ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что за… что я здесь делаю? – спросил он сам себя, когда капля крови с лежащего сверху трупа упала ему на лицо.

Со времени последней атаки он не видел брата Ланри и надеялся, что с Коричневым священником обошлись как с мирным человеком, ведь тот не участвовал в сражении. Если у Пурпурных священников, которые командовали армией, осталось хоть какое-то подобие чести, они позволят Ланри вернуться в Канарн и рассказать Бромви обо всем произошедшем здесь – но каресианец очень сомневался, что они так поступят.

Хасим начал пробираться к краю груды мертвых тел. Никто не охранял низкие погребальные костры. Добровольцы разошлись на отдых по своим палаткам, и центр Южного Стража походил на город-призрак. Он не стал вытаскивать из груди арбалетный болт, опасаясь разбередить рану, из-за чего ему приходилось неловко двигаться резкими толчками. Он даже не попытался встать, когда ему удалось выбраться – просто пополз прочь и укрылся в глубокой помойной канаве, которая проходила через центральную часть города, а затем направился к внешним стенам.

– Что же человеку сделать, чтобы его наконец убили? – пробормотал он сквозь стиснутые зубы.

Глава восьмая

Далиан Охотник на Воров

в городе Ро Лейт

В Каресии было мало зелени – только пальмы, кактусы и редкие сады, и Лейт показался Далиану необычным городом по сравнению с остальными. В Тор Фунвейре росло много лесов, но города строились из камня с небольшим количеством зеленых насаждений. Охотнику на Воров понравилось герцогство Лейт с его широкими аллеями, обсаженными деревьями, и славными, улыбчивыми жителями.

Путешествие на юг не вызвало у Далиана затруднений, а те, кого он выслеживал, даже не пытались заметать следы. Далиан отставал от Рам Джаса. Рами всего на несколько часов, и, добравшись до Лейта, он оптимистично надеялся, что Джаа поможет ему найти киринского наемного убийцу. Лейт был домом для всевозможных птиц: и известных, и экзотических. Крылышки ярких расцветок порхали возле второго холма, а пение птиц стало приятным аккомпанементом прибытию Далиана в город. Он прошел мимо третьего холма и присел за столиком снаружи таверны, откуда мог следить за теми, кто ходит по городу. На улице он услышал, будто в таверне неподалеку схватили киринского преступника, хотя местные жители недоумевали, как при этом могло погибнуть шесть стражников. Кем бы ни был пленник, но только толпа в двадцать человек сумела подчинить его. Этот разговор укрепил Далиана в мысли, что Рам Джаса Рами схватили не больше четырех часов назад.

У Лейта не было необходимости в хорошо укрепленном остроге. Здание тюрьмы, огромное и уродливое, больше напоминало Красную церковь, чем городскую тюрьму. Однако новостью оказалось, что подножие холма патрулируют Черные воины. На ближайшее дерево опустился черный ястреб, и Далиан заметил, как из тени между желобами для кормления выбрался человек. Он был немного пьян, и, судя по его бледному, влажному от пота лицу, его совсем недавно стошнило.

– Выпьете еще, сэр? – спросил слуга из народа ро.

Присутствие каресианца не тревожило местных жителей, а Далиан к тому же старался выглядеть старым и безопасным. Он снял доспехи Псов и переоделся в простую коричневую робу. На юге Тор Фунвейр был свободнее от национальных предрассудков, и, миновав Арнон, Далиан больше не сталкивался с трудностями из-за своей расы.

– Да, – ответил Охотник на Воров, – еще один бокал превосходного вина – это будет восхитительно.

Слуга улыбнулся и направился обратно в таверну. Минуту спустя он вернулся с бутылкой Резерва Шестого Холма и доверху наполнил бокал Далиана.

– Первый раз в Лейте, господин? – спросил он, явно привычный к общению с посетителями.

– Так и есть, – ответил Охотник на Воров. – Должен признать, ваш город – прекрасное место для отдыха.

– У нас тут живет немало каресианцев, господин. Думаю, им нравятся деревья и леса.

– Скажи мне, юноша, что за шум недавно поднялся вокруг киринского преступника? – спросил он.

