ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что за… – вырвалось у него. Он поднялся на ноги и посмотрел на кровавое месиво, свалившееся сверху.

В пыли лежало искореженное тело Золотого священника, голова и грудь раздроблены сокрушительным ударом. Похоже, когда его сбросили с балкона, он был все еще жив и не имел на себе ни оружия, ни брони. Кто бы он ни был – стражи на мосту, разумеется, увидели тело, и Гленвуд снова спрятался под мост, чтобы его не заметили слуги и Золотые священники.

– Рам Джас, мелкий ублюдок, – пробормотал он, приготовившись сбежать.

Бросив быстрый взгляд на канализационную решетку, он услышал дробный стук шагов по мосту, когда стражи подбежали посмотреть, кто же упал. У Гленвуда не осталось выбора, кроме как попытаться проникнуть в канализацию и попробовать выбраться тем путем, который предложил убийца.

Его охватила паника, он поднял взгляд – и увидел, как сверху падает толстая веревка. Послышался свист арбалетных болтов, выпущенных в сторону балкона. Он прикрыл глаза от света факелов, но не мог четко разглядеть, что там происходит, хотя сверху доносились нестройный шум и выкрики стражников. Гленвуду не удавалось разобрать ни слова, и вся сцена скоро превратилась в хаос.

На балконе в ярком свете факелов показался какой-то человек и быстро начал спускаться. Похоже. Рам Джас сбросил вниз священника, затем веревку и спустился сам меньше чем за десять секунд. Кирин надел какие-то рукавицы и скользил по веревке со страшной скоростью, по пути уворачиваясь от арбалетных болтов.

Гленвуд ошарашенно замер.

– Очнись, Кейл, нам пора! – позвал его убийца. – Открой канализацию.

Гленвуд стряхнул оцепенение и бросился к металлической решетке. Священники и слуги на мосту были слишком заняты наемным убийцей, чтобы заметить мошенника, и ему удалось просунуть меч между проржавевших петель и сорвать решетку. Рам Джас резко остановился, балансируя на верхней части трубы.

– Добрый вечер! – произнес он жизнерадостно. – Мы идем?

Гленвуд запнулся, когда попытался ответить, и яростно замахал руками, показывая на приближающиеся к ним тени. Кирин спрыгнул с трубы, засунул в ножны окровавленную катану, схватил мошенника за плечо и толкнул его в канализационную трубу.

– Закрой рот, Кейл, и постарайся не дышать, – произнес он с ухмылкой.

Гленвуд обнаружил, что летит по темной и мокрой трубе, которая под крутым углом ведет куда-то вниз.

Саара Госпожа Боли тяжело осела на пол. Она сжала голову ладонями и завыла, как дикий зверь, почувствовав смерть Лиллиан. Мучительная боль пронзила ее, когда еще больше последователей Одного Бога вошли в ее разум и стали ее рабами.

– Госпожа! – вскричал Кэл Вараз, находившийся на другой стороне комнаты.

Саара проводила совещание с наиболее доверенными Черными воинами о развертывании дополнительных сил армии Псов. Примерно через месяц прибудут еще пятьсот тысяч воинов, и ей не терпелось использовать их с лучшим результатом. Стоящие перед ней мужчины внимательно слушали ее распоряжения, но сейчас они со страданием на лицах смотрели, как она извивается на полу в кабинете герцога.

– Вон! – пронзительно завопила она.

Они выполнили приказ без колебаний. Исполнительные и верные воины, они глубоко завязли в ее сетях. Через несколько секунд дверь за ними закрылась, и Госпожа Боли осталась рыдать на полу в одиночестве.

Она ощущала лезвие катаны Темной Крови, когда он отрубил Лиллиан голову, и сейчас Саара, наверное, в первый раз осознала, что тоже смертна. Если он смог убить Амейру, Катью и Лиллиан всего за три месяца, то он сможет оказаться рядом с Саарой гораздо быстрее, чем она считала возможным.

Внезапно дверь распахнулась, и в кабинет вошел слуга. Ему было около восемнадцати лет, и, похоже, он принадлежал герцогу Лиаму. Парень принес ведро и швабру, начал мыть пол и только потом заметил колдунью, лежащую у стола. Ее била дрожь. Юный слуга ро уставился на нее, затем неловко улыбнулся и, забыв про ведро, отступил к двери.

– Нет, мальчик, не уходи, – сбивчиво бормотала Саара, – иди сюда.

Она не могла сосредоточиться, ей не хватало силы зачаровать слугу.

На эту минуту она стала всего лишь несчастной женщиной, распростертой на деревянном полу – кожа мокрая от пота, глаза наполнены слезами.

– Кажется, мне нужно идти, – в ужасе произнес юноша, жалея, что не начал уборку с другой комнаты. – Я могу прибрать здесь в другое время.

Она попыталась сесть прямо, но смогла только подползти, приняв хищную позу.

– Я тебя не обижу, – прорычала она, обнажив зубы, на губах показалась слюна. – Иди сюда, – после этих слов юноша попятился, пока не уперся спиной в дверь. – Мне нужна твоя сила.

Саара бросилась на него, позволив самым низменным импульсам взять под контроль свое тело, вцепилась в лицо юноши и накрыла его губы жестоким поцелуем. Он закричал. Она прижала ладони к его вискам и стала высасывать из него жизненную силу в своих агрессивных объятиях. Саара жадно рычала, прикусив нижнюю губу юноши, и застонала от наслаждения, когда кровь начала струиться у него из глаз, носа и ушей. Энергия слуги медленно обновляла ее, и Госпожа Боли почувствовала, как разум снова становится ясным и сосредоточенным, а новые фантомные рабы распределяются по своим местам.

Она встала и выпрямилась, отстранив от себя мертвое тело, затем уронила его в лужу из натекшей крови. Спустя секунду Саара степенной походкой уже вернулась к столу. Ее платье безупречного покроя пропиталось кровью, а лицо и руки стали красными и липкими.

Глубоко вздохнув и даже не пытаясь очистить себя от крови, Госпожа Боли откинулась на спинку большого кожаного кресла. Сначала Рам Джас убил Катью, сейчас – Лиллиан, а следующей, как думала Саара, должна стать Изабель Соблазнительница. В своей попытке нарушить планы Семи Сестер убийца был весьма последователен.

С рычанием Саара решила, что отправит в Ро Лейт столько Черных воинов, сколько сможет, чтобы схватить проклятого кирина.

Глава одиннадцатая

Фэллон из Лейта во владениях Алого Отряда

Поздним вечером они добрались до группы деревень. Обнаружив дома заброшенными, Фэллон и его пятьдесят рыцарей расположились в них на постой. Они уже порядком углубились во владения Алого Отряда, и до Южного Стража оставалось пять дней пути. До сих пор они не встретили сопротивления, и капитан обнаружил, что все местное население, похоже, укрылось за стенами раненской крепости. Несколько дней назад Фэллон послал в Ро Хейл гонца, и Тристрам в ближайшие день-два должен был отправить им подкрепление, скорее всего, прибывшее из Дарквальда.

Дождь шел не переставая, и Фэллон все так же ненавидел Свободные Земли раненов. Он ненавидел отданные ему приказы, Пурпурных священников, которые их придумали, а больше всего ему претила перспектива осады Южного Стража. Механикам было велено сооружать требушеты – большие военные машины, которые умели швырять гигантские валуны гораздо дальше, чем катапульты или баллисты. Их использовали, когда рыцари не могли себе позволить продолжительную осаду, а кардинал Мобиус и король решили, что лучше закидать людей из отрядов Призраков и Алых камнями, чем сражаться честно.

– Приближается всадник, сэр, – доложил сержант Омс, показавшись в дверях фермы.

Фэллон надул щеки и нехотя поднялся из кресла, где сидел, откинувшись на спинку. Стояло раннее утро, и он был рад провести ночь под деревянной крышей и проснуться сухим – непривычное ощущение.

– Откуда?

– С востока, сэр. Кто бы это ни был, он скачет изо всех сил. – Омс дежурил последние несколько часов и видел, как ночь сменяется днем над фермами и деревнями владений Алого Отряда.

Фэллон даже не стал надевать доспехи.

– Подними людей, но пусть не показываются на глаза, – приказал он.

– Есть, сэр! официально ответил Омс.

Фэллон побрел прочь от фермы. Его люди расположились на нескольких небольших фермерских усадьбах, окруженных добрым черноземом. Земли здесь отличались большим плодородием, чем в Травяном Море или на землях Призраков, и в целом Фэллону они нравились немного больше.

50
{"b":"632384","o":1}