ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нелли тоже сделалось тошно. Страшные слуги Венедиктова, жалкий вид Индрикова, образ помешанного жениха Лидии, непонятное отсутствие Кати… И над всем этим – Венедиктов, насмешливый и желтоглазый, которого отчего-то трудно ненавидеть…

– Куда причаливать на Петровской-то?

– Правее, где синий домик.

Скромное обиталище вдовы, столь несхожее с хоромами Венедиктова, показалось в предутреннем тумане на редкость уютным. И одинокая свеча в окошке куда милее роскошных каскадов света, умноженного хрусталями. С какой, однако ж, радости Матрене бодрствовать в такой час? Нелли рывком вскочила на ноги: свеча горела в ее собственном окне!

– Да потише, сударик, так и опрокинуться недолго!

– Держи свой алтын! – Нелли соскочила на берег.

Не слишком приятная мысль задержала ее руку на колотушке: какое еще лицо будет у вдовы, когда она выйдет отворять в такой час дверь? Ну да не караулить же до свету на улице. Стук отчего-то получился довольно слабым. Вот странность! Не успел стихнуть робкий стук, а с другой стороны уже заклацали запоры.

– Катька!!

Глаза подруги сияли лукавством, даже короткая черная косичка с какой-то лихостью топорщилась над воротником.

Нелли, не успев еще обидеться, кинулась обнимать подругу.

– Я из окошка лодку-то увидела! Ну скорей вниз, а то б тебя тетка спросонок живьем бы съела! Уж на меня-то ругалась, ругалась… – весело шептала Катя.

– Что ж ты вытворяешь? – шипела Нелли, тихонько ступая по лестнице. – Уж я тебя жду там, жду… Потом уж все лодочники разъехались, даже наш делся куда-то…

– Да никуда он не делся, со мной уплыл, – преспокойно заявила Катя, отворяя дверь.

Нелли задохнулась.

– Я там с ума схожу, а ты! Без меня! Я думала, тебя слуги Венедиктовы схватили да отволокли тихонько куда в подземелье! Ты хоть видала слуг-то его? Катька, как же ты могла без меня уплыть?

– Да по всему выходило, что мешкать не приходится, хоть бы и без тебя… – Катя усмехнулась, принимая у Нелли плащ. – Во втором-то этаже, между прочим, у него не жилые покои, тут мы ошиблись с тобой. Колдовская поварня там да прочая дрянь.

– Я с тобой разговаривать не хочу! – Нелли упала на кровать. – Либо объясни все сейчас же, либо отстань от меня. Спать я хочу.

– Оно и видно, что глаза у тебя слиплись вконец, – резко ответила Катя. – Ты их разуй хоть на немножко.

Нелли вскрикнула. На комоде, рядом с оплывающим огарком в грубом оловянном подсвечнике, матово поблескивал вишневыми боками ее ларец.

Глава XXXI

Свернувшаяся на крышке саламандра, казалось, подмигивала Нелли красными огоньками глазок.

Нелли споткнулась, вскакивая с кровати, поднялась с полу, в один прыжок пересекла комнату – словно перелетела.

– Ты погоди радоваться, помнишь, я ж в лицо камней не помню, – проворчала довольная Катя. – Пришлось уж на свой страх… Поди дождись другого такого случая! Так и стоял на видном месте – в самой колдовской поварне.

– Где-где? – Нелли, опустившись на колени, вывалила содержимое ларца прямо на половицы. Мешочки и футляры сыпались со слабым стуком, знакомые и родные.

– Ну посуда там всякая, оловянные банки, гнутые стклянки, клетка для спиртового огня. Много разного.

– Лаборатория, – пальцы Нелли нетерпеливо высвобождали сверкающие украшения из их скромных нарядов. Причудливая, фантастическая груда разноцветных лучей уже переливалась на ее коленях. Нелли запускала в камни ладони, словно хотела отогреть руки в их огне.

– Как ни назови, хорошего мало… Щастье, решеток на окнах нету во втором-то этаже. Окно я открыла, гляжу – карниз до трубы идет, как на заказ слажено.

– А с ларцом-то по трубе как? – Нелли, поднеся ко рту алмазную брошь, щупала звездочки губами.

– Так я его под сюртук. Всю одежу ободрала, знамо дело. Потом епанчишку сняла да запеленала в нее, не по улице же эдак его нести. Старикашку нашего поскорей нашла да в лодку! Думаю, ты уж доберешься как-нибудь.

– Катька… – Нелли прижалась щекою к рубиновой серьге.

