ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 1. Продажа гаражей и прочие прелести собеседований

Что произойдет, когда вас пригласят на собеседование на работу вашей мечты?

Правильно – вы побежите стремглав делать прическу, доставать из шкафа самые лучшие наряды и туфли, мерить все по десять раз, и лишь на сотый, наконец, определитесь. К свиданиям и то проще приготовиться.

Я надеялась, что новая работа прольет свет в форточку моей тусклой жизни. Ведь мы с сестрой, наконец, нашли город и квартиру, где могли спокойно вздохнуть и насладиться этой самой жизнью.

– Ты уверена насчет работы? – спросила Ника – моя родная сестра.

Она заглянула в комнату, наблюдая за моими сборами, и сама выбрала мне блузку и юбку. Остановились мы на гламурном костюме – розовый пиджак, белая блузка и розовая юбка-карандаш. Тот, кто сказал, что блондинкам идет розовый – просто гений. Особенно натуральным, с голубыми глазами.

Я критически осмотрела себя в зеркале. Да, розовый блондинкам идет, но вдруг начальство решит, что я несерьезная? Стереотипы такие стереотипы…Улыбнулась своему отражению. Непривычно видеть себя в таком.

– Да! Это же такой шанс. Нельзя же всю жизнь на фрилансе сидеть.

Я окинула взглядом нашу берлогу – назвать ее квартирой язык не поворачивался: обои облезли, краны постоянно выли и срывались, туалетный бачок так утробно верещал при спуске, что можно было подумать, что мы режем кота. Если где-то бабки думали, что в их подъезде живут девушки легкого поведения, то в нашем подъезде наверняка считали, что мы по меньшей мере живодеры.

– Ладно, только будь аккуратней.

– Ника, успокойся, – я подошла и обняла ее. Сестра страшно исхудала за время наших вечных переездов.

– О, я тебе свои туфли дам! Недавно новые купила, – она слегка отстранилась. Лукавая улыбка заиграла на ее лице. – Будешь самая красивая кандидатка!

Я уже года три зарабатываю чисто фрилансом, и мне особо из дома выходить никуда не надо. И вот в новом городе меня дернуло пойти работать на фирму. Плюсов много: вакансия хорошая, зарплата фиксированная, да и трудовой стаж пора нарабатывать – в мои-то двадцать пять лет. И новый переезд нам дался большими финансовыми затратами. Все-таки лишилась многих заказов. Только бы моя идея с резюме сработала. Работодатели хоть и требуют указывать предыдущее место работы, но покажите мне хоть одного, кто бы стал туда звонить.

Правда, именно сестра посоветовала поставить на сайте фриланса фотографию мамы, чтобы заказчики не возмущались, что я слишком молода. Кто поверит, что у двадцатипятилетней девушки может быть огромный опыт в проектировании домов? Ведь всегда работодатели ищут сотрудников от двадцати лет с пятнадцатилетним стажем. А если ты еще и девушка, то у тебя должно быть двое-трое взрослых детей, окончивших институт. Так что мамина фотография еще ни разу не подводила. Все-таки не интернетный тролль, у которого в профиле пишется лет сорок, а по факту еще домашку на завтра не сделал.

– Смотри какие, – Ника открыла белую обувную коробку.

Н-да, мы тут на грани финансовой импотенции, а она туфли новые покупает. И такие чудесные!

Белые босоножки с острым каблуком. Просто прелесть!

– Я по скидке купила, пока ты не запустила свой маховик хомячковой жадности, – закатила глаза Ника.

Легко ей говорить, когда из нас двоих только я работаю. Я – работаю, сестра – тратит.

Дорога к офису не заняла много времени. Всю дорогу я нервно теребила сумку, проверяя наличие флешки с проектами. Еще бы найти копировальный центр и распечатать их. Опыт работы с заказчиками сделал свое дело, и я лучше потрачусь на распечатку, чем после буду по всему интернету вылавливать свои работы.

Повезло, что нужный канцелярский магазин оказался рядом со зданием офиса «Элитпроекта».

– Че надо? – нудным голосом спросила продавщица, жуя жвачку.

– Распечатайте папку «проекты» на А3 и скрепите, – я протянула ей флешку.

Она сделала вид, что делает мне великое одолжение. Пока она печатала, я разглядывала стеллажи с причудливыми ручками, тетрадками и прочей канцелярией.

Может, тубус купить? Да ладно, тут два шага.

