ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему-то эти доводы никто серьезно не воспринимает. Говорят, если детям доверить выбор в масштабах государства или того хуже целой планеты, то они таких проблем наворотят. Может быть…

Но я не додумалась бы развязать войну, чтобы контролировать другое государство. Мне и в голову не пришла бы мысль вырубить лес, чтобы сколотить на этом огромное состояние. Была бы у меня власть, дарующая право выбора…

Вот мне интересно: все дети такие или только я? Когда я прохожу мимо человека в инвалидной коляске с протянутой рукой, мне хочется ему помочь и отдать всю мелочь, что залежалась в карманах моей куртки. Если я могла изменить что-то в этом мире, я сделала бы так, чтоб в нем не осталось приютов для детей, они бы исчезли за ненадобностью. А еще все бездомные собаки обрели бы кров и добрых хозяев.

Во мне, а возможно и во всех детях, есть какая-то неведомая любовь или жалость к обездоленным. Взрослые не такие. Они думают только о себе и своей семье. Им не интересна судьба бездомного потрепанного котенка, что дрожит на крылечке. Ему холодно, он весь промок под дождем. Он так долго и изнеможенно мяукал, что его тонкий голосок превратился в болезненный хрип. «Он блохастый! В нем паразиты кишат! Не бери его на руки, заразит еще чем-нибудь!» – говорили они.

Взрослым и так хватает забот о себе, им некогда думать о других. Возможно, если бы меня так упорно не погружали в этот детский мир, где нет выбора и ответственности, и позволили мне хоть капельку побыть взрослой, я по-другому смотрела бы на обездоленных. Быть может, я их также не замечала.

Скоро я обязательно примерю на себе роль взрослого человека, когда вырасту, конечно. А пока мне бы окунуться в детство.

Я хочу также, как мои сверстники, баловаться и получать от этого удовольствие. Я также хочу звонить или стучаться в двери домов незнакомых людей, а потом убегать. Я хочу быть в той толпе хохочущих детей, которые с громким топотом убегают в неизвестное направление.

Я хочу забраться с ребятами на крышу какого-нибудь дома. Кто-нибудь из нас обязательно порвет джинсы. Мы все дружно посмеемся над этим человеком. А потом сбросим на проходящих внизу людей пакеты, полные воды. Спрячемся понадежнее, что только макушки наших голов видны будут. Выждем минуту, а потом словно суслики из норок начнем выглядывать и вести подсчеты: кого слегка зацепили, а кого с ног до головы водой окатили. Вот веселье то будет!

А еще можно на чьем-то автомобиле, засыпанном снегом, написать нехорошие слова. Это тоже весело.

Почему-то нам весело, когда другие злятся. Говорят, это вампиризм. Но разве мы похожи на тех бледных худощавых созданий с длинными клыками, что боятся солнечного света и чеснока, а также умеют перевоплощаться в летучих мышей? Нет, этого не может быть. У меня есть отражение и я проявляюсь на фотографиях. А крови я и вовсе боюсь. Как ее можно пить?

А может нам нравится злить взрослых людей, потому что это опасно? Да! Мы любим опасность, любим риск. Вы посмотрите на этих взрослых, они даже боятся на аттракционах кататься! А тут человека разозлить…

Папа сказал, что он не желает злить своего начальника, потому как он, то есть папа, материально ответственен. Не знаю, чтобы это могло значить, но звучит как хорошая отговорка на все случаи жизни. «Идешь гулять?». «Нет. Я материально ответственен». «Почему не сделано домашнее задание?». «Потому что материально ответственен». Ладно. Шучу! Я знаю, что такое материальная ответственность. Точнее, у меня есть предположения на эту тему, я думаю, что они верны.

Я считаю себя неглупым человеком. И многие согласны со мной. Они хвалят меня за сообразительность. От их похвал мне еще больше хочется учиться, что-то узнавать, становиться умнее.

Я знаю, благодаря каким процессам в космосе на нашей планете сменяются времена года. Знаю, что из-за какого-то озона после грозы на улице пахнет свежестью, а из-за какого-то хлорофилла – трава зеленая. Но я так и не узнала, почему переменчивы мысли взрослых людей.

