ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уберите этого выродка с помоста! Дайте Кайме сказать! — перекрикивали их другие.

— Молчать! — Витязь поднял руку, и площадь действительно ненадолго притихла. — Слушайте, что вам скажет Транд из клана тордингов. Мне ли не знать опасность, исходящую из бескрайних пространств на юго-востоке? Мне ли не ведома тупая злоба северных варваров?

— Мы знаем тебя, Транд! — выкрикнул кто-то из стоящих в задних рядах.

— Многим известны мои дела по защите земель, подвластных нашей общине. Четыре последних года я провёл в южных поселениях, расположенных вдоль русел пересыхающих на лето рек. Кайма вам говорит: «Кочевники воспользуются слабостью города, из которого надолго ушла большая часть дружины». Любому ребёнку в тех краях хорошо известно: кочевники не воюют осенью, зимой и весной! Время для их набегов на наши земли — всегда середина лета, потому что они продвигаются на север вместе со своим скарбом, семьями, рабами и стадами по мере прорастания свежих трав. Их животным нужны обширные пастбища, и любая дорога в степях — путь за водой и кормом! Возможно, к тому времени мы уже успеем вернуться домой. И самое главное: слышали вы хоть об одном случае нападения скотоводов на сами Священные города за последнюю сотню лет? Они не умеют осаждать мало-мальски укреплённые поселения и не любят тратить время на осады, предпочитая грабить незащищённую сельскую округу. Даже ограда наших предместий скорее всего станет для них серьёзным препятствием. Мы оставим дома достаточно воинов для наблюдения за юго-восточным пограничьем, в крайнем случае крестьяне со скарбом успеют уйти под защиту городских стен.

— А кто возместит нам убытки? Потерянный урожай?

— Это не составит труда. Сходим в набег к оседлым земледельцам лесостепи и вытрясем из них столько продовольствия, сколько потребуется!

— Пусть так! Объясни лучше, за кого ты собираешься пролить кровь своих сородичей!

— Потомки Хольдера — наши родственники. Мы всегда были дружны с его кланом, множество раз наши воины выступали под одними штандартами против варваров! Неужели теперь их просьба о помощи останется без ответа?! Если община примет такое решение, мне придётся покончить с собой. Хольдер приходится мне двоюродным дедом по отцовской линии!

Кайма не без помощи своих сторонников вновь отвоевал место в углу помоста.

— Уважаемый Транд забывает, что род ургитов также целиком состоит из его дальних родственников, — вкрадчиво заметил мудрец. — Если двое братьев машут батогами, не поделив свою долю в отцовском наследстве, стоит ли третьему брату лезть с кулаками в их драку? Может, стоит переждать немного? Так, подобно тому третьему брату, сегодня, на этой благословенной площади, мы вопрошаем себя...

К сожалению, столь блестяще подготовленная речь так и осталась незавершённой: в горле благородного мужа из рода Лорков страшно запершило, и он зашёлся в приступе надсадного кашля. Воспользовавшись образовавшейся паузой, через толпу жрецов протиснулся новый оратор.

— Всем привет! — Ханаль помахал собравшимся рукой. — Что-то не слышу восторженных оваций в свою честь. Странно. Впрочем, я всегда был равнодушен к дешёвой популярности. Иногда даже к лучшему, если тебя не узнают в лицо.

— Да кто ты такой? — выкрикнул какой-то плюгавый мужичонка в войлочной безрукавке, высовываясь из-за плеч первого ряда.

— Не будем об этом. Не всё ли равно? Я бы желал отнять у граждан Священного города Брега всего лишь несколько минут их бесценного времени. Слышал, что многие здесь говорили о безопасности. Дескать, ежели воины уйдут в поход, некому будет защищать город. Воистину, это мудрая мысль!

Народ одобрительно зашумел.

— Однако если вокруг Города Общинников Брега была бы возведена стена, равная по мощи стенам этой цитадели, разве страшились бы вы внезапного нападения кочевников? Небольшого отряда хватило бы для несения гарнизонной службы!

— Так если бы стена была!

— Значит, надо её построить до того, как воины тронутся в путь!

Кайма покачал головой:

— Уведите этого человека с трибуны. Мы не знаем его. Очевидно, он сумасшедший.

