ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я никогда не оказывалась в таком положении, но могу себе представить. И как вы поступили?

– Увещевал, отказывался, отталкивал. В конце концов я сбежал. Выскочил в окно и умчался, как белка.

Ретанкур кивнула с набитым ртом.

– Больше я ее не видел, – веско произнес Адамберг, – старательно избегал ее до самого отъезда.

– Вот почему вы были так напряжены в аэропорту.

– Она пообещала, что тоже там будет. Но не явилась. Теперь я понимаю почему.

– Потому что уже два дня как была мертва.

– Знай Лалиберте о наших отношениях, он не стал бы этого скрывать. Значит, Ноэлла ничего не сказала друзьям, во всяком случае, не назвала моего имени. Суперинтендант не уверен. Он бьет наугад.

– Значит, у него есть другая улика. Ночь на двадцать шестое октября.

Адамберг пристально взглянул на Ретанкур. Ночь на двадцать шестое. Он об этом не подумал, чувствуя облегчение от того, что убийство произошло не в пятницу вечером.

– Вы в курсе насчет той ночи?

– Мне известно только про гематому, но Лалиберте не случайно приберег эту карту напоследок.

Скоро за ними должны были приехать из ККЖ. Адамберг коротко рассказал лейтенанту о воскресной пьянке и двухчасовой амнезии.

– Дерьмо, – повторила Ретанкур. – Не знаю, что позволяет ему связать неизвестную девушку и в стельку пьяного мужика на тропе. У него есть другие козыри, но это не значит, что он их сразу выложит. Лалиберте работает как охотник, ему нравится выслеживать и загонять дичь. Он станет тянуть время.

– Вы торопитесь, Ретанкур. Не забывайте – он ничего не знает о моей амнезии. В курсе только Данглар.

– Но Лалиберте наверняка навел справки. Вы ушли из «Шлюза» в четверть одиннадцатого и вернулись в здание без десяти два. Слишком долго для трезвого человека.

– Не беспокойтесь об этом. Не забывайте, я знаю убийцу.

– Верно, – признала Ретанкур. – Это решит проблему.

– Есть одно «но». Маленькое – но из-за него могут возникнуть проблемы.

– Вы не уверены в себе?

– Уверен. Вот только убийца умер шестнадцать лет назад.

На сей раз суперинтенданта сопровождали Фернан Санкартье и Жинетта Сен-Пре. Адамберг подумал, что они добровольно вызвались поработать в воскресенье, чтобы поддержать его, но оба вели себя скованно и смущенно. Только бельчонок на входе, не расстающийся со своей подружкой, поприветствовал его, мило наморщив мордочку. Хороший паренек, верный друг.

– Твоя очередь, Адамберг. – Лалиберте был сама любезность. – Изложи факты, сведения, подозрения. Так, да?

Любезность, открытость. Древние приемчики. Политика кнута и пряника. Лишить подозреваемого равновесия, успокоить, снова напрячь, выбить из колеи. Адамберг собрался с мыслями. Суперинтендант не собьет его с панталыку, не запугает – его подпирает Ретанкур.

– День доброты? – Адамберг улыбнулся.

– День слушаний. Выкладывай.

– Предупреждаю, Орель, история длинная.

– О'кей, но постарайся не быть слишком многословным.

Адамберг подробно описал кровавый путь судьи Фюльжанса, начиная с первого убийства в 1949 году и до пробуждения в Шильтигеме: личность человека, его методы, козлы отпущения, перекладина вил, смена зубьев. Он не утаил от Лалиберте, что оказался бессилен, потому что у преступника были связи, власть, подручные и большие деньги. Суперинтендант записывал, проявляя признаки нетерпения.

– Не считай меня занудой, но я вижу в твоей истории три неясных момента, – сказал он, отогнув три пальца.

«Педантичность, педантичность и еще раз педантичность», – подумал Адамберг.

– Хочешь, чтобы я поверил в убийцу с пятидесятилетним стажем?

– Тебя удивляет, что его не взяли? Я говорил тебе, насколько он влиятелен. И хитер. И о том, что он менял зубья. Никому и в голову не приходило усомниться в репутации судьи или связать восемь убийств с его именем. Девять, если считать шильтигемское. Десять с Ноэллой Кордель.

– Значит, твой парень далеко не первой молодости.

– Предположим, что он начал убивать в двадцать лет. Значит, сейчас ему всего семьдесят.

– Второе, – продолжал Лалиберте, ставя крестик в своих записях. – Ты часами говорил об этих вилах, и перекладине, и смене зубьев, но доказательства у тебя нет.

– Есть. Строго определенные расстояния и глубина.

– Именно. Но ведь в нашем случае твой проклятый маньяк изменил себе? Длина линии не шестнадцать и девять десятых сантиметра, а семнадцать и две. В семьдесят лет люди не меняются. Как ты это объяснишь?

– Я нашел одно-единственное объяснение – контроль при посадке в самолет. Его никогда не пустили бы в салон с железякой. Он купил вилы на месте.

– Не купил, Адамберг, а позаимствовал. Вспомни, в ранах осталась земля. Инструмент не был новым.

– Верно.

– И тут у нас возникает много отклонений – и не маленьких – в педантичном поведении твоего убийцы. Кроме того, рядом с жертвой не нашлось смертельно пьяного бродяги с орудием убийства в кармане. Нет козла отпущения. Мне кажется, различий слишком много.

– Простое стечение обстоятельств. Как все гении, судья очень изворотлив: ему пришлось принимать во внимание заморозки, жертва больше трех дней пролежала во льду. Кроме того, ему пришлось действовать на иностранной территории.

– Вот именно! – Лалиберте поставил еще один крестик на своем листке. – Твоему судье что, стало тесно на старой доброй родине? Ведь раньше он убивал только во Франции, так?

– Не знаю. Я рассказал тебе только о французских убийствах, потому что копался только в наших архивах. Даже если он убивал в Швеции или в Японии, мне об этом ничего не известно.

– Ну ты и упертый. Ищешь ответы на все вопросы?

– А разве ты не хочешь, чтобы я назвал тебе убийцу? Много ты знаешь людей, убивающих вилами? Ведь насчет орудия я не ошибаюсь?

– Ну да, насадили на этакую «куриную лапку». Но вот кто ее держал – это вопрос.

– Судья Оноре Гийом Фюльжанс. Настоящий убийца, которого я схвачу за шиворот, обещаю тебе.

– Я бы взглянул на твои бумаги, – сказал Лалиберте, раскачиваясь на стуле. – С удовольствием прочту все девять папок.

– Пришлю тебе копии, когда вернусь.

– Будет лучше, если ты попросишь кого-нибудь из твоих ребят прислать их электронной почтой.

«Выбора у меня нет», – подумал Адамберг, следуя за Лалиберте и его сотрудниками в зал переговоров. Он думал о смерти Фюльжанса. Рано или поздно Лалиберте узнает, как узнал Трабельман. Самой опасной была папка с делом его брата. Там имелся набросок шила, утопленного в Торке, и записи о лжесвидетельстве на суде. Сугубо конфиденциальные сведения. Его мог спасти только Данглар, сообрази он рассортировать папки перед отправкой. Но как его об этом попросить под зорким взглядом суперинтенданта? Он с радостью поразмышлял бы над этим часок, но действовать следовало быстро.

– Схожу за гостинцем, он у меня в куртке. Сейчас вернусь, – сказал он, выходя из комнаты.

Ретанкур придремала в пустом кабинете суперинтенданта. Адамберг не торопясь вынул из набитых карманов несколько пакетов и вернулся к канадцам.

– Держи, – сказал он, протянув пакеты Санкартье и едва заметно подмигнув ему. – Здесь шесть флаконов. Поделись с Жинеттой, если ей нравится запах. Когда закончатся, позвони.

– Что там у тебя? – буркнул Лалиберте. – Французское винишко?

– Мыло с миндальным молочком. Это не взятка чиновнику, а мягчительное для мозга.

– Кончай острить, Адамберг. У нас есть работа.

– В Париже уже больше десяти вечера, и только Данглар знает, где я держу свой архив. Лучше всего будет послать ему домой факс. Тогда он прочтет его утром и мы выиграем время.

– Ладно, парень. Давай. Пиши своему рыхляку. Адамберг получил возможность написать Данглару от руки – единственное, что пришло ему в голову во время короткой операции «мыло». Мыслишка была детская, но могла сработать. Он изменит свой почерк – Данглар знает его наизусть, – укрупнив буквы «Д» и «Р» с намеком на Дело Рафаэля. Коротенькая записка, в которой встречались слова: ДанглаР, уДРужить, аДРес, АДамбеРг, спокойно позволяла ему это сделать. Оставалось надеяться, что Данглар углядит тайный знак и, прежде чем отсылать документы, вынет из дела компрометирующие документы.

36
{"b":"633","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Культ предков. Сила нашей крови
Владелец моего тела
Так случается всегда
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Ирландское сердце
Письма на чердак
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума