ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но для служанки…

Хозяин не выдержал взгляда Дмитрия и вновь ушел. Через пару минут вернулся с одеялом, но без простыни. Я тут же накинула его на себя. Плевать. На улице слишком холодно для моего простого костюмчика.

Мы вышли из паба и вновь стали петлять по улицам. Только все одеяла и простыни скинули в мои хрупкие руки. А если стража выскочит из угла, а у братьев руки заняты! Хорошо, что не очень долго шли.

В одной из подворотен Виктор достал пластины, перебрал, оставив одну золотую. Когда он кинул ее на землю, появился столб света.

Виктор шагнул первый. А как же дамы вперед? Мне всегда казалось, что мужчины женщин посылают вперед не для того, чтобы посмотреть на их место приключений, а для того, чтобы она оценила обстановку. Вовремя я вспомнила правила этикета в нашем мире.

– Иди, – услышала позади холодный голос.

Пожала плечами. Раз один вошел, то и мне не будет страшно. И вновь ощущение, что меня подкинуло вверх и спустило вниз. Только на этот раз я не потеряла сознание.

Мы очутились где-то за городом. Позади дома, а впереди проселочная дорога, петляющая среди кривых деревьев.

– Это ваш дом? – спросила, разглядывая полуразваленное трехэтажное здание, огороженное огромным металлическим забором, сильно покосившимся. Местами виднелись дырки, будто их сделали специально, чтобы лазить внутрь. – Или полдома?

Просто с одной стороны он был целым, а с другой торчали балки. И видно, что какая-то часть точно отвалилась. А третий этаж заколочен со всех сторон, кроме лестницы.

– Добро пожаловать домой, – озорно подметил Виктор.

Ворота заскрипели, прям как в фильме ужасов, открывая огромный проход, в который целая фура проехала бы. Мы вошли внутрь, как три героя эпичного боевика. А затем ржавые ворота захлопнулись, отрезая нас от дороги.

Весь дом был в пыли, кругом висела паутина, окна заляпаны грязью. На полу виднелись огромные борозды, будто по ним что-то тащили.

– Сволочи, – емко отметил Виктор. – В следующий раз поставим защиту на дом понадежней. А то у прошлой слишком рано срок годности вышел.

– Или кто-то приложил усилия, – задумчиво сказал Дмитрий, вытирая от пыли картину.

Казалось, что дом хотели разобрать по кирпичику. Точнее, по балкам.

– И давно вас тут не было? – спросила я, озираясь по сторонам.

– Десять лет.

***

В доме в живых осталось три спальни на втором этаже. Если так можно было сказать об их состоянии. Хорошо хоть, стекла в окнах уцелели, и не так сильно будет дуть с улицы.

– Лично я пошел в свою, – Виктор ногой открыл дверь комнаты возле лестницы. Забрал у меня одеяло и простынь.

В его руках вновь зажглось пламя, и он бросил шар в полуразрушенный камин, тут же ярко загоревшийся.

Во второй комнате поселился Дмитрий. Забрал одеяло и простынь. Хоть бы спокойной ночи пожелал.

Я вошла в свою комнату и обалдела. В комнатах мужчин хоть мебель целая была, а у меня – комод с выпотрошенными ящиками, шкаф поломанный с уныло шатавшейся дверью. Глянула вверх – огромная трещина в потолке.

Хоть огромная кровать целая, правда, грязная. Покрывало порванное. Матрас старый и ужасный. Видно, что в нем насекомые трудились. Переворачивать его не рискнула.

Ладно, что нам – день простояли, осталось ночь продержаться. А утром уже со свежей головой будем что-то думать.

Встряхнула покрывало, прочихалась от пыли, попавшей в нос. Скомкала в подобие подушки. Поверх всего постелила простыню. Мне много места не надо. Тем более, что простынка рассчитана на одноместную кровать, а в моих апартаментах класса Люкс кровать на три-четыре человека.

– Светлячок, ты забыла постелить мне, – позади раздался голос Дмитрия в тот момент, когда я расправляла простынь в не совсем удачной позе.

– А сами?

Ну серьезно, взрослый мужик! Я и так с их постельным таскалась.

– Всегда споришь с начальством?

Повернулась к нему. И вновь его тяжелый взгляд сверху вниз. Еще и руки скрестил на груди. А я, между прочим, на каблуках макушкой до его носа достаю.