— В таком случае следовало бы выслушать меня до конца, — улыбнулся старина Гони. — Всем известно, что устами помрачившегося рассудком гласят сами боги!

Двое громил, двинувшиеся было к нему с разных сторон помоста, притормозили и обратили вопросительные взоры к своему хозяину. Площадь затихла в предвкушении назревающего скандала. Кайма же, ничуть не смутившись, отпарировал:

— Именно! Только самим богам и под силу построить крепостную стену за несколько недель!

— Неужели? Думаю, скоро вы убедитесь в обратном. А вот, кстати, и наш работник принялся за дело!

Грохот, донёсшийся с северо-восточной окраины города, подтвердил его слова. Все, кто сидел, тотчас вскочили со своих мест. Тординги немедленно схватились за оружие.

— Это ещё что, Араван тебя раздери? — вскричал Транд, мигом запрыгнувший обратно на помост. — Тревога! Враги у ворот!

— Араван неоднократно пытался сделать со мной нечто подобное. Как видите, безуспешно. Теперь отвечу на первую часть вашего вопроса: никаких врагов у ворот Брега пока не наблюдается, источник шума — всего лишь приглашённый мною строитель!

В собрании началось настоящее столпотворение. Воины сбили засов с ворот цитадели и нестройной толпой бросились по направлению к внешним укреплениям Брега. Мирные граждане в ужасе прислушивались к плывущему над площадью гулу и рокоту, напоминающему звуки отдалённого горного обвала. У трибуны образовалась давка; в то же время отцы города пребывали в глубоком замешательстве и не были в состоянии отдавать какие-либо вразумительные распоряжения. Несколько жрецов, возглавляемых Каймой, окружили беспечно улыбающегося Ханаля плотным кольцом:

— Откуда эти звуки? Ответь нам, незнакомец!

— Думаю, сейчас он подтаскивает поближе необходимый строительный материал. Затем придётся выкорчевать высаженные по периметру города кустики, а вал срыть и насыпать заново — иначе хорошую стену не возвести. Я попросил работника выкапывать ваши насаждения поосторожнее, с тем чтобы потом кусты можно было пересадить на новую линию укреплений. Словом, не беспокойтесь ни о чём — я всё предусмотрел!

...Коллегия Двенадцати в полном составе степенно шествовала по улице Мудрецов. Своим •уверенным видом старейшины отчаянно пытались продемонстрировать согражданам, будто бы ситуация находится под полным контролем. На сыплющиеся со всех сторон вопросы они отвечали односложно, не вдаваясь в подробности, о которых сами не имели ни малейшего представления.

Зрелище, открывшееся им на окраине брегского Города Общинников, оказалось настолько впечатляющим и в то же время нереальным, что оно повергло отцов города в ещё более глубокий шок. Подле живой колючей изгороди, заменявшей Древесному Городу внешнюю стену, орудовал кряжистый великан двенадцати локтей росту. Неподалёку высились горы неизвестно откуда взявшихся камней, каждый из которых в поперечнике был никак не меньше круглого воинского щита. «Строитель» увлечённо сносил кольцевой оборонительный вал, не прибегая при этом к помощи каких-либо инструментов, кроме своих собственных лап. Выходило у него очень ловко.

Вокруг незваного гостя широким полукольцом расположились с полторы сотни готовых к атаке воинов; несколько патрулирующих боевых колесниц закладывали круг за кругом, обозревая место действия с почтительного расстояния. Из-за спин вооруженных тордингов выглядывали мирные общинники. Старина Гони в очередной раз с удивлением отметил про себя. что все люди перед лицом неведомого подобны малым детям: как только пропадает первая угроза, сразу же проявляется жгучее любопытство.

Царь луговых лопраканов никак не реагировал на повышенный интерес к своей персоне. Натужно пыхтя, он подтаскивал к городу огромные камни для строительства стены, а в промежутках в качестве отдыха сносил очередной участок старого вала. Работа спорилась — любо-дорого посмотреть. Ханаль помахал ему издалека рукой:

62
{"b":"6307","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Роботер
Канатоходка
Мертвый ноль
Не прощаюсь
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры