ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джакан продолжил наступление и осознал, что из них двоих он в гораздо лучшей форме. Он снова и снова наносил удары мечом, и Вереллиану все труднее было удерживать щит. Старый рыцарь отступил в сторону, а не назад – но для атаки ему выпадало слишком мало возможностей.

– Едва ли это справедливый бой, – пробормотал Терон. – У священника почти нет чести.

– Но меч он держит крепко, – сухо заметил Омс.

Казалось, у Вереллиана из всех чувств преобладает разочарование – он, очевидно, раскаивался, что не выбрал более удобный меч, которым можно было сразу убить Пурпурного священника. К тому же он быстро стал выдыхаться.

– Я не могу позволить ему умереть, – прошептал себе под нос Фэллон. – Что бы сделал человек чести?.. – Хорошо, что ни Омс, ни Терон его не услышали.

Джакан начал мощную и сложную серию вертикальных ударов, из-за которых старый рыцарь стал выглядеть неуклюже. Вереллиан старался отразить их, но, как только он немного открылся, Джакан это заметил. Уильям слишком сильно повернулся, парируя удар, и оставил открытой правую сторону. Пурпурный священник крутанулся и рубанул по боку Уильяма. Удар был не смертельным, но Вереллиан пошатнулся и упал на траву.

Джакан ринулся к нему и пнул рыцаря в голову. Короткий меч отлетел в сторону, и Уильям, обмякнув, неопрятной кучей рухнул на свой щит.

– Ты побежден, рыцарь! – объявил Джакан, выбил ногой щит Вереллиана, а его самого оставил лежать на земле. – Если ты помолишься Одному Богу о прощении за свое предательство, я прикончу тебя быстро.

– Просто убей меня, пурпурная сука, – рявкнул Вереллиан, держась за рану на боку и пытаясь остановить кровь. – Я отдал Одному Богу более чем достаточно своей крови. Извинений он не получит.

Джакан занес меч. Для Фэллона время, казалось, замерло – он смотрел, как его единственный настоящий друг ничком лежит на земле. Часто судьба была к ним жестока, но Фэллон и Вереллиан побеждали всех, кто был достаточно глуп для того, чтобы на них напасть.

– Хватит! – проревел Фэллон. Все посмотрели на него, а Джакан замер с занесенным мечом.

Он встал, тяжело дыша и стиснув зубы.

– Нет, – прошептал Терон, – они же вас убьют…

Фэллон бросился вперед.

– Капитан Фэллон, что все это значит? – крикнул Джакан.

– Сегодня вы его не убьете, – сказал Фэллон, ослабив хватку на рукояти меча. – Сержант Омс! – скомандовал он. – Посадите Уильяма из Вереллиана на лошадь.

Омс беспрекословно выполнил приказ.

– Вы двое, – рявкнул сержант на ближайших рыцарей, – помогите мне посадить человека в седло. Пошевеливайтесь!

Фэллон поднял взгляд, потемневший от ярости.

– Ты сотню раз был близок к черте, Фэллон, – произнес Джакан, – но сейчас ты пересек ее.

– Омс, быстрее, – поторопил капитан.

– Слушаюсь, сэр. – Сержант перекинул руку Вереллиана себе через плечо и подсадил старого рыцаря в седло. Двое других рыцарей помогали ему, пока Уильям не сгорбился на спине лошади.

Терон призвал рыцарей к оружию, и они встали на защиту за спиной своего капитана. Добровольцы точно так же выстроились за Джаканом с арбалетами наготове.

– Скачи на юг, – сказал Фэллон Вереллиану. – В Канарн или Охотничий Перевал, неважно. Только не возвращайся к раненам.

Старый рыцарь страдал от тяжелой раны, но улыбнулся.

– Как человек ты лучше меня, Фэллон из Лейта. Дай мне знать, если выберешься живым из этой передряги.

– Не думаю, что из меня получится хороший пленник, – сказал Фэллон и вложил второй короткий меч в ладонь Вереллиана. – Следи за ним или учись сражаться левой рукой.

– Капитан! – взвизгнул Джакан, яростно топая ногами. – Тебя за это казнят!

Фэллон шлепнул лошадь Вереллиана по крупу, и она рысью поскакала на юг. Джакан, слишком разъяренный, чтобы говорить, гневно уставился на него.

– Приведите капитана рыцарей к повиновению, – приказал священник, чуть ли не взрываясь при каждом слове. – Убейте любого, кто встанет у вас на пути.

