ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гленвуд снова потерял его из виду, а кирин метался из стороны в сторону, чтобы не столкнуться со множеством мужчин, пытающихся его задержать. Трясущимися руками Гленвуд закрыл дверь в подсобное помещение.

Подбегая к окну, он все еще слышал крики. Гленвуд выбрался наружу и повис на подоконнике в холодном воздухе ночного Тириса, и в это самое время над казармами лорда-маршала зазвонил колокол.

Саара сжала голову ладонями и закричала от боли. С десяток новых лиц появилось в ее разуме, вторгаясь в него все глубже, вызывая такую боль, какую колдунье еще не приходилось испытывать. Это были люди, зачарованные Катьей, и каждый из них принадлежал теперь Сааре. Она чувствовала тени кардинала Мобиуса, лорда Арчибальда Тириса, Анимустуса из Воя и многих других, не считая собственных рабов. Каждый из них стал немного слабее, чуть ближе к своему пределу, их было немного тяжелее контролировать. Пройдет еще день или неделя, но если Саара не научится контролировать свои мысли, все они медленно начнут сходить с ума. Теперь, когда под ее контролем были тени и кардинала, и короля, Госпоже Боли требовалось время для того, чтобы спланировать вторжение на земли раненов и убедиться, что оно проходит согласно ее желаниям.

– Милая, – нежно произнес рядом с ней Камран Кайнен, – что случилось?

Солнце пока не поднялось, и они были все еще в постели.

– Я… не в себе, – ответила Саара, – пожалуйста, оставь меня.

Боль пульсировала в голове, было трудно разговаривать, и она хотела, чтобы любовник оставил ее на то время, пока она привыкает к своим новым рабам.

Камран погладил ее обнаженное плечо и ласково поцеловал в шею.

– Я могу помочь вам, моя госпожа. Все, что пожелаете…

Она оттолкнула Черного воина и сжала кулаки, стараясь приглушить боль.

– Прочь! – крикнула она; у нее не осталось сил, даже чтобы зачаровать его. Он нахмурился, но быстро поднялся и натянул черную робу, спеша прикрыть мускулистое тело.

Саара закрыла глаза, сжимая руками голову. Как ни старалась, она не могла заглушить людей, зачарованных Катьей. Ее переполняли страх, ярость, разочарование, гордость… все эмоции, которые ощущали ее новые рабы.

Но когда Камран уже подошел к двери спальни, Саара почувствовала хищное желание.

– Камран, – тихо произнесла она, – подойди сюда.

Черный воин повернулся.

– Ты мне нужен. – Она подняла на него взгляд, и атласная ткань соскользнула с ее обнаженных плеч.

Камран на секунду помедлил, затем улыбнулся, и его одеяние упало на пол перед тем, как он пересек комнату, чтобы поцеловать колдунью. Она ответила на поцелуй, затем сжала его голову руками и пристально посмотрела ему в глаза.

Воин не сразу осознал, что происходит, и продолжал улыбаться, а Саара все крепче сжимала его голову, пока во взгляде Камрана не появилась тревога.

– Тс-с, мой милый, – прошептала она, – мне нужна твоя сила.

Медленно тянулось время. Камран попытался отодвинуться, но не мог пошевелиться в ее руках. Его лицо исказилось гримасой ужаса.

– Моя госпожа… – Его слова прозвучали глухо, а Саара продолжала высасывать его жизненную силу, забирая себе, обновляя и очищая свой разрушенный разум. Он бился в ее руках, а она медленно сводила его с ума. Кровь потекла у него из глаз, носа и ушей, оставляя пятна на белых простынях. Саара закричала от наслаждения.

Он умирал долго, а она впитывала каждую частицу его боли, чтобы достичь вершины экстаза. Она извивалась в луже его крови, вытягивая из воина всю жизненную силу без остатка.

Когда Камран Кайнен перестал кричать и упал бездыханным, Саара тяжело откинулась на кровать. Голова снова стала ясной, и она почувствовала, что может сосредоточиться в первый раз за последние недели, хотя вид иссушенного тела ее бывшего любовника заставил ее поморщиться. Она не была брезгливой, но все-таки нужно будет сменить простыни перед тем, как впустить нового любовника в свою спальню.

