ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Халла все еще жива, Алахан, – произнес старый отец Кроу. – Мы не одиноки. Она от нас далеко на востоке, но эту стерву нелегко убить, и мы можем рассчитывать на нее.

– И с ней Вульфрик, – подхватил молодой вождь и улыбнулся, вспомнив о гигантском воине. – У них есть люди и еще больше причин ненавидеть Рулага, чем у нас.

Глава десятая

Тир Нанон на Тропе Фелла

Б зале для собраний было тихо, и тишина продолжалась уже почти час. Вокруг ствола огромного дерева стояли несколько сотен Стражей Фелла, они смотрели вверх на собравшихся шаманов-Витар и обменивались недоуменными взглядами – на совете было слишком много людей.

Как и другие поселения доккальфаров, Тропа Фелла находилась под лесом, стволы огромных деревьев использовались в качестве основы для жилищ, пока опавшая листва наверху маскировала присутствие обитателей леса. Поселение построили в естественном углублении в земле. Потолок, искусно изготовленный по старинным законам из переплетения вьющегося кустарника и ветвей деревьев, находился гораздо выше обычного уровня лесной почвы.

Нанон происходил из Сердца и не понимал странного аскетизма и отсутствия юмора Стражей Фелла. Поселение их выглядело мрачным, песни доккальфаров звучали тоскливо, а сами жители казались несчастными. Нанон признавал, что у них имелось достаточно оснований считать жизнь несправедливой, но им действительно стоило взбодриться. Доккальфары Фелла вели себя словно угнетенный народ, предавались жалости к себе и отказывались признать за людьми право на место в их лесу. Только по настоянию Нанона Рам Джасу, Уте и прочим было позволено остаться в Фелле.

Витар Ксарис, ставший более уверенным в себе после того, как оказался среди своего народа, призвал к часу медитации, и все доккальфары, сидящие в зале, склонили головы в молчаливом созерцании. Нанон не знал большую часть местных жителей, он обнаружил, что ему гораздо уютнее находиться рядом с людьми.

Рам Джас Рами, Темная Кровь, более уважительно, нежели другие люди, относился к Стражам Фелла и их особенностям. Уту Тень, в отличие от него, больше чем один раз просили заткнуться. Еще Черного священника пришлось удерживать силой, когда он увидел киринского наемного убийцу и попытался сразу же на него напасть. Остальные – Далиан Охотник на Воров, Кейл Гленвуд и Рэндалл из Дарквальда – были слишком ошеломлены происходящим, чтобы сказать хоть слово. Они ограничились тем, что сидели и широко распахнутыми от удивления глазами наблюдали сцену, развернувшуюся на Тропе Фелла.

Нанон сел рядом с Утой напротив Рам Джаса, которого держали подальше от потомка древней крови – для его же безопасности. Их собрали в небольшой части зала, охранявшейся серьезными воинами-Тирами. Ута и его оруженосец продолжали гневно смотреть на киринского наемного убийцу, и Нанон понял, что Рам Джас в недалеком прошлом убил их близкого друга. Темная Кровь, похоже, совсем из-за этого не волновался и отвечал на испепеляющие взгляды невыносимо широкими ухмылками.

Черный воин, Далиан Охотник на Воров, не торопил события. Нанон обнаружил, что ему симпатичен безжалостный человек из Каресии, и согласился с его настойчивым убеждением определить Саару Госпожу Боли их главной целью. Нравится это шаманам-Витар или нет, преданный последователь Огненного Гиганта на их стороне сослужит только хорошую службу. Охотник на Воров был достаточно прагматичен, чтобы принять как должное ситуацию, в которой он оказался частью более важной задачи, поставленной Джаа.

Немного необычным дополнением к их компании оставался только Кейл Гленвуд. Он единственный из присутствующих не относился прямо к текущим событиям и оказался в Фелле по большому счету случайно. Он не был ни священником, ни древней кровью, да и вообще, насколько мог судить Нанон, ни во что не верил. Пока доккальфары медитировали, мошенник неуклюже сидел рядом с Рам Джасом, пытаясь не встречаться с обитателями леса взглядом, и постоянно держал руку на рукояти меча – так ему было спокойнее.

– Сколько продлится эта тишина? – спросил Ута.

