ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Данглар будет исполнять ваши обязанности здесь.

– Пусть будет Вуазне. Ретанкур меня не любит. У нас спокойные, но прохладные отношения.

– Вот и хорошо. С вами полетит Ретанкур, и никто другой. Она – разносторонний офицер, способный правильно употребить свою энергию.

– Это мне известно. Не прошло и года, а ее способность уже вошла в легенду.

– Сейчас не время спорить, я хочу поспать. Вам поручается это задание, и вы его выполните. Бумаги и билеты будут в отделе в час дня. Счастливого пути, разберитесь и возвращайтесь.

Ошарашенный Адамберг остался сидеть на кровати с телефоном в руке. Жертва – француженка. И что из того? Делом занимается ККЖ. Что случилось с Лалиберте? Зачем тащить его через Атлантику – чтобы он взглянул на жертву? Если ее необходимо опознать, почему он не передаст фотографии по факсу? Во что он играет? В гусиного вожака?

Он разбудил Данглара, потом Ретанкур и попросил их быть на работе в субботу. Приказ окружного комиссара.

– Во что он играет? – спросил он у Данглара на следующее утро. – В вожака гусиной стаи? Считает, что мне больше нечего делать, кроме как мотаться туда-сюда между Францией и Квебеком?

– Мне искренне вас жаль, – посочувствовал Данглар – он вряд ли вынес бы еще один полет.

– Зачем бы это? В чем дело? У вас есть какие-то соображения?

– Честно говоря, нет.

– Мои глаза. Какое ему дело до моих глаз? Данглар молчал. Глаза у Адамберга и правда

были особенные. Они напоминали агар-агар и могли вспыхивать под ярким светом.

– К тому же с Ретанкур, – добавил Адамберг.

– Возможно, это не самый плохой вариант. Я начинаю верить, что Ретанкур – исключительная женщина. Она превращает свою энергию…

– Знаю, Данглар, знаю. Адамберг вздохнул и сел.

– Поскольку выбора у меня нет, как сказал Брезийон, вы должны будете вместо меня провести срочное расследование.

– Слушаю вас.

– Я не хочу напрягать этим мать, ей и без того тяжело.

Данглар прищурился, грызя кончик карандаша. Он привык к бессвязным речам и полунамекам комиссара, но бессмысленные слова и резкие скачки настроения с каждым днем все больше тревожили его.

– Вы сделаете это, Данглар. Именно вы, и никто другой.

– Что я должен сделать?

– Найти моего брата.

Данглар дернулся, и у него в зубах остался кусочек карандаша. Он бы с удовольствием выпил стаканчик белого вина прямо сейчас, в девять утра. Найти его брата.

– Где? – осторожно спросил он.

– Не имею ни малейшего представления.

– Кладбища? – прошептал Данглар, выплевывая щепку в ладонь.

– С какой стати? – удивился Адамберг.

– Но вы ведь ищете убийцу, умершего шестнадцать лет назад. Я не согласен.

Адамберг огорченно уставился в пол.

– Вы больше не со мной, Данглар. Вы уходите в сторону.

– Куда вы хотите меня отправить? – спросил Данглар, повышая голос. – В склепы?

Адамберг покачал головой.

– Не хитрите, Данглар, – повторил он. Что бы я вам ни говорил, вы отворачиваетесь от меня. Потому что сделали выбор. В пользу Другого.

– Это не имеет ничего общего с Другим.

– А с чем имеет?

– Мне надоело искать мертвых.

Адамберг вяло пожал плечами:

– Тем хуже, Данглар. Если не хотите помочь, я все сделаю сам. Мне нужно увидеть его, поговорить.

– А как? – сквозь зубы спросил Данглар.– Столы будете вертеть?

– Какие столы?

Капитан прочел в глазах комиссара изумление.

– Но он же умер! – крикнул Данглар. – Умер! Как вы собираетесь встретиться?

Адамберг замер. Краски уходили с его лица, как уходит свет после захода солнца.

– Умер? – тихо повторил он. – Вам это точно известно?

– Черт возьми, да вы же сами мне сказали! Заявили, что потеряли брата. Что он покончил жизнь самоубийством после того дела.

