ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тебе не холодно? – Инери дернул фибулу своего короткого плаща.

– Пока нет… – внимательно вглядываясь в прибрежные заросли, Неферт не сразу догадалась, что ищет колышек, к которому когда-то была привязана чужая лодка. – Вот она!

– Кто?

Не ответив, Неферт бросилась вперед, раздвигая светлые колючие стебли тростников. Ноги ее даже не успели намокнуть, почти сразу нащупав плетеную дорожку мостков.

– Эх ты, ну и лодчонка, – усмехнулся Инери, наматывая на руку снятую с колышка веревку. – Я бы мог дома стянуть ключ от хорошей лодки.

– Неважно, – Неферт первая шагнула в соломенную лодку и прошла на нос. – Весло на дне.

– Вижу. Сейчас держись! – Инери прыгнул на корму и сильным ударом оттолкнулся от берега.

Лодка качнулась, заскользила среди стеблей и через несколько минут, подчиняясь сильным взмахам его весла, вышла в открытую воду.

– Ох!

Неферт никогда не приходилось видеть такого Нила. Усыпанная звездами сияющая чернота, насколько мог охватить глаз, сливалась с такой же сверкающей и такой же бесконечной чернотой неба.

Взгляд был бессилен отделить край неба от края вод…

Лицо Инери, выпрямившегося в полный рост, мерно опускающего весло в звонко-хрустальную упругую воду, было в лунном свете белым и почти чужим.

Неферт легла на носу, запрокинув лицо в черное небо. Пряди ее волос, перевесившись через низкий борт, заструились по воде. Небо было сверху и снизу. Или сверху и снизу была вода?

– Все яркое, как агат, правда?

Агат… Кто говорил ей про ларец черного агата, скрывающего тайну и смерть? Вот он – смысл этой ослепительной черноты…

– Неферт… – голос Инери неуловимо изменился. – Ведь мы плывем на Западный берег? Да?

– Послушай, – уверенно, но тоже перебарывая что-то неожиданно пробудившееся, заговорила Неферт, продолжая смотреть в плывущее небо. – Разве ты не понимаешь, что сначала нам кто-то очень помог?

– Кажется… понимаю.

– А сейчас помогает уже меньше. Я чувствую. А потом и совсем не станет помогать. Главное – не бояться, даже когда станет очень страшно. И тогда мы дойдем – хотя я ведь тоже не знаю, куда нам надо сегодня дойти.

– Какая ты сейчас красивая. И черный агат вокруг тебя. – Инери опустил в воду весло. – Не шевелись, ладно?

Волосы Неферт струились по воде, и черные воды Нила протекали над ее лицом.

Неферт казалось, что они плывут так долго – уже много, много столетий…

Неожиданно что-то похожее на свод ветхого шалаша загородило небо над ее лицом.

– Эй, входим в камыши!

Неферт села и, съежившись от того, что показалось ей прохладой, накрест обняла ладонями плечи. Черное, холодное скольжение длинной листвы по лицу и рукам было влажным и угрожающим. Где-то кричали камышовые коты.

Нос лодки ткнулся в берег.

– Погоди! – Инери положил весло, и обойдя Неферт, выскочил из лодки. Неферт кинула веревку.

– Тьфу ты, все-таки вляпался в грязь, – проворчал Инери, вытягивая лодку. – Теперь вылезай!

Неферт соскочила на берег.

– Ну… вот.

Западный берег лежал перед детьми: от белеющего в темноте щебня пологого подъема – до неровных очертаний гор вдали.

Выше прибрежных зарослей ничего не росло на этом берегу.

– Здесь луна как будто ярче, да?

– И больше. Совсем огромная. Идем?

– А куда?

– Не знаю.

– Значит – просто идем, и все.

Мелкие камешки захрустели под ногами. Казалось, это был единственный звук в ночи – так далеко он разносился.

– Даже котов не слышно.

– А тебе что, хочется их слушать? Просто они же низко – их вопли относит по воде.

Белый подъем стал круче, обтекая кое-где первые выступы скал.

– Здесь как-то все иначе, чем днем. Знаешь, Неферт, что-то я совсем не понимаю, где мы… Нас ведь здорово снесло по течению – и я как раз смотрел, где были храмовые огни. Значит, где-то здесь должна быть такая широкая тропа, помнишь? Где поднимаются шествия с плакальщиками. Но я ее не вижу.

– Я тоже.

Скалы надвигались, расщепляя дорогу.

