ЛитМир - Электронная Библиотека

Медленно проползли полчаса. Фрост, расслабившись, лежал, держа дверь под прицелом, терпения ему было не занимать.

Все застыло без движения, лишь высоко в небе плавал ястреб, да с шоссе изредка слышался шум первых автомобилей.

Дверь внезапно распахнулась, показался Амни с поднятыми над головой руками.

— Не стреляй, — завопил он. — Силка здесь нет, я один. Не стреляй, я скажу, где его можно найти!

Фрост вспомнил, как однажды вьетнамский снайпер вдруг появился из укрытия и закричал, что сдается. Он даже бросил свою винтовку к ногам Фроста. Поверив, Фрост вышел, и это чуть не стоило ему жизни. Вьетнамец сорвал с головы соломенную шляпу, в которую была спрятана граната, и бросил. Раздался выстрел, вьетнамец рухнул убитый, а граната тем временем летела прямо во Фроста, неся смерть. Он плашмя бросился на землю, услышал взрыв и потерял сознание. Провалялся в госпитале два месяца.

Фрост привстал на колено, корректируя выстрел, и в это время Силк заметил движение, увидел его, но мешал Амни. Из-за его воплей ничего не было слышно, к тому же Силк не хотел выдавать себя раньше времени.

Фрост выстрелил, попав Амни в голову, и пока тот падал, Силк заметил место вспышки и плавно спустил курок. Пуля, пронзив Фросту грудь, вышла навылет через плечо. Он быстро отполз и тоже выстрелил, но в Силка не попал. Пуля прошила стену, брызнули мелкие щепки, одна из которых разбила Силку искусственный глаз. По лицу потекла кровь, и, ругаясь, Силк отступил назад в коридор.

Фрост затаился, наблюдая за дверью и чувствуя, как его рубашка намокает кровью. Морщась, он говорил себе, что могло быть хуже. Да, одноглазый умеет стрелять! Что ж, сейчас все решится, они остались один на один. Профессионализм Силка против армейской выучки. Скомкав носовой платок, он засунул его под рубашку, привязал к ране ремнем и опять замер.

Силк спустился вниз в туалет и промыл рану. Он не был уверен, что ранил Фроста. Скоро должны появиться слуги. Если Фрост попадет в полицию, он заговорит, этого допустить нельзя. Надо прикончить его немедленно. Надо подняться на крышу! Он должен был это сделать раньше, когда подставил Амни. Все было бы кончено, а теперь раненый Фрост еще опаснее.

Силк поднялся наверх, пройдя через пожарный выход, вскарабкался по железной лесенке на плоскую крышу, ползком пересек ее, оказавшись прямо над входом, откуда недавно вышел Амни.

А перед лежавшим в зарослях Фростом медленно натекала лужа крови. Платок набух.

«Господи! — подумал он с тревогой. — Да из меня течет кровь, прямо как из зарезанной свиньи!»

Он потуже затянул ремень, и его тут же пронзила боль. Лучи солнца припекали все сильнее, Фроста начинала мучить жажда.

Ну и разделал его этот одноглазый бандит! Ничего, пусть только покажется. Но Силк не появлялся, и Фрост вспомнил первую встречу с Марсией. Какой же он был дурак! Попался на наживку. У него уже кружилась голова, глаза начали слипаться. Лужа крови становилась все больше. Фрост потряс головой, отгоняя дурноту, и крепче ухватился за винтовку, которая казалась теперь неимоверно тяжелой.

— Истекаю кровью, — произнес он вслух и, стараясь удержать винтовку, сделал неловкое движение, пошевелив куст.

Лежавший на крыше Силк заметил движение и увидел Фроста. Оскалив зубы, он тщательно прицелился и выстрелил. В момент выстрела Фрост вдруг поднял голову и увидел своего врага. Но силы уже покинули его, и в то время как смерть летела к нему, успел только подумать, что одноглазый все-таки обошел его.

Силк больше не стрелял, было ясно, что все кончено. Подойдя к бортику крыши, он наклонился, глядя на лежавшего неподвижно Фроста. Да, деньги на этот раз дались нелегко. Никогда еще не приходилось иметь дело с таким ловким и опасным врагом.

Сзади послышался шум, напоминающий свист крыльев. Птица? Силк начал оборачиваться в сторону звука, и в это время лезвие брошенного с силой ножа вонзилось ему в спину.

