ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мой друг умирает, и мне необходим опытный лекарь. – Рэндалл подошел к дверям. – Одевайся.

Белый священник поднялся с постели и дрожащими руками потянулся к мантии. Он не был ни воином, ни рыцарем – просто священник, служивший привычной пастве. После долгих месяцев среди Черных и Пурпурных священников Рэндалл был рад увидеть обычного церковного служащего.

– Какова природа ранений вашего друга? – спросил священник.

Рэндалл оглянулся.

– Месяц назад он чуть не умер от многочисленных ран от меча. Он сильный, ему удалось выкарабкаться, но одна из них загноилась, и сейчас он борется с лихорадкой, – ответил Рэндалл.

Священник кивнул.

– Не было нужды разыгрывать такой спектакль, молодой человек. – Он пересек комнату, чтобы взять обувь. – Я представляю сторону исцеления и мира. Врачевание тех, кто пострадал от меча, – моя обязанность.

Рэндалл не ответил. Он знал, что никогда не обидел бы священника, но ему было нужно заставить целителя считать иначе.

Белый священник зашнуровал обувь и достал тяжелый плащ на меху и сумку с лекарствами.

– Как тебя зовут, священник? – спросил Рэндалл.

– Брат Хобсон. Ранее я служил в Хейране, сейчас здесь, в Вое.

Рэндалл кивнул и жестом приказал священнику следовать за собой.

– Нам нужно торопиться, брат Хобсон.

Он уже не старался вести себя тихо, когда подошел к наружным дверям и остановился, убедившись, что Хобсон следует за ним. Священник по-прежнему выглядел взволнованным, но сейчас он хотя бы согласился ему помогать. Осматривая темные улицы, Рэндалл слышал тихие, размеренные шаги вооруженных стражников в нескольких кварталах оттуда. Он вывел Хобсона из дверей.

Сюда, – прошептал он, – и веди себя тихо.

Рэндалл хорошо знал дорогу и двигался быстро, останавливаясь только для того, чтобы убедиться, что улицы пусты. Они уходили все дальше от центра, здания вокруг них становились все менее роскошными, и через несколько боковых улиц от северных ворот они вышли к ряду заброшенных домов и торговых лавок. Рэндалла радовало, что не весь Вой был занят богачами.

– Вы не представились, молодой сэр, – пропыхтел рядом с ним священник.

– Я сообщу свое имя чуть позже, брат, – ответил Рэндалл, высматривая сигнал Васира.

Отблеск света мелькнул на верхнем этаже старого деревянного магазина. Здание было в плохом состоянии, без дверей и целых окон, но крепкое, и оно служило доккальфару хорошим наблюдательным пунктом, чтобы следить за окрестностями. Васир дал сигнал, что все чисто, и Рэндалл повел Хобсона вперед. Они вошли в заброшенный магазин и поднялись по деревянной лестнице.

Хобсон с тревогой оглядывался по сторонам.

– Ты пока в безопасности, брат, – успокоил его Рэндалл.

– Вот как раз это «пока» меня и волнует, молодой сэр, – ответил Хобсон. – Ну, сейчас-то об этом печалиться бессмысленно.

И священник все же последовал по лестнице за Рэндаллом без дальнейших замечаний.

Верхний этаж здания оказался еще более запущенным. Бесчисленные дыры в деревянном полу заставляли цепляться за стену в страхе провалиться вниз. Брат Хобсон резко выдохнул, когда в дальнем конце коридора из двери появилась высокая фигура.

– Спокойно, брат, – произнес Рэндалл.

Ростом Васир приближался к семи футам, а его резкие черты лица оставались различимы даже в неосвещенном здании. У него были серая кожа, заостренные уши в форме листьев и угольно-черные волосы. Он двигался с нечеловеческой грацией и в обеих руках держал по тяжелому ножу.

– У нас мало времени, Рэндалл, – произнес доккальфар.

– Вы связались с восставшим из мертвых, – сказал Хобсон, широко распахнув глаза от ужаса.

Рэндалл холодно посмотрел на него.

– Брат Хобсон, твой пациент здесь.

На кровати, под выбитым окном, лежал в лихорадке Ута Призрак, Черный священник Одного Бога. Кожа альбиноса была еще бледнее, чем обычно, и липкой от пота. Они приложили к самым худшим из ран компрессы из пучков трав, и всю верхнюю часть его тела покрывали повязки. Рэндаллу было тошно видеть его в таком состоянии.

