Бринн, и только Эдан открыл было рот. собравшись прокомментировать столь необычное предложение, как он гаркнул, сложив ладони рупором: — Эй, дух, выйди-ка к нам на пару слов!

Несколько секунд, казалось, ничего не происходило, только плеск воды в источнике стал чуть громче... Лучи солнца, пробивавшиеся через кроны деревьев, превратились в маленькую радугу над тем местом, где ключевая вода падала на камни... И вот перед ними предстал невысокий бесплотный силуэт, казалось сотканный из солнечных лучей и водяных брызг. И тихо промолвил:

— Вы звали меня?

Эдан буквально подпрыгнул на месте.

— Здорово! — как ни в чём не бывало поприветствовал духа Бринн. — Послушай, рассуди наш спор: нужны ли тебе все висящие на дереве веши или нет? Только честно!

— Не знаю, как лучше ответить вам, светлоликий, — прошептала тень на воле. — С одной стороны, мне они ни к чему. Я не ем приношения; за меня их употребляют ваш приятель и его товарищи. Я не могу использовать эти веши каким-либо образом; однако люди, приходящие к источнику, вместе с жертвой приносят нечто: некое ощущение, присутствие, которое остаётся со мной и моим источником навсегда. В этом основная ценность жертвы. Ответил ли я на вопрос?

— Пожалуй, да, — ответил ему Бринн. — Можешь отправляться по своим делам — больше я тебя не задерживаю.

— Спасибо, и всего хорошего. Чистой воды! — промолвил дух и беззвучно растворился в воздухе.

— Слышал? Он подтвердил мою правоту! — резюмировал Бринн.

Его попутчик предпочёл промолчать, хотя в глубине души он был уверен в обратном.

Судя по выбранному Эданом направлению, их путь лежал к седловине меж двух гор. За вершину одной из них зацепилась грозовая туча, пространство между землёй и небом на перевале было затянуто серой пеленой дождя. Они пробирались сквозь частый подлесок. Резкие порывы ветра раскачивали прижившиеся на скалах корявые сосенки. Вдалеке пророкотал раскат грома.

— Похоже, твой дом встречает нас неприветливо! Молодой человек стряхнул ладонью мокрую хвою, осыпавшуюся на волосы и за шиворот.

— Вероятно, Учитель Эльг ещё не заметил нашего появления. Погода в наших краях, как правило, подчиняется его воле. С помощью хорошего снегопада несложно отпугнуть незваных гостей.

— А что находится за тем перевалом?

— Наша долина. Речушка, озеро и пара деревень.

— Мы направляемся туда? Эдан покачал головой:

— Не совсем.

Вместо того чтобы продолжать идти ко входу в долину, он повернул к западу и зашагал по узкой каменистой тропе, ведущей вверх по склону горы. Этот путь вовсе не был предназначен для удобной прогулки: временами уклон становился слишком крутым и приходилось продвигаться при помощи рук. Преодолев несколько лиг по петляющей меж скал тропинке, путники оказались на краю неширокого, но весьма глубокого ущелья. За ним располагалось небольшое, покрытое зелёной растительностью плоскогорье, вдалеке виднелась группа каких-то строений. Над пропастью изогнулся узкий подвесной мост. Он поддерживался толстыми витыми канатами, прикрепленными к деревянным столбам. Столбы были вбиты глубоко в грунт и дополнительно укреплены крупными валунами. При взгляде на эту подозрительно поскрипывающую и раскачивающуюся на ветру конструкцию возникали невольные сомнения в её надёжности.

— Этому мосту уже больше шестидесяти лет, — пояснил Эдан.

— Судя по всему, его ни разу не ремонтировали, — заметил Бринн, разглядывая деревянный настил, в котором не хватало не менее трети досок.

— Всё как-то руки не доходят. Проще будет построить новый, когда этот рухнет.

— Надеюсь, необходимость в таком строительстве не возникнет раньше, чем мы достигнем противоположной стороны, — пробурчал Бринн, но послушно ступил на неверно пошатывающийся мост вслед за своим провожатым.

Тем не менее они пересекли ущелье без приключений.

— Добро пожаловать в цитадель Гориас, Бринн! — Говоря о цитадели, Эдан определённо имел в виду кучку простых хижин, окруженных редкой цепочкой вертикально поставленных каменных столбов.

— Откровенно говоря, я не наблюдаю в окрестностях никакой крепости. Уж не о том ли загончике для скота твоя речь?

— Именно так. Скоро ты убедишься сам: быть может, во всём мире не сыскать крепости надёжнее, чем дом моего Учителя. Идём же!

5
{"b":"6307","o":1}