ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За ночь тело сложилось пополам, руки и ноги почти встали вертикально. Туловище существа начало сливаться с землей. Конечности вытянулись, и плоть доккальфара начала трескаться, словно кора. Лицо, на котором застыла гримаса ужаса, сплавилось с плотью на ногах. По получившейся в результате ночных изменений форме невозможно было определить, что это живое существо, но Сааре казалось, будто Темный Отпрыск прекрасен. Даже сама Саара чувствовала себя ничтожной по сравнению с жрецом и алтарем.

Она планировала проследить, чтобы их посадили во всех уголках земель, населенных людьми. От дальней Каресии до Фьорлана темные деревья посеют хаос удовольствий и крови среди поклоняющихся ложным богам.

Она снова повернулась к Варазу. Он опустил взгляд, стараясь не смотреть на монстра, обретающего перед ним форму.

– Милый Кэл Вараз, – нежно произнесла колдунья, – нам нужно знать, как долго продлится превращение. Пожалуйста, будь рядом и наблюдай за ним. – Она кокетливо улыбнулась и снова дотронулась до воина, помогая справиться со страхом. – Мне нужно подготовить пятьдесят восставших из мертвых к долгому морскому путешествию… а это потребует времени.

– Конечно, госпожа, – ответил каресианец. – Это не так-то быстро.

– Время у нас есть, – ответила она. – Я уверена, северные варвары могут поубивать друг друга и без помощи Темных Отпрысков.

Сааре не нравился Рулаг Медведь, правитель Джарвика, который располагался далеко на севере. Для того чтобы обеспечить его преданность и смерть Алдженона Слезы, ей пришлось полагаться не столько на колдовство, сколько на подкуп. Беспорядки на севере были одной из самых сложных частей ее плана, но она не сомневалась: с несколькими десятками Темных Отпрысков глупые варвары сами преклонят колени перед Мертвым Богом, как и все остальные народы.

– Я тоже отправлюсь с ними, госпожа? – спросил Кэл Вараз. – С тех пор как я посещал Свободные Земли, прошло много лет… и я никогда не был во Фьорлане. Говорят, там холодно.

Черный воин натянуто улыбнулся, и Саара поняла, что он просто пытается отвлечь себя от мыслей о темном дереве.

– Мне нужны будут надежные люди, кому я смогу доверить завоевание земель Фьорлана во славу Джаа, – ответила колдунья. Она шагнула ближе к воину и прикусила нижнюю губу. – У нас нет там армии, потому и понадобятся Темные Отпрыски.

Она провела пальцем по нагруднику высокого воина и улыбнулась.

– Но это позже… кампания на землях раненов проходит удачно, как и наша погоня за Темной Кровью и потомком древней крови. Нам не о чем волноваться.

Но все же ее беспокоили мысли о том, где может скрываться Рам Джас Рами.

Глава третья

Кейл Гленвуд в городе Ро Тирис

Кейл Гленвуд вырос в Ро Лейте – городе, совсем не похожем на Ро Тирис. Тирис по большей части был ухоженным, хорошо охранялся и очевидно находился под прямым управлением короля и его священнослужителей. В отличие от него, Лейт был провинциальным, грязным, заросшим зеленью городом, где травы и деревьев росло больше, чем во всех остальных крупных городах, вместе взятых. Гленвуд скучал по открытым пространствам Лейта и узким лесистым долинам, которые стали его первой школой живописи. К пятнадцати годам он был уже искусным живописцем, а к двадцати – талантливым мошенником, подделывающим документы. Благодаря умеренно высокому положению в обществе и соответствующему воспитанию в юности у него было достаточно свободного времени, чтобы пойти по кривой дорожке.

По наследству ему достались золотистые волосы, но среди каресианцев он прятал их под шарф, и если бы не сияющие голубые глаза, Кейла Гленвуда не затруднило бы затеряться в толпе. Со времени приезда в столицу он стал отращивать щетину, чтобы казаться более смуглым, и она придавала ему внешность, подходящую для роли начинающего главаря банды.