Белый священник подошел ближе и прищурился, глядя на раненого. Рэндалл заметил, как по лицу Хобсона скользнуло узнавание, когда он внимательно осмотрел мускулистого альбиноса, лежащего перед ним без сознания.

– Я знаю этого человека. – Он повернулся к Рэндаллу и Васиру. – И знаю о его преступлениях.

Рэндалл посмотрел на брата Хобсона. Он не знал, что произошло в Тирисе после их бегства; за последний месяц этот священник был первым человеком, с которым они заговорили.

– Вы убили принца Кристофа, – заявил Хобсон. – За ваши головы назначена немалая награда.

Рэндалл посмотрел на Васира.

– У нас есть время?

Доккальфар помотал головой и указал на Уту.

– Ну вот видишь, брат, у нас нет времени на объяснения. – Рэндалл вытащил меч. – Я не хочу причинять тебе вред, но и видеть, как этот человек умирает, я тоже не хочу.

Он не удивился, когда услышал, что их считают убийцами. Принца Кристофа Тириса убило какое-то существо. Какое именно – этот вопрос он задавал себе сотни раз за последний месяц, но так и не подобрался к ответу. Темный Отпрыск, монстр, жрец и алтарь – эти слова не содержали всей правды. Рэндалл даже сомневался, что кто-нибудь поверил бы ему, вздумай он все честно рассказать.

– Вылечи его – и мы сможем поговорить, – сказал Рэндалл.

По брату Хобсону было видно, что он напуган. Рэндаллу не приносило никакого удовольствия заставлять скромного священнослужителя помогать тому, кого Хобсон считал беглым убийцей. Но у них не было выбора.

– Я вылечу этого человека, – нехотя сказал Хобсон, – но мне придется сообщить о вас властям.

Он улыбнулся с угрюмым смирением.

– Я понимаю, что вы, возможно, захотите заставить меня хранить молчание, но я дал обет церкви.

Рэндалл обдумал его слова.

– Ты хороший человек, брат. Я не держу на тебя зла. – Он вложил меч Большой Клык в ножны. – Вылечи его, и твои шансы выжить многократно увеличатся.

Брат Хобсон кивнул. Он поставил сумку на пол и начал осматривать раны Черного священника. Гвардейцы короля в Ро Тирисе дали яростный отпор; некоторые из самых глубоких и рваных ран за последнюю неделю загноились и требовали первоочередного внимания.

– Что мы будем делать, когда он поправится? – шепотом спросил Васир.

– Мы еще очень далеко от Фелла, – ответил Рэндалл, – и, как я думаю, на наши поиски отправили Пурпурных священников… возможно, еще и наемников. – Он покачал головой. – Мы можем собрать кое-какие припасы и попробовать затеряться в глуши. Или мы можем положиться на скорость и отправиться прямиком на юг.

Васир наклонил голову.

– Если Тень полностью исцелится, мы, по крайней мере, сможем передвигаться быстрее, – сказал он.

Месяц назад в подземной темнице Ро Тириса Катья Рука Отчаяния назвала Уту последним из потомков Теневого Гиганта. Это имя, похоже, имело огромное значение для доккальфаров. Судя по тому, что успел увидеть Рэндалл, они почитали Черного священника больше, чем любого другого человека из ныне живущих.

Брат Хобсон повернулся к ним от дрожащего в лихорадке человека.

– Я слуга мира, поэтому я чувствую необходимость кое-что рассказать тебе, юноша.

Рэндалл немного нахмурился на «юношу», но предпочел не заострять на этом внимание.

– Ну так расскажи.

– В городе появились наемники, на вид – очень опасные люди. Я не знаю, почему они здесь, но ваше присутствие кажется мне немного… неслучайным. – Хобсон помедлил. – Я слышал, они называют себя «ублюдками». Я не уверен, что это – название их отряда или просто общая характеристика, но им оно явно пришлось по вкусу.

Рэндалл обдумал новость. Они держались в стороне от дорог, передвигались в основном по ночам и спали в заброшенных или пустынных местах. Если наемники приехали сюда за ними, то, скорее всего, они просто проверяют Вой, но не знают точно, что их добыча находится здесь. Его рука все еще дрожала, когда ему приходилось вытаскивать меч Большой Клык для битвы, и он не горел желанием проверять свои боевые навыки – особенно против тех, кто добровольно называл себя «ублюдками».

3
{"b":"632384","o":1}