Силк упал и в агонии покатился по крыше. Потом тело его, перекатившись через невысокий бортик, упало с высоты двадцати футов на землю.

Спустя некоторое время к нему подошел маленький, одетый в черное японец, вытащил нож и обтер его об одежду Силка. Огляделся по сторонам и направился к лежавшему Амни. Убедившись, что тот мертв, японец разыскал тело Фроста, наклонился, долго смотрел на него, потом кивнул и исчез в зарослях кустарника.

Гранди говорил по телефону с доктором Вансом:

— Распорядитесь, доктор, чтобы тело моей дочери было направлено в Рим. Она всегда любила этот город.

— Я все сделаю. Не беспокойтесь, мистер Гранди.

— Спасибо, доктор, — Гранди помолчал. — Я позабочусь о вашей клинике. — Повесив трубку, он обернулся к двери, где стоял японец.

— Они мертвы, господин, — бесстрастно доложил Сью Ко.

— Силк?

— Все, как вы приказали.

Гранди опять вспомнил дочь.

— Собирай вещи. Через час улетаем в Рим.

— Слушаю, господин.

Гранди подошел к большому окну, выходившему на залив. Несмотря на ранние часы, там было полно разноцветных парусов — яхты выходили в море. Люди уже занимали места на пляже, уличное движение оживлялось. Горячий ветерок шевелил листья пальм.

Парадиз-Сити начинал новый день.

Джеймс Хэдли Чейз

Двойник

Глава 1

Всю последнюю неделю я просидел в одиночестве в своей квартирке в доме без лифта, глядя на стену и ожидая чуда. У меня кончились деньги и кредит, что было еще хуже. Со всем миром меня связывал только телефон, и когда раздался звонок, первый за семь тоскливых дней, я чуть ли не сломя голову бросился к аппарату.

— Говорит секретарь Лу Прентца.

— Привет, Лиз!

В любой ситуации я оставался актером… Вот и сейчас в моем голосе звучало искреннее удовольствие. Не отчаянный призыв о помощи… Нет, я говорил ровно, свободно, без паники:

— Вы поймали меня в последнюю минуту, собирался уходить.

Я знал, что столь оптимистичное заявление не обманет Лиз Мартин, но и она притворится, что принимает его всерьез. Она достаточно долго работала у Лу Прентца, чтобы знать, что все его клиенты сидят без работы и готовы взяться за любую.

— Мистер Прентц хочет срочно вас видеть, мистер Стивенс, — сказала она. — Можем ли мы вас ждать?

— Что значит срочно?

— После ленча. В три часа.

Было время, когда Лу Прентц разговаривал со мной о делах за роскошным завтраком, но это было в далеком прошлом. Теперь же он хотел меня видеть только для того, чтобы в очередной раз напомнить, что я ему должен пятьсот три доллара.

— Он волнуется из-за моего долга, Лиз? — спросил я робко. — Ради этого он меня и вызывает?

— Работа, мистер Стивенс…

— Я буду в три часа.

Положив трубку, я глубоко вздохнул. Господи, я готов схватиться за любую работу! Несколько лет назад мне улыбалась фортуна! Я играл лихих парней в вестернах. Потом перешел на приятеля, который никогда не добивается девушки. Второстепенная роль… После этого я уже был парнем, которого застрелили в самом начале фильма. Затем — типом, который появляется всего на минуту с угрожающим видом. И наконец, ничего путного, мелкие роли… Потом более крупная роль в телевизионном многосерийном фильме… А теперь, как у нас принято выражаться, я «отдыхал».

Мне было около сорока. Высокий, интересный, темноволосый. Разведенный. Мой гардероб, о котором я очень заботился, начал проявлять признаки заношенности. А я все ждал и ждал… Я так глубоко опустился, что позволял себе за день проглотить только одну булочку с рубленым бифштексом и не смел отойти от телефона. И однако я надеялся еще на удачу…

Известно, что Лу Прентц был последней линией отступления для стареющих и не пользующихся успехом актеров и актрис. Когда все крупные, не очень крупные и даже малозначительные агентства больше тобой не интересовались, Лу не отказывался попытаться. Он частенько говаривал со своей масленой улыбкой: «Кто знает? Какой-нибудь новичок может на тебя клюнуть. А это — доллары в мой карман!»

26
{"b":"633249","o":1}