– Интересно, – Инери присвистнул было, но свист тут же замер на его дрогнувших губах. – По какой же это тропинке нам идти?

– Давай по этой, справа!

Тропа, на которую они ступили, сразу пошла круто и запетляла между выступами камней. Да, не оставалось сомнения в том, что никакого погребального ложа здесь нельзя было пронести.

Щебень кончился, и твердые выбоины тропы сделались почти невидимы под ногами.

Сначала Неферт и Инери шли рядом, потом, когда тропа сузилась до ширины ступни, а по правую сторону неожиданно распахнулась пропасть, идти пришлось врозь, прижимаясь спиной к шершавой скале и раскинув в стороны руки. Камни иногда срывались из-под ног и, где-то стукаясь, очень долго падали вниз.

– Ну ты и выбрала… Здесь лет сто никто не ходил… Заметила? Она раньше была шире… Камни… – Инери неожиданно замолчал.

– Эй!

Инери впереди не ответил и остановился.

– Что с тобой?

– Н-ничего. Не знаю. Почему-то тошнит.

– Не смотри вниз, – самой Неферт было скорее приятно смотреть на ходу в бездонную черноту, начинающуюся прямо под ногами. Но по сдавленно отстраненному голосу Инери она сразу поняла, что все сказанное им очень серьезно.

– А впереди тоже глубоко, – ответил Инери все тем же чужим голосом.

– Закрой глаза совсем, – сказала Неферт очень спокойно. – Закрой и стой просто так. Ну вот, сейчас все пройдет. Тебе лучше?

– Лучше, – ответил Инери уже почти нормально.

– Тогда иди, но не открывай глаза. Щупай дорогу.

– А я сорвусь.

– Иначе ты еще вернее сорвешься.

– Пожалуй, – Инери двинулся дальше: вдвое медленнее, чем прежде.

Через десяток шагов Неферт с облегчением заметила, что по другую сторону расширившейся тропы начал подниматься каменный барьер.

– Все, открывай! – тропа была уже достаточно широка для двоих.

Инери прислонился к скале.

– Знаешь, мне ужасно жалко, что тебе придется срезать волосы. Таких, как у тебя, ни у кого ведь нет.

– Правда? – Инери улыбнулся и тряхнул головой, как вылезший из воды щенок. – Ладно, пошли!

– Скорее – полезли.

Тропа пошла почти вертикально – теперь, чтобы взбираться по ней, надо было цепляться руками за камни.

Неферт помедлила перед крутизной, превозмогая неожиданную слабость. Далекий протяжный звук, щемящий и холодный – не вой зверя и не

рыдание музыкального инструмента, – заставил ее вскрикнуть.

– Неферт!! – Инери, успевший вскарабкаться довольно высоко, кубарем скатился вниз вместе с доброй дюжиной камней.

– Ты… слышал?

– Это же гиена… Всего-навсего гиена… – тяжело дышавший Инери больно сжал в руках руки Неферт. – Смотри, вот у меня и нож есть, и чем огонь разводить… Пусть только сунутся, ты что! О, Монту, я подумал… мне показалось, ты оступилась куда-нибудь… Я бы тогда за тобой прыгнул. Ох, как я испугался.

– Я не думала, что она так жутко воет… Полезли?

– Ага!

Подъем оказался так крут, что они вконец выбились из сил, когда тропа неожиданно оборвалась, выведя их на округлую – не шире нескольких шагов – вершину скалы.

Сияющий лунный диск был совсем близок.

– У-фф… – Инери смахнул волосы со лба и бросил на камни плащ. – Садись.

Несколько минут они молча сидели рядом, переводя дыхание и слушая, как постепенно затихает стук в груди. Повернутое в профиль к Неферт лицо Инери, внимательно склонившееся над черной ссадиной на коленке, казалось отлитым из светлого серебра. Они сидели словно внутри яркого лунного облака, как шапка одетого на каменную вершину. Из-за этого казалась еще более черной окутывающая скалу тьма.

– Я так ничего не вижу внизу, – Инери дотянулся и лизнул ранку. – Попробуй посмотреть, ты же как кошка.

– Сейчас, – Неферт приподнялась на коленях. – Спереди и сзади просто скалы. А с этой стороны, знаешь… такая долина, вроде чаши. Там широкие тропы и входы. Как дома.

– Гробницы, – Инери хмыкнул. – Так это Долина Царей! Никогда в ней не был.

23
{"b":"6329","o":1}