– Столько, сколько они посчитают необходимым… может быть, несколько дней, – ответил Нанон. – Стражи Фелла не спешат принимать решения.

Ута кивнул.

– Да, я уже несколько раз слышал то же дерьмо от Ксариса. Мы будем терпеть.

Ута же начал терять терпение. Нанон полагал, что только успокаивающее присутствие оруженосца останавливает альбиноса-священника от крика на собравшихся доккальфаров.

– Просто расслабься, – посоветовал Рэндалл. – По крайней мере, нас никто не хочет убить.

– Пока не хочет, – поправил Нанон. – Это только вопрос времени, когда Псы и Темные Отпрыски доберутся до Тропы Фелла.

– Тогда чего мы ждем?! – Ута произнес это громче, чем собирался, и несколько Тиров свирепо уставились на него. – Что-то не нравится? – рявкнул Ута на ближайших к нему обитателей леса.

– Ты будешь молчать! – ответил Тир Экфель, самый крупный из доккальфаров на страже. – Тебе не позволено здесь говорить.

Ута, казалось, хочет возразить, но Рэндалл положил руку ему на плечо.

– Оставь их, – сказал он. – Они не понимают нас точно так же, как мы не понимаем их.

– Твоя мудрость превосходит твои годы, Рэндалл-оруженосец, – произнес Нанон с улыбкой. – Что бы ни произошло, твоя работа – сохранить жизнь этому человеку, – он показал на Уту.

Даже Нанону казалось очевидным, что связь между хозяином и оруженосцем была во многом основана на молчаливом доверии, которое появилось после всего, пережитого вместе. Он ценил малых мира сего не меньше, чем великих, и был слишком мудр, чтобы полагать, будто Рэндалл не сыграет никакой роли в Долгой Войне.

На другой стороне деревянного зала громко зевнул Рам Джас, из-за чего несколько обитателей леса обернулись и посмотрели на него.

– И когда я наконец смогу убить проклятого кирина?! – рявкнул Ута.

Нанон склонил голову и издал несколько удивленных звуков.

– Ты знаешь, кто… что он такое?

– Только то, что он наемный убийца, – ответил альбинос-священник. – Он убил моего друга.

– Он – тот, кого мы называем Темной Кровью. Человек с определенными… преимуществами. – Нанон не пытался специально запутывать их, но не был уверен в реакции Уты на сообщение о том, что Рам Джас был наделен силой Темного Отпрыска.

– Он – наша единственная надежда на уничтожение злобных колдуний. Если ты его убьешь, нам придется найти другого человека с темной кровью.

Нанон чувствовал великое напряжение всех присутствующих людей, но не сильнее, чем у Уты Тени. Доккальфарам не стоило надеяться успокоить людей, и не имела значения важность каждого из них.

– Я теряю терпение, – заявил Ута.

– Ага, я тоже! – радостно ответил Нанон. – Может, сыграем?

– Сыграем? – переспросил Ута, поднимая бровь. – В игру вроде «Найди радостного доккальфара»?

– Я скорее думал про игру в ассоциации… я называю слово, затем ты называешь первое слово, которое приходит тебе на ум. – Нанон по-детски радостно расплылся в улыбке, уверенный, что совершенно сбил собеседника с толку.

– Ты очень странный, мой серокожий друг, – заметил священник.

– Ты не первый, кто так говорит. – Нанон повернулся к Рэндаллу и сказал: – А ты, Рэндалл-оруженосец, не хочешь сыграть?

– Э-э, я лучше просто подожду, если позволите, – ответил юноша.

– Как хочешь. – Нанон пытался быть жизнерадостным, но даже у него имелся предел легкомыслия, которое он мог себе позволить.

Ему не с кем было играть, и он просто сел на деревянную террасу и вместе с остальными стал ждать, когда же заговорит Витар Ксарис.

Через проход на изогнутых деревянных креслах сидело двенадцать шаманов-Витар. Они склонили головы, закрыли глаза и тихо медитировали. Нанон знал: он расстраивал соплеменников, и они не могли его проигнорировать. Древний Тир надеялся на свою репутацию и возраст: они должны повлиять на флегматичных Стражей Фелла и заставить их начать что-нибудь похожее на незамедлительные действия.

102
{"b":"632384","o":1}