ЛитМир - Электронная Библиотека

Гусар

Глава 1. «С любых высот в любое пекло»

Современная русская армия это довольно сложный и интересный организм, мощь которого сравнивают с мощью медведя в дикой природе или льва – царя зверей. Испокон веков армия хранила в себе традиции русского воина, русского мужика и таила в себе множество тайн, в которых скрывались секреты непобедимости и неустрашимости духа русского война. Сейчас же, времена другие, столетия и даже тысячелетия прошли со времён формирования армии, как таковой. Но даже в современной армии можно найти отголоски прошлых дней.

В строю стоял молодой, дерзкий старший лейтенант, его голова была лысая, гладко выбритая, до зеркального блеска, на лице красовались брутальные усы, как у знаменитого голливудского актёра Халка Хогана, манеры были у него, как у поручика Ржевского из традиционных юмористических сказаний, и жила в нём любовь к каждой женщине, которая смогла завоевать его внимание своими прелестными формами. Звали этого старшего лейтенанта Денис Давыдов, как и знаменитого генерала Давыдова, что командовал Ахтырским гусарским полком и партизанским движением в годы Отечественной войны. Друзья и знакомые же звали его просто – Гусар.

Про гусар всегда говорили так: «Они быстры, стремительны и неустрашимы. Их атаки всегда, как гром среди ясного неба», – именно это описание подходило ему, как нельзя иначе. Особенно, когда он был трезв. Как твердит история – усы гусара являлись характерной чертой во внешнем облике военного, которая выдавала его принадлежность к элитному подразделению. По длине и завиткам кончиков усов гусара можно было определить, к какому полку приписан военнослужащий и какого он звания. Иногда, он сам себе их накручивал, представляя себя генералиссимусом в роскошном венгерском мужском гусарском платье.

– Полк, равняйсь! Смирно! К торжественному маршу! – скомандовал командир полка. – На одного линейного дистанции! Управление прямо, остальные напра-во! Равнение направо! Шагом марш!

И военная машина тронулась с места. Удары барабанов, музыка оркестра, одновременная постановка ноги всего полка – вот это зрелище, вот это традиции! Гусару это нравилось настолько сильно, что можно было бы сравнить это с началом чемпионата мира по футболу, когда игроки выходили на поле под скандирующие трибуны болельщиков. И этим игроком чувствовал себя Гусар. А иногда, он себе представлял парад на Красной площади в Москве, как в сорок первом уходили на фронт прямо с парада отцы и деды, и в этом строю он представлял себя. Подбородок приподнятый, грудь расправлена, зимняя куртка расстёгнута так, чтобы была видна тельняшка. На лице преданный взгляд и лёгкая истерическая улыбка.

– А-раз, а-раз, а-раз, два, три! Чётче шаг, гвардия! Твёрже ногу, сыны Маргелова! – к торжественным маршам Гусар относился с большой степенью ответственности, ведь он понимал, что в таких, казалось бы, мелочах, и кроется патриотизм, которого так, порой, не хватает.

– Командиры взводов ко мне! – скомандовал командир роты капитан Соколов, – сегодня у нас всё, согласно расписания занятий боевой подготовки и первая пара, напоминаю, военно-политическая подготовка! План-конспекты к осмотру!

Все командиры взводов немедля достали план-конспекты к осмотру, кроме одного.

– Давыдов! Где ваш план-конспект, стесняюсь спросить?

– Моя голова лучше любого план-конспекта, уж поверьте, товарищ капитан! – гордо произнёс Гусар.

– Вы смеете мне дерзить?

– Почему же сразу дерзить? Констатирую факт.

– Мне ваши факты уже в горле комом стоят, я сегодня лично поприсутствую на вашем занятии!

– Не вопрос, товарищ капитан!

– Так точно, нужно отвечать, Давыдов, когда вы уже поймёте, что вы в армии, а не во дворе с братвой!

– Моя братва, это армия, товарищ капитан, – с гордостью произнёс Гусар, – я с вами и в огонь, и в воду, будьте уверенны!

– Нет уж, спасибо, огня нам только и не хватало с вами, попридержите свои амбиции, Давыдов. А теперь стать в строй! По местам проведения занятий шагом марш!