Он не любил Тирис, но следовало признать, что в Лейте его искусство оказалось бесполезным. Тому, кто подделывает документы, нужны эти самые документы, которые нужно подделать, а в его родном городе потребность в них отсутствовала. Герцогиня Лейта Аннабель, дальняя родственница короля Себастьяна, не утруждала себя излишней строгостью к соблюдению законов Одного Бога в своем городе, и Гленвуду там было тяжело заработать на жизнь нечестным путем. В Ро Тирисе все обстояло по-другому. Здесь правили бал строгие законы и смертельные наказания. Однако, как это часто бывает, чем строже законы – тем больше возможностей для заработка.

Кейл жил за пределами городских стен, избегая священников, вечно сующих нос в чужие дела, но к нему все равно часто заглядывала стража, чтобы расспросить о той или иной незаконной сделке. Гленвуд выделялся из других мошенников тем, что носил длинный меч – признак дворянина, – но он платил нужные взятки, старался не высовываться, не раздражать власти и тихо нарушал закон, пытаясь заработать столько, сколько сможет.

Однако в последнее время ситуация изменилась – после того как загадочная смерть принца Кристофа ужесточила порядки в Ро Тирисе. После прихода к власти двоюродного брата короля, сэра Арчибальда Тириса, в качестве герцога за криминальным миром стали следить более внимательно.

Бордель, где обитал Гленвуд, назывался «Голубое перо» и до недавнего времени принадлежал каресианскому бандиту. Гленвуд убил предыдущего владельца, пока тот спал, и сразу стал использовать бордель как логово для своих темных делишек. Он еще не собрал шайку или банду, но он был уверен, что его звезда скоро взойдет в криминальном мире Тор Фунвейра. Гленвуд начал собирать людей, которые оказались ему чем-то обязаны, но мало знали друг друга, и надеялся сбить из них основу для банды.

Стук в дверь заставил мошенника оторваться от печати королевской гвардии, над которой он работал.

– Занят. Зайдите позже.

В дверь постучали снова – медленнее, громче и более настойчиво, чем в первый раз. Кейл встал и обошел стол.

– Лучше бы это было к добру, – произнес он жестко.

Дверь распахнулась, и за ней показалось испуганное лицо Каура, главного головореза Гленвуда. Ятагана у него не было, и он баюкал на груди раненую руку. Капли пота бежали по его лицу, а к горлу было прижато лезвие кинжала.

– Какого хрена! – поразился Гленвуд.

За плечом Каура показалось чье-то лицо, и мошенник признал в нем ухмыляющуюся рожу Рам Джаса Рами.

Наемный убийца-кирин выглядел таким же, каким его запомнил Гленвуд: заурядная внешность, жидкие черные волосы и витающая вокруг атмосфера неизбежного насилия. За спиной он носил большой лук, а на поясе – катану с тонким лезвием. Из-за хрупкого телосложения и общей худощавости было легко забыть о том, насколько он опасен.

Гленвуд заметил, что два других его подручных сидят без сознания на своих местах – похоже, им не дали возможности даже встать. Рам Джас проник к нему бесшумно и с пугающей легкостью и сейчас стоял с ним лицом к лицу.

– Кейл, старый друг! – насмешливо произнес кирин. – Нам нужно немного поболтать.

– Э-э, ладно… я полагаю, ты и не подумал о том, что моих людей можно и не трогать, если желаешь сообщить мне это, – язвительно ответил Гленвуд.

Рам Джас поразмыслил над его замечанием.

– Да, действительно, не подумал. – Будто подчеркивая свои слова, он ударил рукояткой ножа по голове Каура, отчего каресианец охнул и свалился без чувств.

Гленвуд рассмотрел возможность вытащить меч и напугать кирина. Потом поразмыслил еще немного и жестом пригласил его войти.

– Садись, Рам Джас.

– Спасибо, ты очень любезен, – ответил убийца и, прежде чем сесть, опустил на пол небольшой походный мешок.

Рам Джас Рами вечно болтался на грани между другом и врагом. Гленвуд его боялся, в основном из-за странной способности – кирин мог убить кого угодно и при этом сам ни разу не был ранен, не попался властям и даже не перестал ухмыляться. Гленвуд одновременно и радовался, что знаком с таким человеком, и часто жалел, что знает его, – противоречие, из-за которого он старался по возможности избегать встреч с наемным убийцей.

10
{"b":"632384","o":1}