Слуга с восторгом повернулся к нему. Похоже, недавняя потасовка стала одним из самых интересных событий в городе за последнее время.

– Такой кровавой резни еще никогда не было! – ответил он, округлив глаза, как взволнованный ребенок. – Кирин своим кривым мечом убил двадцать человек! Там повсюду была кровь, валялись руки-ноги отрубленные. Отец говорит, он вроде бы наемный убийца.

– А имя его ты часом не слыхал? – спросил каресианец непринужденно.

– Странное киринское имя. Рами, что ли. Или что-то похожее.

– Спасибо, парень, – сказал Далиан, кинув слуге серебряную монетку.

Тот поймал ее и бросился бежать обратно в таверну.

– Ну, мой повелитель, – произнес Далиан, обращаясь к Джаа, – похоже, нам придется спланировать побег из тюрьмы. Любой твой совет будет принят с благодарностью.

Повернувшись спиной к темнице, пьяный стоял, отчасти скрываясь в тени, и ждал, пока появится перерыв в обходе стражников, затем вышел на улицу. На его боку висел старый длинный меч. Крик ястреба, который приземлился неподалеку, предупредил пьянчугу, что на подходе Черные воины, и помог ему не выдать себя. Как только путь был свободен, ястреб снова крикнул – и мужчина быстро пересек улицу.

Далиан подозревал: колдунья в Ро Лейте захочет оставить наемного убийцу в живых на как можно более долгий срок, желая продлить его страдания на недели, если получится. Это означало, что время на его стороне. Если пьяница – тот самый преступник из Тириса, о котором ему говорили, и если он знает, где держат его друга, Далиан считал, у них двоих есть шанс спасти Рам Джаса Рами до того, как колдунья с ним наиграется.

– Мне бы не помешал твой совет, повелитель, – произнес Далиан в пространство. – Или, может, отряд опытных воинов.

Пьяница разлегся на траве и покачал головой. Далиана он не впечатлил. В Кессии звание бандита было почетным. Бандитами становились выходцы из древних родов, они подчиняли всю свою жизнь стремлению удерживать преступность в определенных разумных границах. Этот же человек не только был из народа ро, он отличался неряшливостью и пил слишком много, чтобы принести кому-то пользу.

– Мой повелитель, дай мне лучше в помощь того, кто может стоять на ногах и при этом не блевать, – произнес Далиан с усмешкой.

Черный ястреб сделал еще один круг. Мошенник махнул рукой, пытаясь его отогнать, и вытащил вторую бутылку вина.

– Да, это вполне разумно, – с сарказмом пробормотал Далиан. – Пей больше, утопи свое горе, оставь Рам Джаса умирать.

Ястреб приземлился на траву рядом с мошенником. Он несколько раз взмахнул огромными крыльями, подпрыгивая над землей. Когда человек перекатился по траве, повернувшись спиной к возбужденной птице, та перестала шуметь и снова взмыла в воздух. Охотник на Воров следил за ее полетом, пока птица описывала круги над пьяным мошенником. Через несколько секунд круг стал шире, захватывая таверну, а ястреб принялся постепенно снижаться, пока не исчез в небольшой роще.

– Мой повелитель, мне и правда нравятся птицы, – произнес Далиан. – Но у них существуют определенные трудности, когда дело касается того, чтобы держать оружие.

Он сделал хороший глоток вина и откинулся на спинку стула. Стоял славный вечер, и Охотник на Воров с удовольствием сидел снаружи таверны под темнеющим небом, наслаждаясь покоем в первый раз после невзгод, перенесенных им за последние недели. Разрушение Козза – не самое приятное зрелище, и во время путешествия на юг Охотника на Воров переполняли мрачные и тяжелые мысли. Его не волновала чужая смерть, он не дрогнул бы, и глядя на массовое уничтожение, но то, что он увидел в торговом анклаве, он забыть не мог.

Звук из ближайших кустов вывел Далиана из задумчивости. Кто-то застрял в колючих ветвях, ругаясь на острые шипы.

– Невежливо таиться в темноте, друг, – произнес Далиан.

– Да, да, вы правы, – ответил странный голос, – дайте я освобожусь и потом буду таиться уже при лунном свете.

91
{"b":"632384","o":1}