ЛитМир - Электронная Библиотека

Если так подумать, то в городах не так много алхимиков – всего несколько десятков на тысячу охотников. Тут, конечно, дело и в том, что охотником стать намного проще, хоть и рискованней. Но все же главное отличие охотника от алхимика в том, что последний может вызывать алхимический огонь, без которого не может работать тигель. Жара обычного пламени просто не хватит, чтобы преобразовать части тел демонов в то, из-за чего и прославились алхимики – алхимическую пилюлю.

Мое пламя алхимика совсем слабое, чтобы дать достаточный жар для расплавки ингредиентов и выделить хранящуюся в них мистическую силу. По этой причине приходится пользоваться солнечными камнями, которые могут долгое время хранить в себе вложенное пламя, но в то же время они очень дорогие и хрупкие. Благо из-за того, что пламени у меня не так много, контролировать его я научился быстрее всего, а это умение в деле алхимика вполне можно ставить на первое место после силы огня.

Я аккуратно развернул мешочек с солнечными камнями и, отобрав парочку из них, вставил в специальные углубления в тигле. Теперь дело осталось за малым – смешать все ингредиенты и сплавить их в единую структуру, которую в народе прозвали пилюлей за ее круглую форму. Можно было, конечно, придать результату этого действия и другой вид, но среди алхимиков считалось, что на шаре сконцентрироваться проще. Так добивается идеальная форма, что уменьшает риск провалить преобразование.

Осторожно направив пламя из солнечных камней, я мысленно представил перед собой вырезанные из вожака части тела и с помощью концентрированного огня стал сплавлять сердце с легкими, следом пошли мозг и глаза. Вместе с тем в тигель кидались щепотки истолченных элементов, собранных до этого, что должны были скрепить все части тела шаугара в единую структуру.

Даже сквозь плотно закрытые веки я увидел, как на миг вспыхнул алхимический тигель и над ним всплыла темно-красная круглая пилюля размером с ноготь мизинца. Она слегка мерцала, и, если присмотреться, можно было увидеть, как в ней клубится пламя, которое соприкасалось со стенками пилюли, но было не в силах преодолеть ее границы.

Все получилось, и теперь у меня в руках пилюля духа огневолка. Вещь, которая стоит намного больше того, что могли бы получить охотники за трофеи, собранные в этом месте. Можно было продать ее и месяца три жить безбедно за стеной города в не самом дешевом районе, но как бы ни хотелось получить разом много денег, это не мой вариант.

В этом мире сила значит все, и чем ты сильнее, тем больше имеешь. Так как я не родился в семье, способной обеспечить меня всем необходимым для развития, то приходилось выкручиваться самому.

Я еще пару секунд поглядел на переливающуюся оттенками красного пилюлю и, резко выдохнув, проглотил ее. Вот так, несколько мешков золота прошли сквозь меня.

Пару секунд ничего не происходило, а затем в районе живота будто возник сгусток огня. От острого приступа боли меня скрутило, и я повалился на землю, переживая самые тяжелые болевые вспышки, которые всегда сопровождали усвоение очередной пилюли организмом. Да, всегда был шанс, что следующего раза я не выдержу, но другого способа повысить свою выживаемость в этом жестоком мире я просто не знаю.

Мне сложно было определить, сколько прошло времени, но болевые приступы стали стихать, и теперь я мог практически не обращать на них внимания. Я сбросил куртку на землю и оголил левое плечо, которое все время скрывал под тугими повязками, чтобы не показывать татуировку на плече посторонним. Взглянув на нее, я радостно улыбнулся. Рисунок разросся и стал более полноценным. До необходимого минимума, о котором рассказывал мне старик, еще далеко, но, пускай и маленькими шажками, я приближаюсь к нему.

* * *

Я успел проскользнуть в северные врата Виларса до того, как стражники наглухо закрыли створки, что отрезали город от местности, наполненной шаугарами. Пара стражников хмуро посмотрела на позднего путника, но брошенная серебряная монета, исчезнувшая в тот же миг в руке одного из них, заставила смириться мужчин с моим появлением.

