ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Болезнь? Да, пожалуй, это была болезнь – ведь Неферт похудела и ослабла. Ей доставляло странное удовольствие чувствовать себя больной. Она тоже больна! Она не хочет быть здоровой!

Целыми часами Неферт лежала неподвижно, слушая течение крови в своем теле. Иногда ей казалось, что ее кровь тоже струит смертоносный яд.

– Я ничего не хочу.

– Совсем ничего? Бедная крошка! – госпожа Мерит решительно поднялась. – Шерит, Хапшесут! Пусть мне сейчас же готовят одежды – я еду в храм Изиды!

– Мамочка! – Неферт приподнялась вслед выходившей уже матери так стремительно, что почувствовала сильное головокружение. – Может быть, мне стало бы легче, если бы я сама поехала в храм?

– О, я уверена!

– Но ты позволишь мне ехать так, как мне хочется?

– Все, что ты захочешь, милая.

– Прежде всего, мне хотелось бы ехать не к Изиде, а к… Тоту. Ведь он покровительствует целительной магии, правда?

– Что же – поезжай к Тоту.

– И я хотела бы ехать одна. Чтобы только из-за меня и носильщики, и скороходы – как для взрослой.

– Хорошо, пусть, – с сомнением произнесла госпожа Мерит. – Но ты так слаба…

– Я тогда стану хорошо есть, – твердо пообещала Неферт. – И хочу ехать послезавтра.

– Хорошо, дитя мое, – госпожа Мерит вышла вместе со служанками.

Еще взволнованная так неожиданно пришедшей ей на ум мыслью, Неферт задумчиво посмотрела ей вслед…

Да, она должна их увидеть… Пока непонятно, что из этого может получиться. Может быть, дальше, там, ей подскажут, что делать, сами обстоятельства.

Если бы посоветоваться с Миурой!

С Миурой…

Неферт захотелось тихо-тихо заплакать. Она неожиданно почувствовала себя такой беззащитной, брошенной всеми, кого еще любила – и Миурой, и Инери, и Нахтом.

XXXVII

Два ряда сфинксов стерегли поднимающуюся от Нила мощеную дорогу. Облаченная в тончайшее пурпурное платье, в длинном парике,

переплетенном золотыми нитями, Неферт сидела в носилках прямо и неподвижно, сложив на коленях отягченные четырьмя рядами браслетов руки. Четверо рослых эфиопов несли носилки. Двое скороходов-нубийцев колыхали над ней опахала из переливающихся перьев павлина.

Темно-розовая кирпичная стена, окружающая территорию храма, была так высока, что из-за нее виднелись только верхушки пальм. Из ворот вышел привратник.

Надменным жестом госпожи Мерит Неферт опустила руку в мешочек с деньгами и бросила привратнику несколько колец серебра.

Дым очищающих благовоний не заставил ее даже пошевельнуться.

Она вообще не девочка, она юная дама из знатного дома! Главное, очень крепко помнить это самой – тогда остальные будут общаться с ней, как ей надо!

Неферт обвела взглядом обширный парк с виднеющимся вдали зданием храма. Куда ей идти сначала?

Около ворот, в стороне от ведущей к храму аллеи, тянулось низкое одноэтажное здание с плоской кровлей, сложенное из того же розового камня, что и прочие храмовые постройки… У невысокой двери, перед окруженным желтыми акациями прудиком, Неферт еще издали заметила стайку мальчишек. Рассевшись кто на скамье под деревьями, кто прямо на земле, они о чем-то увлеченно – судя по жестам – болтали, нимало не смущаясь тем, что находятся внутри ограды.

«Школа жрецов Тота!» – поняла Неферт: несколько мальчиков были одеты как обычные школьники, но на двоих или троих были длинные белые одеяния.

Что же, превосходно! Именно это ей и нужно!

Неферт сузила от ненависти глаза. Вон тот мальчишка с веселым лицом наверное простоват… Нет! Он одного с ней возраста – пусть играет в шарики! И не этот худой – у него слишком хитрый вид.

Этот, конечно!

Ближе всех к Неферт стоял, опираясь о край скамьи ногой, обутой в белую сандалию, мальчик лет двенадцати. Он был одет как маленький жрец. У него был высокий лоб и круглый овал лица, выражение которого было одновременно ленивым и высокомерным.

Мальчишки повскакали с мест. Неферт махнула рукой, останавливая эфиопов.

