ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, утро было очень интересным… Я познакомился с Соней Мелколм… Пока мы ехали по бульвару, я думал об этой женщине. Впервые в жизни я почувствовал к женщине какое-то странное, родственное чувство. Иначе выразиться не могу. Это была женщина, которую я бы хотел узнать совсем не так, как всех остальных женщин. В ней было что-то такое, что влекло меня.

Уже потом я узнал, что корпорация Фергюсона взяла в долг тридцать миллионов долларов, а кредиторы волновались.

Сидя за огромным письменным столом и глядя на роскошный офис, я вдыхал аромат могущества, власти… И потом — я показал Дюранту, что не позволю ему мной помыкать.

Да, интересное утро…

Потом я вспомнил о человеке, запертом в изолированном помещении с медсестрой, который быстро деградирует.

Джерри, ты мог бы быть Джоном.

Да, сказал я себе, когда «роллс» остановился у входа в резиденцию, играй без ошибок, и ты, возможно, сумеешь стать Джоном Мерриллом Фергюсоном.

Глава 5

Мы лежали рядышком в огромной кровати. Часы на ночном столике показывали 3.15. Ночник в изголовье бросал слабый свет. Я мог любоваться наготой Лоретты. Природа не могла создать более прекрасного тела.

Она неслышно вошла в комнату минут тридцать назад. Наша любовная схватка была яростной, но неожиданно я подумал, что никакой любви на самом деле не было. Утоленное вожделение… Казалось, она с охотой шла навстречу всем моим желаниям, была искренней в своем порыве, но инстинкт упорно твердил мне, что ей нельзя доверять.

Теперь мы отдыхали. Тикали часы. Мы молчали, пока не восстановилось дыхание. Я потянулся за сигаретами.

— Закуришь?

— Да.

Я закурил две сигареты, одну дал ей. Откровенно говоря, мне не терпелось, чтобы она ушла. Мне хотелось спать после такого бурного развлечения.

— Ты потрясающий любовник, Джерри…

— Ты тоже…

Зачем повторяться, я это уже слышал. Что будет дальше?

После долгой паузы она сказала:

— Дюрант тобой очень доволен. Он сказал, что ты прекрасно справился с телефонным разговором.

— За это мне и платят, — сказал я, закрывая глаза.

Почему она не уходит?

А она продолжала:

— Джону гораздо хуже… Я видела его сегодня. Он меня не узнал.

— Кошмарная болезнь…

— Да…

Новая пауза, затем:

— Тебе следует больше знать о его матери.

Кончик ее сигареты вспыхивал красным угольком.

Я насторожился:

— О его матери?

— Ты с ней встречался. Это она организовала твое похищение. Ты знаешь, она безжалостная, опасная старуха.

Знал ли я об этом? Возможно… Я припомнил ее болтовню о моей талантливости. Как ловко она обвела меня вокруг пальца и усыпила в итоге!

— Дама с характером, — сказал я.

— Единственное, что ее интересует, это деньги. Даже сын интересует ее только с точки зрения его состояния. Она живет во Фриско. Ни разу не приезжала повидаться с ним, но зато ежедневно звонит и справляется о нем. Ее не трогает состояние его здоровья. Нет! Она хочет знать, когда он умрет. Потому что после его смерти она станет президентом корпорации и унаследует его личное состояние. Деньги — ее бог. Поэтому она нетерпеливо ждет кончины Джона.

Вся моя сонливость прошла.

— Ты — его жена, — сказал я. — Его мать может получить лишь то, что он ей оставит по завещанию. Он не имеет права оставить ей все. Как его жена, ты защищена законом.

Она откатилась от меня, чтобы загасить свою сигарету. У нее была очень красивая спина. И это был несомненный маневр с ее стороны, который не ускользнул от меня. И я еще больше насторожился.

Когда она вернулась на место, то сказала:

— В этом деле есть две серьезные проблемы. У Джона нет никакого завещания…

Я крепко задумался. Трудно было поверить, что такой деловой человек, каким был Джон Меррилл Фергюсон, не составил завещания. Но с другой стороны, существуют такие самоуверенные люди, которые не верят в то, что могут внезапно умереть.

— Как его жена, ты в любом случае являешься его законной наследницей, — сказал я. — Конечно, могут возникнуть осложнения, но твои адвокаты не дадут тебя в обиду. Да и потом, еще не поздно. Неужели ты не можешь убедить его составить завещание?

