ЛитМир - Электронная Библиотека

безопасности канала связи в Вашингтоне.

Уоттс сказал мне, что занимается продажами, и на этом все. Он не намекал на что-то

более конкретное, даже не был близок к тому, чтобы допустить оплошность и упомянуть,

что он продавал, кому или для чего. Чем бы «это» ни было.

Мы не говорили, откуда родом, где пошли в школу, никаких разговоров про семью,

никаких болезненных историй про ужасных бывших, ничего такого.

Мы обсуждали некоторые мировые события, но никогда не задерживались на этом

слишком долго. Немного коснулись музыки и кино, и ужасно мокрой и холодной зимы,

которая только что закончилась, но помимо всего этого, а также, помимо разговоров о

книгах и сексе, было ещё что-то.

И все это было замечательно. Да, это были просто слова на экране, и мы не знали,

как выглядит каждый из нас или какие у нас голоса, и ничего из этого не имело значения.

Мы заинтересовали друг друга только словами.

Вот почему я была увлечена им, и это было гораздо больше, чем просто получать

интересные письма, чтобы почитать их во время обеда.

***

Уоттс был прав, говоря о видах, которые он упоминал в своем письме. Это был

идеальный   день   ранней   весны,   температура   ниже   21   градуса,   яркое   солнце   и   ни

малейшего намека на облака в небе. В национальном парке Вашингтона дул легкий бриз.

Прекрасный день для обеда на свежем воздухе, и что делало его еще лучше — то, что был

уже четверг, до выходных оставался всего один рабочий день.

Я смотрела вокруг, пока ела салат, наблюдая за людьми. Некоторые из них быстро

передвигались по тротуарам, разговаривая по мобильным телефонам. Другие медленно

прогуливались, наслаждаясь простором и яркими цветами.

Туристов было легко обнаружить, одетые в наиболее удобную весеннюю одежду и

обувь для ходьбы, они делали по пути больше фотографий, чем когда-нибудь, наверное,

смогут посмотреть.

И,   конечно   же,   здесь   были   семьи   —   родители,   со   строго   спланированными

маршрутами   на   каждый   день   отпуска,   подталкивающие   детей   вперёд,   чтобы   увидеть

следующую   достопримечательность,   братья   и   сестры,   спорящие   друг   с   другом   и

закатывающие глаза, когда их родители делали им замечания.

Всё   это   производило   досадное   впечатление.   Как   будто   бы   прилагалось   слишком

много усилий. Это выглядело так, будто никто из них не хотел находиться рядом друг с

другом. Я вижу такое постоянно, людей, принимающих свои семьи, как нечто само собой

разумеющееся, и мне интересно, почему они не понимают, как им повезло, что они есть

друг у друга, и каково это, когда у вас нет никакой семьи вообще.

И как всегда, я должна была перестать думать об этом, поэтому перенаправила своё

внимание на единственное хорошее явление в моей жизни — письмо от Уоттса.

В   то   время   как   мой   обеденный   час   подошел   к   концу,   я   снова   открыла   свою

электронную почту на телефоне и напечатала Уоттсу ответ.

Кому: Уоттс

Отправитель: Кэтрин

Тема: Re: Подтверждение

Я   так   и   знала!   Думаю,   она   надела   тот   обтягивающий   свитер   для   этой

фотографии   специально.   Ведь   не   может   же   вся   её   одежда   быть   такой   тесной?

Серьезно. Однако нужно отдать ей должное, она знает, как заставить парней пускать

слюни.

СИСЬКИ!

К сожалению, если тебе интересно, они были поддельные!

Да, я смотрю на цветущие вишни. И ты прав насчет туристов. Я бы подумала, что

они сумасшедшие. Съезжаться сюда отовсюду только для того, чтобы посмотреть,

как цветут деревья, но я предполагаю, что на самом деле они здесь, чтобы увидеть

памятники и всё прочее, что может предложить округ Колумбия. Красиво в это время

года, но становится слишком жарко для обеденного перерыва на улице.