Она встала и посмотрела на свое тело, мокрое от пота и крови, но все ее мысли были о сестрах. Те, кто остался в живых, уже знают о смерти Катьи, а еще они знают, что на подготовку новой Руки Отчаяния нужно будет потратить много лет, как и на новую Повелительницу Пауков, юную девушку, которую сейчас пытали в монастыре Орон Каа. Из-за того что творил Темная Кровь, они не могли медлить. Госпожа Боли была терпелива, но тщательно выстроенный план по захвату страны ро и Свободных Земель готовился в течение долгих лет. Если Рам Джас так легко устраняет волшебниц, то им нужен запасной план. Саша Иллюзионистка все еще находилась в Кессии с дочерью киринского наемного убийцы. Разумно будет послать за ними. Также необходимо было отправить кого-то за Псами – пожалуй, еще пяти тысяч будет достаточно. Без колдуний, которые смогут подчинить себе людей ро, им понадобится больше воинов.

Глава четвертая

Фэллон из Лейта на руинах Ро Хейла

Царство Призраков было одним из самых отвратительных мест на земле. Фэллон служил на переднем крае многих войн, он спал в руинах, на фермах, под парусиной, в лесу, под листьями и даже, в особо запомнившемся случае, – наполовину погрузившись в грязь. Он был капитаном Красных рыцарей, его повысили недавно, после смерти его командира и друга Уильяма из Вереллиана. Однако все, о чем Фэллон мог думать, стоя под дождем на северной крепостной стене Ро Хейла, – как он ненавидит земли раненов. Однообразные пейзажи, постоянные холод и дождь – он недоумевал, почему людям ро вообще пришло в голову когда-то захватить это место, и зачем они столько веков спустя решили снова это сделать?

Фэллону шел тридцать третий год, и он почитался одним из лучших фехтовальщиков среди Красных рыцарей. Он не встречал никого, кто был бы равен ему в его искусстве – ни на дуэли до первой крови, ни на тренировочных боях, ни на поле битвы. Сам капитан считал себя замечательным представителем своей породы – высокий, поджарый, с ловкими движениями, одетый в прекрасно подогнанные красные доспехи, с коротко остриженными темно-каштановыми волосами. Однако пятнадцать лет в рядах Красных рыцарей наделили его прагматичным и циничным взглядом на мир, из-за чего он часто не ладил с другими рыцарями, проявлявшими более садистские наклонности. Фэллон был истинным воином и больше всего ценил честь, мастерство и долг. К несчастью, он слишком хорошо понимал, что его войском руководили в основном выжившие из ума старики или изнеженные аристократы.

Уильям из Вереллиана принадлежал к числу тех немногих, кем Фэллон искренне восхищался, в нем сочетались тонкий ум и мастерство владения мечом – совпадение, к сожалению, очень редкое.

Сейчас Красные рыцари непосредственно подчинялись Пурпурному священнику по имени Мобиус, кардиналу Одного Бога – осведомителю короля и разжигателю войны. Священник-аристократ возглавил армию после того, как командующего Риллиона убили в Ро Канарне, а король Себастьян стал затворником. Рыцарям приходилось сдерживать недовольство, пока Мобиус отдавал им приказы и изъявлял свою волю.

Фэллон, который выдержал немало длительных совещаний, знал, что Мобиус желал покорить раненов, или жалких невежд и плебеев, как их предпочитал называть сам кардинал. Он даже послал в Дарквальд за подкреплением, и добровольческая армия того края собиралась прийти на помощь пяти тысячам рыцарей, которые развернулись лагерем в Ро Хейле. Фэллон сомневался, что успеет их увидеть, так как в ближайшие часы его отряд должен был отправиться в разведку на восток.

– Капитан, люди готовы, – подал голос сержант Омс, известный равно своим искусством владения мечом и неуемной склонностью к формальностям.

Фэллон не отводил взгляд от северных равнин.

– Откуда ты родом, сержант?

– Сэр? – смущенно переспросил младший по званию рыцарь.

– Какое место ты называешь домом? Когда ты не в рядах армии вторжения. – Фэллон отступил от зубчатой стены и повернулся к сержанту. – Месяц назад я потерял на этом дворе весь отряд и хотел бы лучше узнать своих новых людей.

15
{"b":"632384","o":1}