Адамберг бессильно откинулся на спинку стула и глубоко вздохнул:

– Я чуть не сдох, старина, думал, у вас появилась достоверная информация. Да, я потерял своего брата больше тридцати лет назад. Он уехал, и я его больше не видел. Но он жив. И я должен с ним встретиться. Мы будем вертеть не столы, Данглар, а жесткие диски. Вы начнете искать его через сеть – в Мексике, США, на Кубе, в любом другом месте. Он должен был переезжать, менять города, профессии – по крайней мере, вначале.

Комиссар водил пальцем по столу, как будто рисовал маршрут брата-бродяги. Справившись с нервами, он продолжил:

– Двадцать пять лет назад он был мелким торговцем в штате Чихуахуа, недалеко от границы с США. Торговал кофе, посудой, бельем, мескалем, щетками. Продавал портреты, которые рисовал на площадях. Он великолепно рисовал.

– Мне искренне жаль, комиссар, – сказал Данглар. – Я все не так понял. Но вы говорили о нем как о покойнике.

– Он действительно исчез.

– У вас нет более точных и свежих данных?

– Мы с матерью стараемся не говорить об этом. Но четыре года назад я нашел в деревне открытку из Пуэрто-Рико. Он писал, что обнимает ее. Такова последняя информация.

Данглар что-то записал.

– Его полное имя? – спросил он.

– Рафаэль Феликс Франк Адамберг.

– Дата его рождения, место, родители, где учился, чем интересовался?

Адамберг сообщил всю необходимую информацию.

– Вы сделаете это, Данглар? Будете его искать?

– Да, – буркнул Данглар, злясь на себя за то, что до времени похоронил Рафаэля. – По крайней мере, постараюсь. Но не забывайте, как много накопилось работы.

– Мое дело тоже стало срочным. Река прорвала плотину.

– Оно не единственное, – пробормотал капитан. – Кроме того, сегодня суббота.

Комиссар нашел Ретанкур, которая по своей обычной методе – кулаком – чинила сломавшийся ксерокс. Он сообщил ей о новом поручении и назвал номер рейса. Приказ Брезийона удивил ее. Она распустила короткий хвостик и автоматическим движением поправила прическу. Способ потянуть время, подумать. Значит, и ее можно застать врасплох.

– Не понимаю, – наконец признала она. – Что происходит?

– Я ничего не знаю, Ретанкур, но мы снова летим в Квебек. Им зачем-то понадобились мои глаза. Мне очень жаль, что окружной комиссар поручил вам эту миссию. Защищать меня, – уточнил он.

Адамберг и его белокурая подчиненная-валькирия стояли в зале отлета за полчаса до посадки, и тут в зал в сопровождении двух аэропортовских охранников вошел Данглар. У капитана было усталое лицо, он запыхался. Он бежал. Адамберг никогда бы не поверил, что доживет до такого.

– Эти ребята чуть с ума меня не свели. – Данглар кивнул на охранников. – Не хотели пропускать. Держите. – Он протянул Адамбергу конверт. – И удачи.

Адамберг не успел даже сказать «спасибо» – охранники увели капитана в зал ожидания. Он опустил глаза на коричневый конверт.

– Вы не откроете? – спросила Ретанкур. – Похоже, это срочно.

– Срочно. Но я не решаюсь.

Он вскрыл конверт дрожащим пальцем. Данглар записал ему адрес в Детройте и профессию – шофер такси, присовокупив распечатанную фотографию из сайта рисовальщиков. Адамберг смотрел на лицо, которое в последний раз видел тридцать лет назад.

– Это вы? – спросила Ретанкур.

– Мой брат, – тихо ответил Адамберг.

Они все еще были похожи. Адрес, профессия, снимок. Данглар был гением розыска пропавших, но даже ему наверняка пришлось пахать как проклятому, чтобы добиться результата меньше чем за семь часов. Комиссар с содроганием закрыл конверт.

Портленс и Филипп-Огюст выказали протокольную теплоту при встрече в аэропорту Монреаля, но у Адамберга сразу возникло ощущение, что он арестован. По французскому времени час был поздний, но их повезли в морг Оттавы. Адамберг попытался вытянуть информацию из бывших товарищей по команде, но они вели себя уклончиво, отделываясь общими фразами. Им приказали молчать, не стоит и пытаться их разговорить. Адамберг дал понять Ретанкур, что отступается, и решил поспать. В Оттаву они приехали в два часа ночи.

33
{"b":"633","o":1}