ЛитМир - Электронная Библиотека

Служители богини стояли на том, что и женщины могут убивать шаугаров наравне с мужчинами, и только по этой причине среди охотников всегда были представительницы слабого пола. Хотя человек, получивший шайгар, по определению перестает быть слабым, но стереотипы есть такая вещь, которую сложно изменить даже за века битв с демонами.

Помимо этого служители Мии были ответственны за обучение стражников, которые, не обладая шайгарами, защищали город от их угрозы.

Риквер – хранитель. В его руках только книга и никакого оружия на виду. Из одежды виден лишь плащ, который скрывает фигуру, и нельзя сказать, могучим ли телосложением обладает мужчина. Всем своим видом он говорит, что беззащитен, однако умные глаза показывают, что он ничего не боится. Риквер – бог знаний. В нашем мире, когда любой город может быть разрушен нашествием тварей, знания – то немногое, что каждый старается сохранить помимо своей жизни. Без знаний остаткам людей было бы не выжить в землях, где господствуют шаугары.

Его служители отвечали, помимо сохранения общих знаний и записывания событий для истории, за сбор сведений по шаугарам и новым рецептам алхимиков. Не то чтобы последние стремились делиться, но каждый новый рецепт оплачивался соразмерно его уникальности, а это были очень неплохие деньги. Особенно учитывая, что алхимики зарабатывали столько, что хватало на владения отдельными домами, а это могли позволить себе только очень богатые люди.

Также служители Риквера выпускали книги. Многие из них мне довелось если не прочитать, то подержать в руках. Это была моя небольшая страсть, которую, к сожалению, не всегда удавалось утолить.

Кирель – целительница. В руках последней богини был посох с зеленым камнем в навершении. Она была символом того, что всегда есть надежда и даже наш мир может ждать исцеления.

Служители богини работали в домах целителей и помогали каждому, кто приходил к ним. Эти люди знали все о лекарских травах и в то же время прекрасно разбирались в анатомии не только человека, но и шаугаров. Органы последних, помимо использования в алхимии, могли пригодиться и в целительском искусстве.

Жаль только, что пока было известно очень мало рецептов в этой сфере. Возможно, имей служители Кирель больше знаний, людей погибало бы меньше. По этой же причине, посвятившие себя богине постоянно проводили время в изысканиях и в своем упорстве могли составить конкуренцию алхимикам, хотя и не получали за это больших денег, вкладывая каждый золотой в новое исследование.

Четверо богов, которым поклонялись все люди на континенте. Они внушали своим видом уважение, а без помощи служителей богов нам бы пришлось куда как хуже. Это понимали все, и поэтому посвятившие себя богам были так почитаемы.

Большинство людей считало, что богов четверо – в этом убеждали сами служители и книги. Написанным словам на бумаге многие верили куда больше, чем простым разговорам.

Но старик говорил, что помимо всем известной четверки есть еще пятый, имя которого было стерто из всех книг, и служители богов ревностно следили за тем, чтобы никто так и не вспомнил про него.

Последний бог был тем, кто дал людям знания, как бороться с шаугарами, а не дрожать за стенами в попытках вымолить исцеление для себя и всего мира. Лишь борьба с демонами позволяла человечеству не только не вымереть, но и постепенно разрастаться. За последнее столетие было построено еще пять крупных городов, лишь немногим уступающих Виларсу в количестве жителей. И уже только это говорило, что у людей есть шанс выжить в борьбе с тварями, которые, казалось, созданы, чтобы истребить нас.

Но про все это нигде не будет написано. Во всех священных писаниях говорилось, что именно четверо дали людям знания, как строить стены, способные защитить от тварей под сенью темного светила, и рассказали, как создать оружие, способное поразить шаугаров, когда изделия людей оказались бессильны перед этой напастью.

– Молодой человек, не стоит так долго стоять перед богами. Они не любят затяжных взглядов, – неожиданно рядом со мной раздался хрипловатый старческий голос.