Невнятные возражения лорда Коркосона никак не помешали сотне добровольцев выступить вперед.

– Защищайте капитана! – крикнул Терон. – Мы Красные рыцари, и мы выстоим!

В едином порыве рыцари выхватили из ножен мечи.

– Хватит! – крикнул Фэллон своим рыцарям. – Я знал, что делаю.

– Капитан, мы можем победить! – прорычал Терон.

– Пусть идут! – согласился Омс, стукнув мечом по красному щиту. – После того как мы убьем первую сотню, остальные навалят в штаны и сбегут.

Рыцари шумно рассмеялись в знак согласия, и добровольцы начали смущенно и испуганно переглядываться. Это были простые люди, которые подчинялись приказам командующего. И не их вина, что в командиры им попался идиот.

– На сегодня больше никаких сражений, – сказал Фэллон Джакану. – Я добровольно сдаюсь на милость Одного Бога.

– Капитан, – произнес Терон. – Мы будем вам верны.

Рыцарь повернулся к своему адъютанту и протянул ему свой меч рукоятью вперед.

– Следи за ним, Терон, – сказал он. – Ты лучше, чем я о тебе думал.

Терон, Омс и остальные воины отряда были возмущены, что позволили сдаться своему капитану. В их взглядах, обращенных на Джакана, читалось обещание мести.

– Не пойми меня неправильно, священник, – сказал Фэллон. – Я все еще собираюсь убить тебя, но честь диктует мне сдаться.

Когда дрожащий доброволец заковал его в кандалы и увел от отряда, капитан рыцарей Фэллон из Лейта улыбнулся. Он совершил поступок, который в итоге может привести его к смерти, но впервые за много месяцев он был счастлив, что поступил именно так.

Эпилог

Ветер, гуляющий над пустынными равнинами Тор Фунвейра, оказался сущим кошмаром для ястреба. Не так уж трудно было поймать более легкий воздушный поток и лететь на юг, но Нанону всегда тяжело давался полет. Необходимость постоянно поправлять курс, странные, беспорядочные пути, которыми гнал птиц ветер, – Нанон никогда не чувствовал, что полностью управляет скоростью полета или его направлением. Должно быть, настоящие птицы хорошо умеют смиряться с такими невзгодами.

Когда на горизонте показались горные пики Когтей, он начал снижаться, скользя по воздуху к небольшому, но густому лесу у подножия гор. Пошел дождь, и Нанон громко выругался, что прозвучало как пронзительный клекот. Мокрые перья мешали, особенно когда нужно было приземляться. Он вяло плюхнулся на высокую ветку, в основном из-за непогоды. Неловко похлопав крыльями, он стряхнул большую часть воды и посмотрел на землю. Нанон находился в нескольких милях севернее того места, куда ему нужно попасть. Возможно, с четырьмя лапами будет легче, чем с двумя крыльями.

Стараясь не оказаться под дождем, Нанон спрыгнул с ветки и еще раз каркнул, когда приземлился на опавшие листья под деревом. Мокрый, холодный и жалкий. Глупые птицы. С небольшим приливом энергии он принял форму бурого медведя и размашистыми прыжками направился в рощу. Медведем быть проще, в его шкуре возникало приятное ощущение массивности и надежности. Единственный недостаток – вонь.

Мало кто из людей шел этим путем. Все знали, что через Когти перейти нелегко. Люди ро предпочитали равнины и редко заходили в леса и горы. В лесах почти никто не беспокоил сородичей Нанона и Горланских пауков, а в горах обитали совсем другие твари.

Он бежал вверх по склону, пока равнины не остались далеко внизу, а высокие горные пики не заслонили горизонт. В обличье медведя он мог не остерегаться большинства местных хищников: они не представляли для него опасности. Только самые крупные Горланские пауки отважились бы на него напасть, но на большой высоте они встречались редко. Нанон направлялся на темную сторону самой высокой горы, чтобы навестить старого знакомого – очень старого знакомого.

После долгих часов бега он увидел пещеру за деревьями. Сориентировавшись по небу и горам, Нанон подбежал к пещере и остановился. Он был вне досягаемости самых выносливых путешественников и самых смелых птиц. Ни одно животное не забиралось на самые высокие вершины. Шерсть у него на загривке встала дыбом. Он почувствовал себя добычей.

55
{"b":"632384","o":1}