Все строем ушли в классы для проведения занятий. Капитан Соколов, как и обещал, прибыл на занятие по военно-политической подготовке к Давыдову.

– Товарищ капитан, вы пришли по адресу, сегодня будет самое интересное занятие, которое вы только видели! – с ухмылкой на лице произнёс Гусар.

– Вы меня не перестаёте интриговать, Давыдов, я по этому поводу и пришёл, чтобы вы меня смогли убедить в уникальности ваших знаний, раз вам план-конспект не нужен, как вы считаете.

– Разрешите приступать?

– А вы знаете, какая сегодня тема занятий, стесняюсь спросить?

– Мне незачем знать, – твёрдо произнёс Гусар.

– Это почему ещё? Есть расписание занятий, план боевой подготовки, если вы не в курсе ещё!

– Можете в своём плане поставить плюсик, а мне дайте провести настоящую боевую подготовку, товарищ капитан!

– Смелые слова, Давыдов, ну что ж, проводите, посмотрю я на это!

– Взвод! Смирно! Военно-политическая подготовка. Тема: «Десантный батя. Удивительные моменты его жизни». Вольно! Садись!

Взвод Давыдова с интересом начал слушать его рассказ. И действительно, не было у него никакого план-конспекта, но его истории, словно песня, лились из его уст.

– Десантный батя – великий человек, образец мужества, чести и достоинства. Родился он 27 декабря 1908 года. Звали его Маргелов Василий Филиппович. Но, на самом деле, его фамилия звучала по-другому: Маркелов. Как принято у нас в стране, кто-то где-то накосячил в документах и фамилия стала звучать «Маргелов». Готовил он настоящих десантов, элиту войск, и особое внимание уделял совершению прыжков. Удивительно то, что свой первый прыжок он совершил, будучи генералом, когда стукнуло ему сорок лет! До этого он и не представлял себе, что такое парашют, но как настоящий воин, по приказу готов хоть чёрту в зубы. Кстати, любые соревнования с мячом среди десантников, такие как футбол, волейбол, баскетбол он не воспринимал. Пока в свои 69 лет не посмотрел фильм о регби. После фильма он воскликнул: «Й… твою… – так это же драка!» – с тех пор регби ввели в каждое десантное подразделение! Была даже сборная ВДВ по регби! Был Маргелов трижды женат, и из этих трёх браков было у него пять сыновей, каждый из которого достоин отдельной истории…

Два академических часа без перерыва на перекур прошли. Люди с таким удовольствием слушали этот рассказ, что всерьёз заинтересовались историей десантного бати и воздушно-десантных войск, в целом.

– Ну ты молодец, спору нет, Давыдов! – с улыбкой на лице произнёс капитан Соколов, – откуда у тебя такие познания в истории воздушно-десантных войск?

– Отвечу Вам так, товарищ капитан:

Историю, увы, никак нам не вернуть,

Не изменить пути, не возместить потерь,

Историю, мой друг, ты можешь не любить,

Но помни, настоящее от прошлого лишь тень.

– Давыдов, да ты прям философ у нас!

– Талантливый человек талантлив во всём, товарищ капитан!

– Убедил. Занимайся по своему плану, так уж и быть!

Дни проходили за днями, недели за неделями, и какая-то скука навевала на Гусара. Как говорится, душа требует побед. Хочется взять шашку, прыгнуть на коня, да возглавить своё войско, пойти на басурманина, разгромить в пух и прах всех, забраться на вершину и поставить там флаг великого воздушного десанта! Но всё проходило слишком тихо, и повседневная жизнь заваливала воинов всё больше и больше бумагами, рапортами, приказами, отчётами… Как писал один военный писатель Валентин Саввич Пикуль в одном из своих исторических романов про времена Екатерины II: «бумаги в русской армии стало настолько много, что периодически устраивали пожары» – так вот эта самая же мысль посещала Гусара неоднократно. Но что-то его держало в рамках приличия, и он всё-таки успокаивался.

Будильник. Вибрации телефона, как дрель по бетону.

1
{"b":"633799","o":1}