Иногда я задаюсь вопросом, а если ты где-то рядом? Кто знает, ты мог бы быть

прямо за углом. Или даже прямо на пешеходной дорожке. Тут есть человек на скамейке

недалеко от меня прямо сейчас. Это можешь быть ты, а я никогда этого не узнаю,

потому что, как только нажму ОТПРАВИТЬ, должна вернуться к работе и не буду

видеть,   как   он/ты   поднимешь   свой   телефон,   чтобы   проверить   оповещение   с

электронной почты.

Я   не   могу   поверить,   что   печатаю   это,   поскольку   знаю,   что   таким   образом

нарушаю наше соглашение, но как думаешь, может нам стоит встретиться? Я начинаю

думать, что стоит. А ещё я думаю, что хотела бы испытать то же, что чувствуют

все женщины, когда знакомятся с тобой.

Так что... дай мне знать?

Кстати,   мои   сиськи   настоящие.   Просто   на   случай,   если   тебе   интересно.   Ты

никогда не спрашивал.

Кэтрин

Прежде   чем   появится   время   передумать,   я   нажала   ОТПРАВИТЬ   и   вернулась   на

работу. Всю вторую половину дня я беспокоилась о том письме, что отослала ему по

почте, но, в конце концов, уговорила себя расслабиться, поскольку было слишком поздно

вернуть всё назад. На самом деле возможно только два варианта развития событий: 1) Я

окажусь  в  опасном  положении,   принимая   на  себя  больше,  чем  ожидала;  2)  он  просто

скажет «нет».

Что-то подсказывало мне, что это будет первый вариант.

Глава 2

Уоттс

Кэтрин отличалась ото всех с самого начала, и это было проблемой.

Я получил первое электронное письмо от нее полгода назад и проверил ее профиль,

прежде чем читать то, что она написала мне, потому что просто не мог решиться. Она не

приложила фотографию к своему  аккаунту, а я  обычно люблю  знать,  с кем  общаюсь,

вкладывая в это время и усилия.

Я   не  выставляю  своих  фотографий,  но  это   не   останавливает  меня   от  просмотра

фотографий женщин в их анкетах. Назовите это низким и эгоистичным. Я не буду спорить

с этим.

Но я сделал исключение для Кэтрин, и вот почему. Она написала: «Я вижу, что ты

заядлый   читатель  старых  тайн.  Без  обмана,   ты   знаешь,  кто   создал  фильм  по   роману

Раймонда Чандлера «Big Sleep» (Глубокий сон)?».

В обмане  не было необходимости.  Я  действительно  знал  ответ, так что  написал:

«Уильям Фолкнер».

Я прочитал ее сообщение дважды, думая... как странно, как оригинально. Я получал

сообщения  от   женщин   на   сайте,   которые  ничего   не   говорили,   кроме   «привет»,   или

присылали  мне  уже готовые фразы,  предоставленные  сайтом. Такие  как  «Мы  с тобой

могли   бы   познакомиться   поближе»  или  «<подмигивание>!  Да,   я  флиртую   с   вами»,  а

иногда они просили меня отправить им мою фотографию.

Она же не попросила у меня фото, даже не спросила, как я выгляжу. Поначалу все,

что она хотела, это поговорить о книгах, и я против этого не возражал. Решил, что у нее

была уважительная причина для поиска кого-то для обсуждения литературы.

Может быть, она была одинока. Я мог это понять.

Я не просил ее описать себя. Вместо этого я представлял себе, что она была обычной

женщиной, которая не заставит меня посмотреть в свою сторону дважды. Это не мешало

мне  фантазировать о  ее внешности, когда я думал, насколько  интересной  и умной  она

была.  А также не мешало фантазировать о том, кем в  действительности  она  могла бы

быть, и я стал все чаще посылать ей личные письма.

Никогда до этого я не писал никому о таких вещах, тем более тому, кого я не знаю,

но она спрашивала несколько раз и довольно многозначительно. Как только я согласился

3
{"b":"631757","o":1}