Обернувшись, я встретился лицом к лицу со служителем, обладающим цепким взглядом когда-то синих, а теперь выцветших до яркой голубизны глаз. Было что-то в этом взгляде настолько пугающее, что я невольно отшатнулся. Судя по мелькнувшей у старого служителя улыбке, его позабавила моя реакция. Не удивлюсь, если я не единственный, кто так реагирует на него, и мужчина порой любит развлечь себя таким способом.

– Что заставило вас в столь поздний час посетить обитель служителей богов? – хмыкнув, спросил старик.

– Я слишком долго не бывал в городах, где есть настолько большие храмы, и, как только прибыл в Виларс, поспешил в первую очередь посетить ваш, – прочистив горло, тихо ответил я.

Все никак не привыкну к собственному голосу. Мне он до сих пор кажется чужим. В обучении у старика мне приходилось по большей части молчать, так как тот любил слушать свой голос и лишь изредка задавал вопросы, на которые требовались более развернутые ответы, чем кивок. Надо стараться говорить почаще, ведь другие люди проводят много времени в разговорах.

– Похвальное стремление для столь юного возраста, – благожелательно кивнул служитель. – Особенно для юноши, отмеченного благословением богов.

– О чем это вы? – я постарался сделать вид, что не понял его.

Но, видимо, это не обмануло проницательного старика, он лишь улыбнулся и пошел дальше, скрывшись за ближайшей колонной.

Я постоял еще некоторое время, уставившись в то место, где исчез служитель, но тот не вернулся. Выдохнув сквозь сжатые зубы, я подошел к постаменту богов и осторожно опустился на колени.

Старик говорил, что богам безразличны наши молитвы, и те, кто надеются на силу слов, придуманных людьми, только зря тратят свое время. Богам важны лишь подношения, и чем они ценнее, тем больше шансов, что тебя услышат и, может, даже снизойдут до благословения.

Я не знаю, какие подношения сделал он, да и старик никогда не рассказывал про это, но боги однажды ответили на его подношения, и так я обрел татуировку на своем левом плече. Только это могло спасти меня от того, что ждет любого охотника рано или поздно… Да уж, удружил мне он своим последним подарком.

Отбросив мысли об этом, я снизу вверх посмотрел на четырех богов и бросил им под ноги несколько ценных минералов и кое-что из старых запасов. При этом сделал это так, чтобы часть из даров оказалась в тени, позади статуй богов. Стоило только последнему предмету упасть на постамент, как они едва видимо вспыхнули и истаяли. Это лучше всего другого говорило, что подношение принято, и его приняли все боги – в тени дары тоже исчезли, а не остались лежать, дожидаясь прихода служащего.

На этом запланированное было совершено. Мне еще предстояло найти постоялый двор, в котором не откажут позднему путнику в ночлеге.

Стоя на верхней ступени храма, что отделяла меня от внешнего мира, я обернулся на богов, и на миг мне показалось, что все они смотрят прямо на меня. Я поспешил скрыться в темноте улицы.

Странно, статуй четыре, а я ощутил пять взглядов. Ну да ладно, по крайней мере, ни один из них не был злобным, а скорее любопытным и чуть-чуть ободряющим. А возможно, мне все это только привиделось, кто знает.

Глава 2

В Виларсе я отсыпался и отъедался три дня после долгого путешествия, пока не почувствовал, что еще немного, и мне совсем не захочется подниматься с теплой постели. Да и, если честно, мне было любопытно посмотреть на жителей такого большого города.

Спустившись со второго этажа гостиницы, где располагалась моя комната, я едва успел отшатнуться, пропуская служанку, которая носилась между столиками, чуть ли не переходя на бег. Она даже не заметила, что я оказался на ее пути, и, не успей я уступить ей дорогу, мы бы обязательно столкнулись, а девушка держала в руках поднос с выпивкой. Думаю, мало бы кто обрадовался, если бы напитки по моей вине оказались разлиты.

5
{"b":"633310","o":1}