ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как ты собираешься это сделать? – спросил он, решив быть откровенным. – В карман тебя не положишь.

Он не знал, сочла ли Рютула забавным его замечание, но Горланская Матерь попятилась и еще больше съежилась.

– Если так будет проще… – начала она, медленно уменьшаясь в размерах.

Ута и Рэндалл ахнули. Чудовище растеклось и исказилось, волосы с тела исчезли, а ноги сплавились вместе в причудливую помесь между человеком и Горланом. Несколько секунд спустя на том месте, где стояла Рютула, на земле сидела обнаженная женщина.

– Можете звать меня Рут, – сказала она. – И мне нужна одежда.

Ута и Рэндалл несколько секунд молча смотрели друг на друга, не зная, что сказать и какие слова сейчас будут уместны.

Женщина, которая была Рютулой, поднялась на ноги, не стесняясь своей наготы. У нее были темные волосы и черные глаза, ничто в ее внешности не напоминало о пауках. Худощавая, с немногими плавными изгибами фигуры, она была все равно достаточно привлекательна. Ута потряс головой и глубоко вздохнул.

– Еще один оборотень, – пробормотал он себе под нос.

– Хозяин, это женщина, – произнес позади него Рэндалл. – Сначала это был большой паук… а теперь это женщина… мне надо присесть на минутку.

– Я не оборотень, древняя кровь. – Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла странной, угловатой, отчего Уту пробрал озноб.

– А мое имя – не «древняя кровь», – ответил альбинос. – Если предполагается, что нам придется выносить тебя дольше, чем несколько часов, тебе придется привыкнуть к нашим именам. Я Ута, а это Рэндалл.

– Хозяин, – тихо спросил оруженосец, – куда мы собираемся?

Уместный вопрос, и, если не касаться странного сна Уты, на него было достаточно тяжело ответить. Он отвернулся от Рут и положил ладонь на плечо оруженосца.

– Мы отправляемся в Дальнюю Каресию. Там есть лестница, лабиринт и страж. – Он попытался улыбнуться. – А потом – в чертоги за пределами мира.

Рэндалл нахмурился. Он беспрекословно следовал за хозяином и никогда ничего не просил для себя. Но сейчас Ута больше всего на свете хотел бы позволить Рэндаллу прожить обычную, счастливую жизнь.

– Ладно, – наконец произнес оруженосец. – Но перед нашим путешествием мне нужно будет хорошенько напиться.

Эпилог

Рам Джас не любил лошадей. За свою жизнь ему пришлось немало ездить верхом, но он все так же ненавидел огромных, вонючих чудовищ и дурацкие звуки, которые они постоянно издавали.

Над северными равнинами Лейта сгущались сумерки, и уже несколько часов он ехал, оцепенев, на грани сна и яви. Киринский наемный убийца посмотрел на левую ладонь и пару раз сжал и разжал пальцы. Гленвуд, угрюмо следовавший позади на своем коне, часто шутил, мол, Рам Джас – убийца, которого невозможно убить. Рам Джас нахмурился – он и сам понятия не имел, что может его убить. Но сейчас, когда он узнал, что его дочь жива, он начал больше беспокоиться за свою жизнь, чем за все прошедшие годы.

Его прошивали арбалетными болтами, рубили мечами, ятаганами, топорами и кинжалами. Ему никогда не требовалось лечение, и шрамов тоже не оставалось – за исключением раны на плече. Рам Джасу было интересно – можно ли его вообще убить? Кто сможет положить конец его жалкому существованию и тем самым избавит мир от единственного человека, способного убить Семь Сестер?

Он искренне старался задуматься о судьбах мира, но обнаружил, что его действительно заботит только судьба дочери. Если Кейша все еще жива, он горы свернет и перевернет, убьет тысячу человек, лишь бы знать: она в безопасности. Рам Джас хмуро посмотрел на небо и поклялся, он не умрет, пока хотя бы раз не увидит свою дочь.

– Мы возвращаемся в Лейт? – спросил Кейл. Голос его казался более уставшим, чем Рам Джас вообще считал возможным.

– Еще нет, – ответил он. Беседовать ему не хотелось.

– Итак… значит, Ро Хейран? – Гленвуд произнес это очень медленно. Он не мог внятно говорить, и слова, казалось, просто выпадают из усталого рта.