– Я Неферт из дома Имхотепа, – произнесла она, обращаясь в основном к отмеченному ей мальчику.

– Добрый день, госпожа, да будет милостив к тебе Тот, – вежливо поклонился мальчик, окинув Неферт сонным, но вместе с тем внимательным взглядом. – Ты в чем-нибудь имеешь необходимость?

– Я не бывала прежде в храме, – ответила Неферт, в свою очередь меряя собеседника взглядом – от бритой головы до краев подола. – Ты можешь сопровождать меня?

– Да, я свободен, – процедил мальчик без особой охоты. – Сойди на землю, дальше можно идти только пешком. А слуги твои лучше пусть дожидаются за воротами.

Неферт вылезла из носилок. Провожаемые взглядами остальных мальчишек, они вышли на главную аллею.

Ощущение странной, захватывающей игры все сильнее овладевало Неферт. Неужели пышный наряд изменил ее настолько, что она словно бы сделалась другим существом? Если бы настоящая Неферт, даже и в носилках, подъехала к школе, мальчишки должны были бы поднять жуткий шум – и на ее вопрос вместо ответа прокричали бы целую кучу вопросов, не говоря уже о дразнилках.

Настоящая Неферт, словно из тайного укрытия, не без восхищения наблюдала за поведением ненастоящей взрослой Неферт.

Мальчик молча шел с Неферт – вровень, но не рядом, на расстоянии нескольких локтей.

Мощенная розовым камнем аллея имела с каждой стороны по два ряда деревьев: более низкие сикоморы – поближе и очень высокие старые пальмы за ними. Впереди грозно поднималось над землей здание храма. В центре его, там, где обрывалась дорога, на фоне огромного здания четко вырисовывалось другое, небольшое, в точности повторяющее очертания первого.

– Как твое имя? – наконец обратилась к провожающему Неферт.

– Птахмес из Дома Тота, – ответил мальчик в уже знакомой Неферт сдержанной манере.

– Ты учишься, чтобы стать жрецом?

– Я и есть жрец и учусь в избранном классе.

– Ты уже жрец? – в голосе смутившейся ненастоящей Неферт прозвучало почтительное недоверие.

– Конечно. Уже почти год. Впрочем, учеников других классов посвящают позднее.

– А почему вас так… рано?

– Потому, что многие предметы нельзя изучать без посвящения, – лицо Птахмеса оставалось по-прежнему бесстрастным, но Неферт почему-то поняла, что ей тем не менее удается вызвать его на разговор.

– О, я понимаю, как я не догадалась сразу! Ведь вы изучаете такие опасные вещи, что их не должен знать никто, кроме жрецов… Такие, как Выход Днем…

– Это еще не самое секретное.

– И даже такие, как… яды?

Птахмес бросил на Неферт быстрый и недовольный взгляд.

– Да, и яды, – холодно произнес он. – Яды растений – и те, которые никакого отношения к растениям не имеют. Вторые у нас будет читать сам главный жрец Дома – достомудрый Себекхотеп.

– Какие же вы счастливые, что можете так часто видеть самого главного жреца, – заметила Неферт. – Простые верующие, вероятно, видят его только в Праздник Долины. Ведь он сам не принимает паломников и не беседует с ними?

– Отчего же? Принимает, и не так редко – хотя его занятость очень велика.

– А… когда можно увидеть главного жреца? – ложная и настоящая Неферт слились в единое существо, сердце которого отчаянно застучало в груди.

– Достомудрый Себекхотеп уехал по важному делу – он едва ли возвратится на этих десяти днях.

– Я хотела бы… рассказать сновидение главному жрецу. – Неферт вздохнула с невольным облегчением.

– Ты можешь это сделать, – Птахмес нахмурился. – Но ты много говоришь, госпожа, между тем как мы приблизились к преддверию храма. Обрати мысли к Дающему Советы.

Преддверие храма? Надвигающееся на детей четырехугольное здание еще было видно целиком – отделенное не одной сотней шагов. Неферт даже вздрогнула. Дорогу им преграждало здание, издали показавшееся примыкающим к храму, а на самом деле далеко от него отстоящее: только в напряжении разговора она могла не заметить, как оно выросло на пути.

Массивные ворота красного дерева, инкрустированные бронзой, занимали едва ли не всю его стену. Ворота были широко растворены. Внутри было темно – слишком темно для такого небольшого помещения.

16
{"b":"6329","o":1}