ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Птахмес преклонил колени, жестом предлагая Неферт последовать его примеру.

– Смотри под ноги, госпожа, – шепнул он. – Дурной знак запнуться на этой лестнице.

В первое мгновение Неферт отшатнулась. То, что представлялось ей храмом, было лишь сводом, венчающим черные ступени подземного спуска.

XXXVIII

Куда она идет с этим мальчишкой?

Неферт вспомнила странный взгляд, брошенный на нее, когда она заговорила о ядах.

Неужели…

Дневной свет за спиной померк. Черная каменная лестница расширилась, бесконечно уходя в глубь земли… Так ли спускается душа к тем воротам, у которых стоит Тот?

На черный полированный камень внизу ложится неподвижный, холодно-розовый отблеск света.

Этот свет впереди был как лучи розовой небывалой луны. Так не светится живое пламя!

Он же все понял, этот мальчишка-жрец! Бежать обратно?! Нет, пожалуй, отсюда уже не убежать.

Ей остается идти вперед – делая вид, что она не понимает опасности… До тех пор, пока…

Мальчик шел впереди Неферт, словно указывая дорогу, хотя дорога была только одна.

Розовый свет стал ярче. Ступени кончились, и открылся низкий широкий коридор, также выложенный черными плитами. Взрослый человек мог бы достать здесь рукой до потолка.

Но что это за свет? В стенах коридора сияли овалы исполинских розовых опалов. Они непонятным образом светились – и при их холодном свечении из стен выступали барельефы. Один из них обратил на себя внимание Неферт. Он изображал трех сидящих павианов. Первый закрывал лапами глаза, второй зажимал уши, третий – рот. Неферт поняла его смысл – здесь начинались тайны Дома Тота.

Тяжесть низкого потолка заставляла невольно наклонить голову. Над барельефами тянулись столбцы священных изречений.

– Здесь обитает Тот, – произнес Птахмес негромко.

…Каким высоким оказался храм, мрак которого разрежало множество огней в светильниках из полупрозрачного розового камня!

Храм был вдвое выше, чем его видимая снаружи часть… Четыре ряда черных квадратных колонн, обращенные к статуе Ибиса, за которой открывался вход в тайную часть, терялись в высоте сводов…

Молодой человек лет шестнадцати – настолько можно было разглядеть в неровном свете розовых огней нес в обеих руках по большой связке книг.

– Птахмес, – негромко обратился он к провожатому Неферт, – кто сегодня дежурит?

– Мехи.

– А, этого никогда не найдешь, – проговорил юноша с досадой. – Мне нужны ключи от кабинета самого… Он же мне голову оторвет, если учебники не будут разобраны по-порядку.

– А там открыто, кажется, Усерехт, – шепнул Птахмес.

– Тогда ладно, – молодой человек скрылся в боковом приделе храма. Испытывая непонятное разочарование, Неферт сделала несколько шагов к

статуе бога.

Разве к божеству приближаются в смятении и злобе?

Какой ответ может дать ей бог, если она не знает толком сама, о чем хотела бы спрашивать Ибисоголового?

Она должна увидеть главного жреца его Дома.

Она увидит жреца. Но что дальше?

А еще сон, который надо придумать для этого разговора…

Сон?! Интересно посмотреть, какие глаза будут у этого отравителя, если Неферт попросит его истолковать сон, в значении которого жрецу будет весьма трудно усомниться?..

Сон о фараоне.

Неферт торжествующе улыбнулась.

– Да, – Неферт твердо посмотрела в глаза юному жрецу. – Он воистину дал мне благой совет.

XXXIX

Обратный путь показался короче. Птахмес, сделавшийся отчего-то чуть более дружелюбным, сам вызвался проводить Неферт до ворот. Неферт самым вежливым образом выразила признательность за руководство (перед тем, как покинуть храм, юный жрец, показывая и объясняя, обошел с ней все открытые для посетителей помещения). При этом Неферт с трудом превозмогла отвратительное ощущение неловкости, охватившее ее при ярком свете солнечного дня в обществе Птахмеса. Подумать только – как могла она так позорно испугаться там, внизу, этого мальчишки, который даже и не думал заманивать ее в западню!

Ох, как стыдно…

Но ничего! Зато она ни за что не испугается главного жреца, когда столкнется с ним лицом к лицу!

Неферт провела кончиками пальцев по пылающим щекам. По крайней мере этот Птахмес ничего не заметил.