Пожала плечами. У меня особо начальства не было. В институте и после я подрабатывала – делала курсовые студентам. А те вообще не командуют.

– Вы у меня первый, – тоже скрестила руки на груди.

А Дмитрий будто и не услышал. Внимательно осмотрел комнату. А затем подошел к камину. Присел на корточки спиной ко мне. Послышался треск, и вспыхнуло пламя.

Заскрипела дверца шкафа. Дмитрий подошел к ней и оторвал, разломал на несколько частей и закинул в камин.

Я густо покраснела. Понимаю, что из-за них попала сюда, но этот мужчина хотя бы постарался сделать хоть что-то ради меня.

– Может, вы здесь останетесь? А я в ту комнату пойду застелю.

– Нет, светлячок, – он поднялся и подошел ко мне. – В мою комнату ты не пойдешь спать. Тем более, там все готово.

А это что было? Проверка такая? В стиле: побегу я прислуживать или нет.

– Спокойной ночи, – отвела взгляд.

Просто по-человечески было стыдно, что не помогла, а с другой стороны – во мне поднимался бунт, что я вообще должна кому-то прислуживать. А с третьей стороны – меня вообще могут выгнать из этого подобия крыши над головой. Значит, надо быть хотя бы помягче и помогать по мере сил.

Когда Дмитрий ушел, я не без удовольствия залезла на кровать. А мягкая она все-таки.

Огонь приятно согревал, хоть и чувствовался сквознячок из окна.

***

Я проснулась посреди ночи. Мне стало ужасно холодно. Особенно ноги замерзли. Огонь в камине погас, и я ощущала все прелести сквозняка. Скрутила часть одеяла в гнездо. Все равно ноги не согреваются. Даже легла в позу эмбриона – все равно холодно. Совесть мучила недолго. Еще минут десять такого холода, и я заболею. А болеть в незнакомых местах – не самая лучшая идея.

Я нащупала босоножки, надела, не застегнув.

Вышла в коридор и очень медленно начала красться в комнату к Дмитрию. Воздух в доме холодный. Глупая идея. Он же спит уже.

Постучала в дверь. Нет ответа.

Можно подушку разобрать и окно ей забить. Может, хоть так меньше дуть будет.

– Светлячок? – только я развернулась, как позади раздался сонный голос. – Ты что тут делаешь?

– У вас носков нет запасных? – спросила его.

И желательно шерстяных.

Он красноречиво посмотрел вниз, поиграл пальцами на ногах. Ясно, единственные носки в этом доме надеты с утра на работу.

– А я думал, ты зашла поблагодарить, – сказал он.

Заспанный он казался более человечным. Растерянный и растрепанный. Рубашка помята, штаны в таком же состоянии.

– Спасибо. Ладно, я пошла дальше спать, – сказала я.

Что-то забыла ему спасибо сказать за то, что он меня спас два раза.

– И все? Светлячок, ты посреди ночи пришла ко мне…

На что он намекает? Я ж не виновата, что из него огненный маг никакой. Вон, у него тоже огонь в камине не горит.

Сделала шаг назад.

– Я замерзла, – тут же ответила.

– Тебя согреть? – он подошел ко мне вплотную. Рядом с ним стало теплее – хоть с одной стороны холодный воздух перестал дуть.

Я смотрела ему в глаза, пытаясь понять, на что он намекает.

– У меня камин погас, – почти прошептала.

В горле внезапно пересохло от близости мужчины. Он мой работодатель, не надо думать о нем, как о… о том, что он обо мне подумал.

– С этим определенно надо что-то делать, – он стал наклоняться ко мне, будто хотел поцеловать. Только очень медленно.

Почувствовала мужскую руку на своей талии. А перед глазами промелькнул момент из порно восьмидесятых годов, который мы с Никой случайно увидели. А потом ржали с сантехника, пришедшего прочистить трубы.

– Я это, – промямлила. – Пойду.

Вот козлина!

Выкрутилась из его объятий. Заметила, как на его лице заиграла довольная улыбка. Жарко стало, сердце стало биться сильней. Сама согреюсь.

В спешке направилась в комнату. Не смогла удержать равновесие, когда каблук внезапно провалился в трещину. Чуть на спину не упала. Но встреча тела с полом не состоялась – Дмитрий меня успел поймать.

7
{"b":"633562","o":1}