— Никакой надежды… Он даже не узнает меня. Сидит и бессмысленными глазами смотрит вдаль.

— Ну, а вторая проблема?

Она положила руки себе на груди и закрыла глаза.

— Могу ли я довериться тебе, Джерри? Мы с тобой любовники. Мы должны доверять друг другу.

— Если ты имеешь в виду, что сказанное тобой должно остаться строго между нами, то в этом можешь не сомневаться, — сказал я довольно небрежно.

— Спасибо, Джерри… Ты единственный, кому я могу об этом сказать, и единственный, кому я могу верить.

— Так что это за вторая проблема?

— Я не жена его…

Вот это действительно меня поразило.

— Что такое ты говоришь?

Я спустился с кровати и надел на себя свой укороченный халат, потом включил лампу и внимательно посмотрел на Лоретту. Она лежала на кровати, как будто собиралась позировать для обложки журнала «Плейбой».

— Не его жена?..

— Я не жена ему. Подойди и сядь рядом, Джерри. Дай мне все тебе рассказать.

Это я должен был знать, поэтому я подошел и сел рядом с ней, а она взяла меня за руку.

— Ты хочешь сказать, что он не женат?

— Да, он не женат.

Она провела пальцами вверх по моей руке, и мне сразу пришли на ум паучьи лапы…

— Мы познакомились два года назад. Он приезжал по делам в Лас-Вегас. Ему нужна была женщина. Маззо явился ко мне. Я работала в шоу. Он нанял меня. Кто не пожелает спать с богатейшим человеком в стране! Джон никогда не был таким хорошим любовником, как ты, Джерри, но я влюбилась в него, а он — в меня. Он предложил мне пожениться. Он говорил об этом совершенно серьезно, но он был настолько занят, что у него не было времени на пышную свадьбу, которую он намеревался устроить… Потом началось это кошмарное заболевание. Он повторял без конца, что, как только он разделается с какими-то особо важными делами, мы обвенчаемся и отправимся в кругосветное путешествие. Он привез меня сюда. Он сказал решительно всем — матери, Дюранту, прислуге, что я его жена, что мы поженились тайно, чтобы не привлекать внимания. Меня считали и считают его законной женой. Но фактически это не так. Я просила его, даже умоляла узаконить наш брак, но к этому времени болезнь уже слишком развилась. Он только обещал… — Она посмотрела на меня. — Так что если он умрет, Джерри, то теперь я твердо знаю, что и моей жизни придет конец. Его мать ненавидит меня, и она подозревает, что наш брак не оформлен. Она скаредная, злобная старуха, и когда Джон умрет, ей будет очень просто доказать, что Джон мне не муж. — Она откинулась на подушки и уставилась на потолок. — Вся эта роскошь, все эти деньги исчезнут. Я не знаю, что будет со мной… — Она посмотрела на меня. — Вот так обстоят дела, Джерри! И я теперь прошу тебя о помощи.

Я поднялся и принялся ходить по огромной спальне. Мне хотелось быть подальше от ласкающих паучьих лапок.

Теперь у меня в мозгу вспыхивали красные тревожные лампочки. Я думал о Ларри Эдвардсе. Сообщила ли Лоретта ему то, что сейчас рассказала мне? Отказался ли он ей помочь? Опустила ли она вниз большой палец, приговаривая его к смерти?

У меня проступил холодный пот. Ведь я был пленником в этом богатом доме. Я видел напряженные взгляды телохранителей, стерегущих сад и прилегающие окрестности…

— Помочь тебе?.. — Я постарался, чтобы мой голос звучал твердо: — Как я могу тебе помочь? Послушай, меня наняли, чтобы я играл роль твоего… Фергюсона. Я это и делаю. Это все, за что мне платят.

Она соскочила с кровати и прошла туда, где бросила свой халат, и очень медленно завернулась в него.

— Мы любовники, Джерри! Разве это для тебя ничего не значит? — спросила она, глядя мне в глаза.

Можно было подумать, что ее лицо высечено из мрамора.

Я был напуган. Я думал о Ларри Эдвардсе и Чарльзе Дювайне… Сыграй не той картой, говорил я себе, и ты тоже умрешь. Потому что я прекрасно понимал, что не в силах помешать им убить меня, если только я откажусь с ними сотрудничать. И поэтому я решил тянуть время.

44
{"b":"633249","o":1}