– А твой сон наверное стоит того, чтобы идти с ним к самому Себекхотепу? – доброжелательно спросил он, выходя за ворота вместе с Неферт.

– Я уверена, что мой сон лучше всего поймет главный жрец, – Неферт усмехнулась. – Позволь мне еще раз поблагодарить тебя за время, которое ты мне уделил.

– Слугам бога не жаль времени для ищущих его милости, – Птахмес снова принял надменный вид. – Прощай, госпожа.

– Прощай!

– Ибис, чибис, долгонос! – закричал с другой стороны улицы мальчишка с письменным прибором за спиной, удлиняя при этом свой собственный нос растопыренными пальцами обеих рук. – Ибис, ибис!!

Птахмес, помогающий Неферт сесть в носилки, казалось, ничего не услышал. Но обернувшись через несколько мгновений, удаляющаяся Неферт увидела, как он, сохраняя невозмутимую мину, вытащил откуда-то из складок жреческого одеяния горсть камушков и начал бросаться в крикуна.

XL

– Боги да благословят тебя, дитя мое, – обратилась к Неферт мать, к которой она, не сняв еще нарядных одеяний и парика, зашла по возвращении из храма. – Попробуй угадать, какой сюрприз тебя дожидался дома?

– Отец прислал что-нибудь из Хенну? – спросила Неферт. (Имхотеп более месяца находился в каменоломнях.)

– Нет, не угадала! – что-то поискав среди флаконов и шкатулок на туалетном столике, госпожа Мерит взяла в руки небольшой свиточек папируса. – Это письмо для тебя.

– От… Нахта?

– Нет! – госпожа Мерит торжествующе улыбнулась. – Это приглашение во дворец!

– В Большой Дом? – Неферт побледнела. – На пир? Вместе с тобой и отцом?

– Да нет же. Это приглашение только тебе.

– Как же так может быть? – Неферт боялась поверить своим ушам.

– А при чем здесь мы с отцом? – лукаво улыбнулась госпожа Мерит. – Ведь фараон Джафененра – да будет он жив, здрав и невредим! – еще мальчик: разве он не может принимать своих гостей? Чтобы вместе играть, и бегать, и плавать и все прочее. Это очень большая честь для нашего дома – играть с фараоном приглашают только самых знатных детей, – госпожа Мерит улыбнулась. – Едва ли я ошибаюсь в причине этого приглашения…

Неферт уже не слушала – вне себя от волнения. Она встретится с Царем Царей!.. Она будет с ним разговаривать… Быть может, им удастся поговорить наедине!

И тогда… Тогда она наяву скажет ему те слова, которые сотни раз говорила в мечтах – во время недавней болезни:

«Я умру вместе с тобой».

XLI

– Вы будете с нами плавать?

Неферт менее всего была расположена развлекаться вместе с обступившими ее детьми. Тем не менее она вежливо улыбнулась мальчику, подбежавшему к ней первым.

– Меня зовут Йохи, – продолжал мальчик, – а это моя сестра Иффи, – он кивнул на одетую в розовую, как лепестки мальвы, столу девочку лет восьми, обнимавшую одной рукой шею газели. У Иффи и газели были очень похожи глаза.

Неферт улыбнулась уже с симпатией: этот подвижный, с веселыми светлокарими глазами мальчик и вправду походил на ежика – то ли чуть коротковатым носом, то ли очень короткой, под парик, стрижкой. Прозвище к нему шло.

– Меня зовут Неферт.

– А это Хеви, Тети и Камес. Хочешь посмотреть крокодила?

– Живого?

– Да, конечно. Священного.

– Хочу.

– Побежали!

Пробегая вместе с другими детьми по узорчатым дорожкам из разноцветного песка, Неферт успевала разглядывать дворцовый сад. Никогда в жизни ей не доводилось видеть такого великолепного сада! Деревья, растения и цветы были рассажены так искусно, что почти весь – огромный! – сад был окутан устойчивой и прохладной тенью. То там, то здесь, в особенно затененных уголках, взгляду неожиданно открывались деревянные или каменные площадки, на которых были расстелены пестрые циновки, расставлены столики и кресла… Эти уголки были словно комнаты с цветущими стенами – гранатовыми или жасминовыми… В одном из них Неферт мельком увидела двух сидевших в кресле взрослых девушек, занятых разговором.

17
{"b":"6329","o":1}