ЛитМир - Электронная Библиотека

Внимание Эдан а привлекли неправдоподобно большие кувшинки, повстречавшиеся им по пути. Некоторые листья этих диковинных растений достигали двух десятков локтей в поперечнике и, казалось, могли бы выдержать вес взрослого человека. Первосвященник, заметив гигантский бутон нераспустившегося цветка, попросил рыбака подплыть к нему поближе. Тот наотрез отказался, замахал руками и торопливо закурлыкал что-то неразборчивое.

— Нельзя, — пояснил Бринн, — обычай запрещает. Он говорит, кувшинки — излюбленные цветы Хозяйки Озера, и смертному не должно касаться её цветов.

Парень закивал, а потом вновь стал о чём-то возбуждённо толковать.

— Говорит, нельзя также смотреть на цветы в ночь их цветения, — прокомментировал его речь бог, — ибо на залюбовавшегося их красотой может пасть проклятие.

— Я видел, сам видел! — гордо заявил парнишка. — И Хозяйку видел! Танцевала на цветке!

— Какую ещё хозяйку?

— Хозяйку Озера! Красивая — ух! Цветок раскрылся, а она там и пляшет, пляшет!

Эдан пренебрежительно хмыкнул:

— Спроси, сколько он выпил в тот день мухоморовой настойки? Слыхал я, что у лесных племён в обычае готовить сей бодрящий напиток, — от него ещё и не такое может привидеться!

Юный рыболов немного обиделся:

— Сроду не собирали мухоморы, а я ничего не пил! Видел Хозяйку — вот как вас сейчас вижу!

— Раз ты всё ещё жив, значит, проклятие действует не всегда, — заметил Бринн.

— Выходит, не всегда, — с готовностью согласился парень. — А может, я ей приглянулся? Хозяйке этой? Вот и пожалела меня, сироту!

Лодка, направляемая умелыми руками, обогнула по большой дуге гигантские кувшинки и взяла направление к желтевшему песчаному берегу на противоположной стороне.

— А живут ли в вашей деревне жрецы? — как бы невзначай поинтересовался Бринн между гребками.

— Жрецы? У нас нет жрецов. И не было никогда! — искренне удивился парень. — А зачем они нам?

— А кто в вашем племени служит богам? Приносит жертвы? Например, Хозяйке Озера?

— Мы никому не служим. А жертву Хозяйке или... — он понял, что чуть было не проговорился, и резко осёкся, — ну, каждый может принести жертву Хозяйке. Жрец не нужен.

— Интересный взгляд на вещи, — признал Эдан, с любопытством прислушивавшийся к разговору. — Думаю, члены касты мудрецов в городах придерживаются прямо противоположной точки зрения. Одно слово — глухомань!

— Вот и наша деревня, — промолвил рыбак через некоторое время, указывая на обширные прибрежные заросли камыша. — Почти приехали. Только уговор — вы мои пленники! Может быть, вас не сразу убьют, узнав, что мне удалось вас изловить и пленить в одиночку?

— Отличная идея, — Эдан подмигнул ему, — хочешь прославиться за наш счёт? Будь по-твоему, маленький хитрец! Однако я не вижу никакой деревни, если только вы не строите что-нибудь вроде бобровых хаток!

— Ты не прав, дружище, — ответил ему Бринн, указывая рукой в сторону берега, — посмотри внимательно: эти люди живут прямо на воде!

Бог. как всегда, не ошибся. Посреди небольшого залива, полускрытая от посторонних глаз прибрежными тростниками, располагалась деревня Долгий Помост. И надо сказать, она вполне оправдывала своё необычное название, поскольку посёлок был выстроен целиком на вбитых в озёрное дно сваях. На дощатых помостах располагались лёгкие хижины со стенами, по большей части плетёнными из ивовых прутьев; ровными рядами возвышались островерхие, крытые древесной корой крыши.

Жители издалека заметили приближение чужаков; от свайного поселения отделилось несколько длинных лодок, по десятку гребцов в каждой, которые стремительно понеслись навстречу их судёнышку. Заскрипели натягивающиеся тетивы луков, привычные руки вложили дротики в копьеметалки. Десятки пар глаз пристально наблюдали за двумя чужеземцами, ловя малейшее их движение, взгляд, слово. Они перестали грести, и долблёнка скользила по водной глади за счёт набранной скорости.

— Они смотрят так, будто собираются нашпиговать нас стрелами! — шёпотом заметил Эдан, не поворачивая головы.

— Так оно и есть на самом деле, лучше не шевелись лишний раз, — тихо промолвил в ответ Бринн.

Парнишка-рыбак отрывисто прокричал соплеменникам несколько слов. Ему односложно ответили после недолгого молчания; нос лодки зацепили багром и подтащили поближе к самому длинному из моноксилов. На банке этого судёнышка восседал молодой лучник, нацелившийся Эдану каменным наконечником своей стрелы прямо в середину лба. Жрец видел, как непроизвольно подрагивает веко у прищурившегося стрелка, и размышлял, успеет ли он пригнуться в тот миг, когда прозвучит команда, или же у бедняги сдадут нервы.

Длинный моноксил с их лодкой на буксире приблизился к торчащим из воды сваям деревенского помоста.

— Знаешь, Бринн, нам здесь не рады. Может, поедем домой?

— Не время паясничать! Будь внимателен: скоро начнётся самое интересное!

Лодки пришвартовались ко вбитым в дно сваям. Под настилом виднелось немалое количество привязанных долблёнок различных размеров — впрочем, неудивительно, если каждый в таком необычном посёлке располагает собственным водным транспортом. Несколько челноков, битком набитых любопытной галдящей малышнёй, курсировали на почтительном расстоянии от прибывших.

Стоявшие на помосте крикнули им что-то неразборчивое.

— Они приказывают мне вывести вас наверх, — пояснил их попутчик, — быстро забирайтесь по лестнице, или люди будут стрелять! Оставьте всё своё оружие в лодке, иначе никто не поверит, что я взял вас в плен.

— Мы воспользуемся приглашением, — ответил Бринн, ухватившись за первую перекладину спускающейся к воде деревянной лестницы. — Но я не ручаюсь за жизни тех, кто вздумает присоединить мою голову к хранящимся в вашем общинном доме, как только она покажется над жердями настила!

Желающих рискнуть не нашлось, однако окружившие их широким, но плотным кольцом жители не выказывали особого дружелюбия к поднявшимся на деревенский помост чужакам.

Вперёд выступил пожилой озёрный житель, облачённый в длиннополую ондатровую шубу без рукавов На его правой щеке виднелся характерный глубокий тройной шрам, повествовавший о том, как его обладатель в своё время не поладил со средних размеров медведем. В руке этот человек держал ясеневый посох, увенчанный вырезанной из дерева мордой бобра. На его поясе висел длинный деревянный кинжал с режущей кромкой, исполненной из искусно подогнанных одна к другой чешуек кремня.

— Я — Руг, — представился он. — Снимите с себя все металлические предметы и спустите их обратно в лодку — холодным вещам не должно осквернять наши жилища.

— Снимай пояс и панцирь, Эдан. Раз у них такие обычаи, нам следует подчиниться.

Недовольно передёрнув плечами, молодой жрец стянул с себя доспехи. Без ставшего привычным панциря он сразу же почувствовал себя очень уязвимым.

Руг, кем бы он ни был, несомненно обладал достаточно высоким положением. Столпившиеся вокруг «пленников» жители почтительно поглядывали на него, ожидая соответствующего случаю решения. Руг же долго безмолвствовал: он внимательно изучил чужаков с головы до пят, после чего неторопливо приблизился к Бринну:

— Ты кто?

— Бринн, — признался тот, одарив Руга широкой и приветливой улыбкой.

Не похоже, чтобы это существенно прояснило ситуацию, и Руг задал следующий вопрос:

— Что вам здесь надо?

— Вана, — честно ответил ему Бринн.

По толпе прокатился ропот, подобный нарастающей прибрежной волне. Приспущенные тетивы луков вновь заскрипели, а кремнёвые наконечники копий опять нацелились на .нахальных чужеземцев. Из плотного кольца деревенских жителей донеслось несколько голосов, предлагавших Ругу не затягивать с расправой.

Однако статный вождь, или, быть может, жрец, поднял руку, жестом призывая зачинщиков примолкнуть.

— По какому праву ты требуешь Вана?

— Я вовсе не требую. Спросите у него — вдруг Ван сам пожелает со мной встретиться?

По реакции жителей стало понятно, что эту фразу восприняли как не очень удачную шутку. Что думал Руг, предположить было нельзя, поскольку его грубое скуластое лицо оставалось абсолютно невозмутимым. После недолгого размышления он наконец принял долгожданное решение. Под разочарованные крики односельчан, несомненно предвкушавших ритуальное убийство чужаков, Бринн с Эданом были отконвоированы в пустовавшую хижину, у дверей которой выставили усиленную охрану.

51
{"b":"6307","o":1}