ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь и страдания Ивана Семёнова, второклассника и второгодника
Вокруг света самостоятельно и дешево
Ходячий замок (илл. Гозман)
Последний из Бессмертных (Ответный удар)
Большая (не)любовь в академии
Любимые русские сказки
Бинокль для всевидящего ока
Фантум 2013. Между землёй и небом
Как я поменял одного папу на двух золотых рыбок

========== 1 ==========

Брок поморщился, но глаза открывать не стал. Голова болела так, будто бы он бухал беспробудно все последние полгода, прерываясь лишь на сон. Рядом кто-то истошно завопил, и Брока накрыло. Он блевал долго и с чувством в какие-то пёстрые кусты, выплёвывая вчерашний сухпаёк напополам с желчью. Когда наконец попустило, он со стоном разогнулся, потёр поясницу и зашипел, сжав виски ладонями, грозя снова оросить местную флору тем, что ещё оставалось в желудке.

— Я, блядь, где? — поморщившись спросил он у ярко-синей птицы, с интересом взиравшей на него с ветки осины.

Та не ответила, лишь раскрыла клюв и заголосила так, что в глазах потемнело. Брок схватился за голову, присел, боясь, что при следующей звуковой атаке отправится в короткое и не самое увлекательное путешествие головой к земле, а точнее, крючковатым корням, тут и там выползшим из земли.

— Блядь, я где? — немного видоизменил он вопрос, но ответ и не думал находиться.

Последним, что он помнил, были душные тропические джунгли, стрельба из всего, что могло стрелять, тенью мечущийся между деревьев Зимний, ослепительно яркая вспышка слева — и темнота.

Если Брок правильно понимал, что тогда произошло, то его должно было разметать по подлеску и тогда то, что вокруг… это ад.

— Очнулся, — констатировал не совсем очевидный факт Барнс из-под дерева, под которое перебрался сразу же, как только очухался сам.

Баки Барнса, Зимнего Солдата, было довольно сложно убить, да и вырубить тоже, но этот взрыв, из зоны поражения которого он вытащил Рамлоу и успел ускакать сам, все же достал их взрывной волной, и их обоих вырубило. В джунглях. В ебаных джунглях, которые Барнс ненавидел. А теперь они оказались в непонятном лесу средней полосы. Рация молчала, какой канал ни лови, даже белого шума не было. Словно в этом месте в принципе не было ничего, что могло бы его создавать.

— Я в душе не ебу, где мы, Рамлоу, — все же сжалился и ответил Барнс. — Я очнулся с час назад. Связи нет, вокруг тихо и спокойно, как обычно не бывает, и даже часы не работают. Ручей в ста метрах на шесть часов.

Глянув на Рамлоу, Барнс подумал, что лучше бы его к этому ручью отнести, а то свалится еще ненароком, но логично решил, что за подобное обращение тот попытается ему что-нибудь оторвать. Не получится, но зачем дразнить гусей? Им еще неизвестно сколько предстояло провести вместе.

— Пиздец, — душевно заключил Брок, сползая по стволу. — Не такого посмертия я хотел и уж точно не с тобой. Не столько я в этой жизни грешил, Зимний.

Одно радовало во всей этой ситуации, если вообще тут можно было хоть чему-то радоваться: рядом не скакал вечно одухотворённый своими принципами Роджерс с выражением «я всё равно считаю тебя предателем, так что даже не дыши в сторону моего Баки» на лице. Аж настроение немного улучшилось

Кое-как поднявшись, Брок покачнулся.

— Слушай, помоги дойти до воды, а? — попросил он, напряжённо разглядывая крючковатые корни у ног, понимая, что если не разъебёт себе голову, то ноги точно переломает, если гордо попрётся сам.

Барнс легко поднялся, словно не его приложило взрывной волной и, подойдя к Рамлоу, обхватил его за талию.

— Пойдем, — вздохнул он и съязвил: — Или тебя на ручки взять, как принцессу?

Обнимать Рамлоу даже через одежду, броник и разгрузку было приятно. И Барнс даже порадовался бы такой удаче — потискать объект своих мечтаний, но обстоятельства не располагали к радостному повизгиванию. Да и Рамлоу, узнай, в каких мечтах Барнса он главное действующее лицо, дал бы ему в морду, не задумываясь. Но узнать он не мог никак, а мечтать Барнсу никто не запретит.