– Эй, ты не балуй!

– Мочи нет… Один разок!

– Да думай же ты головой, молодой барин! – Катя подскочила к Нелли и на корточках уселась напротив. – Ты понимаешь, что нам удирать надо, да так, чтоб только пятки сверкали?! Понимаешь или нет? Считай, что его нету у тебя наполовину, ларца-то… Одною ручкою ты его держишь, а Венедиктов окаянный еще другой уцепился.

– Да понимаю я, понимаю… – Грудь Нелли часто вздымалась. – Завтра с утра соберемся бежать, мне только в Малую Голландию еще заскочить надо.

– Это еще зачем?

– Девушка там одна. Венедиктов ей тоже недруг, ей помощь нужна.

– Чья помощь, Романа или Нелли?

– Не важно. Пусть я даже не могу ей помочь, но и не уеду я так. Она мне свой секрет раскрыла… Худо.

– Слушай, оторвись ты от своих каменюг на немножко, – Катя густо покраснела от волнения. – Они тебя всякого разумения лишили.

– Хорошо, – Нелли нехотя взглянула на подругу.

– Теперь отвечай, только подумай сперва. – Катя пристально смотрела в глаза Нелли. – Ты вить раньше не хотела с ним за братца счеты сводить. Или переменилась?

– Н-нет… Не переменилась, пожалуй, – Нелли призадумалась.

– Вот чего не могу понять. Я бы на твоем месте только и мечтала ножичком его полоснуть.

– Ты вправду не понимаешь. Ореста я очень любила, ты знаешь. Только как бы тебе сказать… Венедиктов тут вроде как и не очень виноват, просто Орест, ну он вроде как в чужую игру попал. А я – я в своей. Человеческой обыкновенной справедливости тут не место. Поэтому мне лишь одни камни от Венедиктова нужны. И ему они нужны были, он ради них Ореста и заманил в свою сеть, теперь я это знаю уж наверное. Не чьи-то, а как раз эти.

– Теперь они где?

– У меня. – Нелли усмехнулась. – Почти, ты сама же говоришь. Надобно еще с ними ноги унести подале.

– Так какое тебе дело до чужой вражды?

– Ждать она меня будет, Лидия. Не могу я иначе, Катька, пойми!

– И в цацки сейчас не можешь не играть?

– А здесь ты права. Не время, да и не место. – Нелли принялась решительно складывать украшения обратно. – Уж как нибудь себя пересилю.

– Ну и молодец, – Катя перестала злиться. – Слушай, что-то Зила старая нам давала, помнишь?

– Давай поглядим теперь! – Нелли закрыла ларец.

Катя волокла уже из передней объемистый пестрый узел.

– Развязывай же!

– Ничего не пойму! Тряпки какие-то… – Катя быстро расшвыряла по сторонам содержимое узла.

Девочки в изумлении уставились на наряд цыганки: пеструю юбку с широкими складками, жакет, кацавейку, огромную шаль…

– Рехнулась твоя старуха! Чем это нам поможет?

– Погоди… тут еще что-то, – Катя подняла маленький сверток. – Самое тяжелое, железо, не железо.

– Скорей!

– Погоди… – Катя рванула тугой узелок зубами.

– Ox ты!..

Перед изумленными подругами, поблескивая, рассыпались… украшения!

– Экая дрянь… – Катя подбросила на ладони тяжелое желтое кольцо с зеленым камнем. – Медяшка со стеклом. Зачем нам это?

– Знаю! – Нелли подпрыгнула. – И ты знаешь, подумай, ну же!

В Катиных глазах вспыхнула догадка. Девочки расхохотались как одержимые.

– Ай, старуха, ай, придумала! А ты говоришь рехнулась!

– Ну виновата, молодец старуха, вдвое умней нас обеих!

– Уж это точно!

Наступающий день застал девочек за странным занятием: они складывали пустые оболочки обратно в ларец.

– По дороге на Москву он за нами не погонится, – задумчиво говорила Нелли. – Встретимся в Твери, а уж оттуда и домой повернем.

– Может, ближе?

– Ближе опаснее.

– И то верно. – Катя с досадою раздевалась. – Ох, жалко с мужским-то нарядом расставаться.

– Бог даст, ненадолго. Мне тоже кой-чего жалко, – Нелли горько вздохнула.

Катя меж тем залезала через голову в длинную юбку. Немного времени спустя перед Нелли стояла уже девчонка-цыганка, красивая довольно, но совершенно дюжинная.

43
{"b":"6326","o":1}