– Красный Принц, – загадочно протянул убийца. – С ним колдунья, которую называют Шильпа Тень Лжи. Ее тоже нужно убить.

– Кто такой Красный Принц? – Голос звучал так, будто его обладатель сейчас свалится с коня.

– Когда Нанон упомянул про него, мне показалось знакомым это имя. Бромви называл Красным Принцем Александра Тириса. Он – родной брат короля и был Красным рыцарем, вот почему он и Красный, и Принц.

– Я о нем слышал, – пробормотал Кейл. – Герцог Хейрана, раньше был вроде генералом.

– Никогда не интересовался, – ответил Рам Джас, – но я верю Нанону, а он говорил, что Красный Принц – важная фигура. Если я убью Шильпу, то освобожу Ксандра Тириса.

Гленвуд раздраженно фыркнул. Рам Джас уже привык к обществу жалкого мошенника из Лейта и даже стал испытывать к нему искреннюю симпатию, но в обществе Бромви или Аль-Хасима ему все равно было бы комфортнее.

– Ты думаешь только об убийствах? – спросил мошенник. – Может, хватит уже? Этого Нанона сейчас, скорее всего, уже пожирает монстр.

Рам Джас не ответил. Он смотрел в темнеющее небо и пытался не слушать Гленвуда. Без сомнения, Нанон в опасности, но его было трудно убить. Старый серокожий доккальфар сражался дольше, чем любой из людей, и все еще был жив.

Что до Черного священника, то кирин надеялся, тому наконец удалось немного успокоиться. Рам Джас не знал имени Пурпурного священника, который оказался другом Уты, да и ни к чему оно ему было. Все высокородные священники так или иначе заслуживали смерти, но Ута никогда не был врагом Рам Джаса, и кирину казалось странным, что потомок древней крови так его ненавидит.

С горизонта только исчезли последние оттенки голубизны, и Рам Джас начал задумываться о месте для ночлега. Он был измотан телом и душой, но не хотел спать. Разум его напряженно работал, и Рам Джас подумал, что неплохо будет проехать еще несколько часов.

Боевой лук доккальфаров, висевший у него за спиной, оказался тяжелее, чем большие луки, к которым он привык, но хорошо было снова иметь под рукой дальнобойное оружие. Катану он не затачивал уже несколько недель. Ему казалось, что жена скоро восстанет из мертвых и отчитает его за непростительное обращение с ее подарком.

– Я разве недостоин твоего внимания? – раздраженно спросил Гленвуд. – Я тебе не просто мальчик на побегушках… и больше им не буду.

– Кто же ты теперь, Кейл? – парировал Рам Джас, который хотел одного – чтобы его оставили в покое.

– Ну, судя по всему, я помогаю тебе спасать Тор Фунвейр.

С тех пор как они пришли в Фелл, Гленвуд говорил очень мало, хотя ему нельзя было отказать в уме, и очень внимательно слушал все, о чем беседовали доккальфары.

– На этот ваш Тор Фунвейр мне глубоко наплевать, – огрызнулся Рам Джас. – Я не ради народа ро это делаю. И не ради каресианцев или раненов…

– Значит, ради дочери? – спросил Гленвуд, и кирин натянул поводья, чтобы приостановиться и повернуться к спутнику.

– Еще раз заикнешься о моей дочери, Кейл, и тебе не поздоровится. – Рам Джас почувствовал, как на него накатывает беспричинная ярость, и он с трудом сдержался, чтобы не ударить Гленвуда.

– Кейша, да? – быстро произнес Гленвуд.

Кирин без промедления приподнялся на стременах и бросился на Гленвуда. Обрушившись на удивленного мошенника всем весом, он врезал кулаком ему по лицу. Они скатились на землю, и из Рам Джаса от удара вышибло весь дух, отчего он не смог как следует ухватить противника.

– Будь ты проклят, Рам Джас, – рявкнул Гленвуд, рот у него был весь в крови.

Мошенник перекатился по земле и отпихнул кирина ногой в грудь, отчего тот упал на спину. Затем он оседлал Рам Джаса, чтобы заехать ему по лицу в ответ, но по сравнению с кирином движения его казались медленными и неловкими, и противник с легкостью блокировал удар. Затем убийца взял его за горло и резко перевернул, пригвоздив к земле. Все, что мог сделать Гленвуд, – уцепиться за его руку в попытке освободиться из захвата.

110
{"b":"632384","o":1}