— Зубы лишние? — хмуро огрызнулся Брок в подтверждение его опасений.

Пить Броку хотелось невозможно сильно, а ещё залезть под горячий душ и забыться минут на сорок, чтобы остальной мир катился ко всем чертям, не мешая ему саморазлагаться.

От ручья пахнуло прохладой. Оттолкнувшись от Барнса, Брок упал на колени, скривился от прошившей их боли и со стоном приник к воде. Он жадно напился, умылся, разделся до пояса и чуть ли не полностью влез в ручей, радостно брызгаясь и отфыркиваясь. Было хорошо, голову потихоньку отпускало, окружающий мир даже заиграл новыми приятными красками.

— Заебись, — оскалившись констатировал Брок.

Усевшись на траву возле берега и сложив ноги по-турецки, чему не мешали даже тяжелые ботинки, Барнс наблюдал за Рамлоу. (Хотя в своих влажных фантазиях называл его по имени.) Облизывал взглядом мощную спину, идеально проработанный рельеф мышц груди и пресса и внутренне аж облизывался, прекрасно понимая, что не для него роза цвела. Барнс был на сто процентов уверен, что Брок (все же Брок, потому что так можно было казаться ближе) натурал до мозга костей и на парней не заглядывался даже в старшей школе. Поэтому Барнс не пытался к нему подкатить, но вот смотреть ему никто не запрещал. Он даже частенько в общей душевой мылся, хотя у них со Стивом была отдельная, чтобы можно было посмотреть на командира боевой группы Брока Рамлоу во всей красе. А посмотреть было на что.

Сам Барнс залез в этот ручей почти сразу, как очнулся. Вода в нем была холодная, почти ледяная, хотя, кажется, в этом лесу было лето. Барнс прислушивался к звукам вокруг, которыми полнился этот непонятный незнакомый лес, всем собой ощущая, что тут безопасно.

Это было такое странное, казалось, давно забытое чувство ощущения полного покоя, которое странным образом приносило не успокоение, а беспокойство. Барнс не любил подобных пасторальных идиллий и не верил в их существование, поэтому звуки леса казались ему враждебными.

— Как думаешь, где мы? — спросил Барнс у Брока, когда тот перестал фыркать и плескаться.

— В душе не ебу, — пожал плечами Брок. — Местность незнакомая, половины деревьев вообще не узнаю, особенно меня напрягает вон то с фиолетовыми листьями. Я такое лет в пять рисовал на обоях. Но самое хуёвое, — он посмотрел в чистоте голубое небо. — За полтора часа над нами не пролетело ни одного самолёта и вообще… как-то слишком тихо.

Словно опровергая его слова, где-то в отдалении протяжно завыли волки. Брок нутром почувствовал, что собаками тут и не пахло. Ситуация из просто непонятной резко переходила в разряд хреновой.

— Так, золотце, — он резко поднялся, замерев на минуту, чувствуя, как к горлу снова подкатился неприятный вязкий комок. — Что у тебя с вооружением и патронами?

Барнс только вздернул бровь на “золотце”, но ничего не сказал, Брок постоянно называл его как-нибудь, и “золотце” было еще неплохим вариантом. А вот волчий вой говорил о том, что до обжитых мест, скорее всего, еще пилить и пилить в неизвестную сторону. Нужно было уходить отсюда, пока стая их не учуяла. Нет, конечно, они вдвоем и со стаей справятся, но подвергать Брока лишней опасности не хотелось.

— У меня полтора магазина к М-16, — он уже провел ревизию в своем небольшой арсенале, еще пока Брок лежал в отключке. — И три пачки к “Белоснежке”. Пять гранат, одна из которых ЭМИ, но не думаю, что она нам тут понадобится. Ножи метательные, полдюжины и “Гербер”. Жить можно. А у тебя?

1
{"b":"631932","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Немецкая тетрадь. Субъективный взгляд
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
#Ключ Иоко
Женщина, которая умеет хранить тайны
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Переходим в 4-й класс
Лыжник
Исповедь обманутой жены
Юность