Бдзенькнул колокольчик на двери, и в магазин ввалилась рыжая девчушка небольшого роста. Ее волосы торчали во все стороны из заплетенного хвоста. Она лихорадочно вращала глазами, осматривая полки. Казалось, что она сбежала из психушки. Еще и одежда: темная юбка по колено, причем совершенно неровная, будто ее неумело обрезали. Старый приталенный пиджак покрыт заплатками. Из него выглядывала кружевная серая рубашка.

– Мне это, бумажки дайте! – крикнула она продавщице.

Продавщица глянула на забежавшую, будто ее совсем ничего не волнует.

– Вам какие? – протянула продавщица.

Ксерокс уныло жужжал, что лишь сильнее распаляло мою нервозность. Я и так опаздывала.

– Такие, – рыжая задумалась, нахмурила лоб, словно пыталась что-то вспомнить. – Для рисования.

– Такие? – спросила продавщица, показывая на верхние полки, уставленные бумагой различных форматов.

Она просто богиня маркетинга! Все компании по продажам просто обязаны за нее бороться. Вот он – подход к клиенту, сочувствие и поиск решения проблем. А главное, такое отзывчивое лицо!

Когда ж уже все распечатается?

– Ох, какая красота! – грязной рукой девушка потянулась к моим чертежам, но тут же ее убрала.

– Это мое, – я быстренько метнулась к ним.

Фух, не запачкала. Некрасиво будет грязные листы показывать.

Я аккуратно сложила проекты, подбив по краям, свернула в трубочку. Незнакомка огромными глазами смотрела на мои манипуляции.

– Вот мне такие же. С такими же картинками! – крикнула она продавщице.

Я постаралась побыстрее выскочить из магазина. Пусть продавщица сама ей объясняет, что таких рисунков нет.

– Стойте! – позади вновь раздался тонкий девчачий голос.

Девушка обогнала меня.

– Вы случайно не в «Элитпроект» идете? – спросила она.

– Да, туда, – я попыталась обойти ее.

– Можете передать? – она достала черный конверт. – Дмитрию или Виктору. Прошу вас. Это очень важно!

В ее глазах застыли слезы.

Я неохотно взяла конверт, проверяя на вес. Легкий. Может, там признание в любви? Во что я ввязываюсь? А главное – зачем? Но так жалко было на нее смотреть.

– Меня не пустили внутрь. Сказали, что нужны чер… черти… черт-те что им нужно для собеседования, – она прижала руки к груди. – Спасибо вам. Огромное.

Она поклонилась мне. Э-э.

Глянула на часы – опаздываю! Закинула конверт где-то между чертежами, благополучно забыв о нем, и бегом поцокала на каблуках к бизнес-центру. Спросила у охранников, где находится «Элитпроект», поднялась на нужный этаж и от восхищения застыла на месте. Передо мной открылся великолепный вид – огромная стойка ресепшена, на стене за которой из золотистых букв складывалось название фирмы – «Элитпроект». Ворсовый пол, евроремонт и огромные окна.

Симпатичная секретарша с дежурной улыбкой вышла мне навстречу.

Радует – я не одна такая, кто носит неудобные юбки.

– Вы на собеседование? – мягким голосом спросила она.

– Да. Светлана Мазайло.

– Хорошо. Я провожу. Дмитрий Константинович ждет вас.

Мы подошли к дубовой двери с табличкой «Главный директор Синичкин Д.И.».

Секретарь постучала по дереву. Я мысленно сплюнула через левое плечо. Все получится!

– Дмитрий Иванович, к вам на собеседование Светлана…

– Пусть заходит, – раздался низкий мужской голос.

Я вошла в светлый кабинет и оторопела – он был обставлен с изыском, и видно, что его владелец любит роскошную мебель: стол из красного дерева, на стене – пейзажи и огромные золотые часы, копия наручных. Стильно и строго, по-мужски.

А затем я посмотрела на Дмитрия. Мужчина красивый, высокий, с широкими плечами. Прямой нос с небольшой горбинкой. Над миндалевидными глазами, обрамленными пушистыми ресницами – черные широкие брови. Мне нравится такой типаж мужчин. Он не был двухметровым шкафом, способным прикрыть от пуль и от входа в комнату, но качалку знал не понаслышке. И манеры такие – прямая осанка, горделивый взгляд, будто он смотрит свысока, хотя сидит.

1
{"b":"633562","o":1}