ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько слов о книге

Всем хорошо известно, что сказки играют важную роль в воспитании детей. Я уверен, что именно сказки прививают любовь к книгам, увлечение чтением, понимание тонкостей родного языка.

Сказки закладывают в детское сознание понятия доброты, правды и красоты, а главное, делают это, не прибегая к оценкам и наказаниям. Читая сказки, дети присваивают себе такие свойства сказочных персонажей, как бесстрашие, отвага, предприимчивость, умение находить выход из сложных ситуаций. Сказки также учат любить все живые создания и показывают, что зло никогда не остается безнаказанным.

Огуз Тансель, 1976

Предисловие

Наш отец – Огуз Тансель – рассказывал нам сказки, когда мы еще не умели читать и писать. Мы рисовали заглавные буквы в книгах со сказками. Это был наш первый опыт письма. Книги в нашем доме никогда не прятали. Нам всегда разрешали брать и читать любые тома, стоящие на полках. Мы читали, пока не надоест. Отец говорил нам, что если книга скучная, ее можно оставить. Проблема не в нас, а в её авторе…

Огуз Тансель в предисловии к первому изданию книги «Ал и Фарфара» написал следующее: «Еще в детстве я полюбил слушать и читать сказки. Существует мнение, что воспитанные на сказках дети не вырастут реалистами. Я уверен, что это не так. Я верю, что выросший на сказках ученый или художник будет мыслить творчески. Дети, которым в детстве читали сказки, в большинстве своем выбирают для себя технические профессии. Я убеждён, что написанные на чистом турецком языке сказки прививают детям добродетель. Моя любовь к сказкам развила у меня способности к точным наукам, таким как математика и физика, а главное, я научился смотреть на мир глазами ребенка».

Мы, дети Огуза Танселя, выросшие на его сказках, – яркое тому подтверждение.1

Профессор, доктор Айсыт Тансель

Присказка

Когда время во времени стало, когда решето в солому упало,

Когда верблюды глашатаями были,

А лягушка – банщицей,

Когда блохи парикмахерами были,

А черепаха – обманщицей,

Лесных и городских воров стало много.

Не знает тысячи, знает одного.

В старой бане таза нет,

А у истопника – топора.

Уходящие приходят, делающие находят.

По базару бродит борзая, на шее ошейника нет.

Бабы с дырявыми полотенцами идут в баню в обед.

Ходил, бродил, шагая, всё забыл;

Поднял глаза: стоит старуха.

Волосы как облако,

Один волосок голубой, другой – седой.

«Эй, старушка, эй, бабушка, про свою печаль рассказать не могу:

Дорога в баню, тысяча и один цвет, думал, я с ума сойду».

«Сынок, у тебя есть золото, в караван-сарае ночь скоротай;

Снизу подбросишь, сверху поймай.

Сдержи свою ехидную улыбочку, отдам тебе дочку.

Такой еще не родила ни одна мать!

Среди идущих в баню подобной тебе не сыскать:

Тонкая талия, красивый затылок.

Спереди – как цветок, как источник, с мёдом рожок.

Голова, как звёздный лес в темноте небес.

Моя доченька во всём искусница.

Я ее тебе отдам, пожалела сорванца…».

Три феи

Давным-давно, когда время ещё было голубым, жили три сестры-феи. Старшая по уши влюбилась в пекаря, отдала ему свое сердце. У юноши же никогошеньки не было. И вот, придя однажды вечером домой, он сильно удивился. Дом выметен и вымыт, еда наготовлена, стол накрыт. Кто-то же должен был всё это сделать? Но никого в доме не было. Хотя юношу это немного напугало, он поужинал и лег спать.

На следующий день пекарь закрыл дверь на замок и пошел на работу. Когда же он вернулся вечером домой, его снова ждал накрытый стол. Он так и не смог понять, кто в его доме всё это делает. Так прошли дни, недели. Однажды юноша-пекарь рассказал обо всем этом своему близкому другу. Парень посоветовал, что ему нужно сделать:

– Друг мой, выбери один день, когда ты можешь не пойти в пекарню. Останься дома, спрячься в шкафу, подожди, и ты увидишь, что там происходит. Люди говорят, что такие вещи обычно делают феи. Они могут пролезть даже в игольное ушко. Феи обычно являются в виде голубей, но когда они скидывают свою одежду, то возвращаются к своему человеческому облику. Если ты достанешь эту одежду и спрячешь её, фея никуда не денется и останется с тобой.

Тогда пекарь решил спрятаться в своём доме. Ближе к обеду в окне появилась белая голубка. Осмотревшись по сторонам, она влетела внутрь. Птичка встряхнула крылышками и превратилась в прекрасную девушку. Голубиную шкурку она оставила в углу. Девушка-фея затопила печь, наготовила всевозможных кушаний и выставила их на поднос. Накрыла на стол. Протёрла пыль, вымела дом. Помыла всю посуду. Поставив всё на свои места, она вымыла руки. После чего она направилась к тому месту, куда положила свою шкурку. Все это время юноша за ней наблюдал. Он бросился вперёд, обогнав девушку, быстро схватил легкую, как шёлк, шкурку и спрятал её.

Как умоляла девушка вернуть ей шкурку!

– Даже и не надейся, не отдам, – отрезал юноша.

Тогда девица поняла, что спасения нет. Она призналась, что горячо любит юношу:

– Теперь ты будешь моим, а я твоей. Однако у меня есть одно условие, и я требую, чтобы ты беспрекословно его исполнил. Будет лить дождь, всё зальёт вода. Пойдет такой сильный снег, что ничего не будет видно. Я прошу, чтобы ты спокойно к этому относился. Если эти природные явления тебя удивят или испугают, то ты меня больше никогда не увидишь. Даже если ты спрячешь мою шкурку за семью слоями земли, я её найду, и ничто меня тут не удержит.

Юноша согласился на это условие и женился на девушке-фее.

Не торопясь текло себе голубое время. В один из дней закричало небо, заблестели молнии, взорвался гром. Начался такой дождь – стало казаться, что потоки воды унесут землю. Пекарь с трудом добрался до дома. Смотрит, а фея сидит себе спокойная, как будто ничего вокруг не происходит.

– О Боже, жёнушка, небо прохудилось. Вода уносит небо с землёю…

На это девушка-фея очень рассердилась:

– Мы же договорились, что ты не будешь удивляться подобным вещам. Ты забыл мою просьбу. На этот раз я тебя прощаю, но в следующий раз не смей говорить, что забыл, – задала она мужу взбучку.

В один из дней суровой зимы начался небывалый снегопад. Громадные снежинки были размером с голову воробья. Небо смешалось с землей. Пекарь прибежал домой.

– Боже, женушка, я никогда не видел такой метели и снега, – как только он это сказал, девушка-фея покраснела от злости. Пекарь опять забыл данное слово. Фея быстро нашла, куда муж спрятал её шкурку, достала, надела её, встрепенулась и превратилась в белую голубку. Улетая, она крикнула мужу:

– Ты не сдержал слово. Не видать тебе меня до самой смерти, – сказала она и исчезла.

Пекарь застыл от изумления. Он начал горько плакать. В тот день он не пошел на работу печь хлеб, а ждал, что жена вернется. На следующий день он всё ещё высматривал любимую, не мог оторвать взгляд от окна, смотрел на ветки деревьев. Он ждал три дня. Ночами не сомкнул глаз, забыл про еду и воду. У него всё ещё теплилась слабая надежда, что она всё же вернётся, и он сможет ей всё объяснить. Пекарь выплакал все глаза, пока в них не осталось ни одной слезинки. Люди стали бояться, что он сойдет с ума. Когда он понял, что жена не вернётся, он начал опять работать, чтобы забыть о своем горе.

Мы же перейдем к младшенькой сестре-фее.

В том городе, где жил наш пекарь, был базар, на базаре – прачечная, а в ней работал один парень. Он был очень красив. И у него тоже никогошеньки не было. Он стирал одежду работников, и на это жил. Крепко полюбила его младшенькая сестра. В один из дней, паря в голубом небе, она в золотом кошельке приземлилась у порога нашего прачника. Когда внутри кошелька он увидел девицу красоты неописанной, то чуть не тронулся рассудком. Феи обычно очень игривы, и у этой был план. Когда юноша кинулся к фее, кошелек стал возноситься в небо. Девушка забрала парнишку в свой небесный дворец.

вернуться

1

Старший сын Огуза Танселя, Юлькюн (род. 1941), работал инженером, дочь Чидем (1944-2011) работала в Министерстве образования Турции, младшая дочь, Айсыт (род. 1946), и ныне работает профессором на кафедре экономики в Ближневосточном техническом университете в городе Анкаре.

1
{"b":"631285","o":1}