Когда ты им рассказываешь про то, как лучи солнечного света проходят сквозь атмосферу, рассеиваются и образуют голубой цвет, чем и объясняется цвет неба, услышишь в ответ: «Молодец! Ты очень умная! Продолжай в том же духе». А когда скажешь: «Если не покупать каждый вечер алкоголь, а просто откладывать эти деньги, то летом можно отправиться на море», услышишь неприятные возгласы: «Не лезь не в свое дело! Самая умная что ли?». Ну да. Вы же сами сказали, что умная.

Почему в одном случае «ученье – свет», а в другом – «горе от ума»? Неужели есть какая-то дозволенная область знаний? Есть такая граница, перейдя которую, перестанешь «крепко спать»? Где эта граница начинается? Скажите мне сейчас! А то вдруг я случайно не ту страницу учебника прочитаю. Да и кто придумал эти границы?

Слишком много вопросов и не по той теме для ребенка. Потому что я не знаю, что такое детство. И никто не может мне это объяснить. У меня осталась только на тебя надежда, Дед Мороз.

Признаться честно – я в тебя не верю. У меня нет доказательств твоего существования. Я никогда лично не писала тебе писем. Когда-то давно, когда я не знала букв и не умела писать, я высказывала свои желания родителям, а те передавали мои послания тебе. Но я быстро распознала их обман. Я догадалась, что под елочку подарки складывают родители, а не ты, Дед Мороз.

А знаешь, на чем прокололись мои родители? Однажды я попросила грузовик и набор инструментов, а мне подарили куклу. Ты же – Дед Мороз – ты даришь только то, о чем тебя просят. Ты не делаешь подарков по своим предпочтениям. Ты учитываешь желания детей. А дарить подарки, которые якобы нужны ребенку больше, чем он сам этого хочет, могут только родители. Да, только родители могут такие гадости творить!

С тех самых пор, я знаю, что ты мне никогда подарков не дарил. Но это же не означает, что тебя и вовсе не существует? Вдруг ты все-таки есть. Может, ты действительно прочитаешь мое письмо. А если ты мою просьбу сможешь осуществить, то я стану самым счастливым ребенком на свете.

Дед Мороз, подари мне детство. Подари мне чувство легкости, которое позволит сбыться детским шалостям. Подари мне небольшую глупость, которая позволит не думать о «материальной ответственности»…

Я знаю, ты не исполнишь мою просьбу. Она тебе не по силам. Однако, я где-то читала, что если попросить не за себя, а за другого, то на исполнение такой просьбы найдутся силы даже у Деда Мороза. Ведь, когда посыл лишен эгоизма, он обладает мощной энергией. Прошу тебя, пусть у того бедного котенка появится дом.

Знаешь, мою просьбу можно и не исполнять. Зачем мне детство, если скоро все равно взрослеть? Но раз я все-таки стану взрослой, прошу, помоги мне сохранить мою детскую душу. Сделай так, что, когда я стану взрослой, я буду тем самым человеком, который возьмет к себе в дом бедного котенка.

Письмо 2. Хочу заново родиться!

Здравствуй, коллега!

Сегодня отчасти побывал в твоей роли. Мне, к счастью, не пришлось читать чужих писем, выслушивать пожелания и исполнять их. Но мне сегодня посчастливилось примерить твой костюм.

Посчастливилось… Сказал же! Счастья твой костюм мне не принёс. Зато я заработал немного денег, на которые куплю подарочные наборы конфет для своих многочисленных братьев и сестер. У меня их шесть, я старший из детей в семье.

Две недели позднего декабря я работал в торговом центре Дедом Морозом. Фотографировался с людьми, пожимал руки детям, зажигал разноцветные огни гирлянды на главной елке в торговом центре каждый час. Я не люблю работать с детьми. Я вообще детей не люблю, но тут пришлось работать с ними ради моих младших братьев и сестер. Все-таки каких-то детей я люблю.

Да, я работал ради них. Ради того, чтобы хоть как-то их порадовать подарками. Не то чтобы в моей семье было табу на новогодние подарки. Мне иногда кажется, что это табу наложили на выбор высокооплачиваемой работы моим родителям.

Я из небогатой многодетной семьи. Взаимосвязано ли это? Может мы финансово не обеспечены, потому что нас семь детей в семье? Ну разве мы в этом виноваты? Мы не просили рождаться. Этот выбор сделали наши родители. И, на мой взгляд, с их стороны было безответственно рожать нас.

2
{"b":"631477","o":1}