Так и так пришлось бы платить пошлину за вход, но я не успевал к закрытию, и стражники немного придержали ворота, чем, пускай и не грубо, но нарушили распорядок службы. Если бы я при этом не заплатил больше, то меня вполне могли побить и отправить в казематы как возможного криминального элемента. Пару раз уже видел, как это происходило, и мне не хотелось бы оказаться на месте этих «счастливчиков». Хотя многие бы поступили куда менее разумно, лишь бы не оказаться за стеной города ночью.

Виларс – самый крупный город на сотни километров вокруг, и по этой же причине он является торговым центром в этой области континента. Здесь можно было приобрести диковинки со всего мира, лишь бы в кармане у тебя звенели полновесные золотые монеты или же было хоть что-то на обмен.

Последнее порой ценилось куда больше. Недаром проводимые в городах аукционы помимо золота принимали и другие диковинки в обмен на выставленный лот. Жаль, пока не довелось побывать хотя бы на одном аукционе, но я обязательно это сделаю.

Я вздохнул полной грудью, переводя дыхание после долгого бега. Врата города закрывали с наступлением темноты. Последний запор опускался в нишу, и никого больше не волновало, что кто-то оказался по ту сторону стены. Лишь к утру врата откроются, и стражники пропустят запоздавших путников, если таковые будут. Как показывает практика, мало кто мог выжить ночью, ведь в это время под сенью темного светила выходили самые опасные шаугары, и сдержать их могли лишь стены города.

В первую очередь следовало посетить храм богов. Их служители работают в любое время суток и всегда рады посетителям, готовым принести дары богам, чтобы получить благословение. И как бы ни хотелось поскорее рухнуть в теплую постель, такими вещами не следует пренебрегать – я и так слишком долго не посещал храмы. События сегодняшнего дня напомнили это особенно ярко. Только божественным вмешательством я могу объяснить приключившиеся со мной неурядицы.

Храм всех богов мог располагаться в черте города где угодно, благо привилегии служителей позволяли и не такое, но вот само строение сложно не узнать. Шпили храма возвышались над всеми остальными домами и лишь немногим не доставали до уровня стен.

Проход в храм, как обычно, был приветливо раскрыт для путников. Я неспешной походкой зашел внутрь и на миг замер, привыкая к яркому освещению после темной улицы. Сколько раз посещал храмы в разных городах и в разное время, но всегда внутри было не больше десяти человек, которые что-то шептали, стоя перед статуями богов, или же беседовали со служителями.

Сейчас в храме не было никого, и я спустился по ступенькам к постаменту богов нашего мира. Не знаю, зачем так было сделано, но во всех храмах, чтобы подойти к богам, необходимо было спуститься на несколько метров под землю, но даже с уровня входа статуи этих могучих существ возвышались над любым человеком.

Айон – защитник. Он стоял первым в четверке богов. Его всегда изображали одинаково: суровый мужчина в кожаных доспехах и с секирой в руках. На лице Айона застыла насмешка, которой не хватало лишь немного, чтобы перерасти в оскал. Детали могли разниться, но насмешка, казалось, переносилась с особой осторожностью, чтобы повторить все в точности в каждом новом его изображении.

Служители этого бога освящали стены каждого города, и шаугары не смели приблизиться к ним близко. Если же находились настолько безрассудные твари, то сам камень жег их и причинял невыносимую боль. Благодаря этому демоны не могли тихо прокрасться в город и устроить в нем резню.

Мия – охотница. Вторая богиня была облачена в легкие кольчужные доспехи. В ее руках всегда находился лук, который был больше самой девушки. Она, по сравнению с Айоном, казалась ребенком. Но было что-то в чертах ее лица и фигуре, пускай и скрытой доспехами, что говорило, что перед тобой – чувственная женщина, которая не по своей воле вышла из-за стен города. Но раз уж она вышла, то шаугары должны бояться ее меткой стрелы.

4
{"b":"633310","o":1}