ЛитМир - Электронная Библиотека

Нина с Натальей подали синюю накидку. Денис почувствовал на плечах новенькую спецодежду Сына Божия – и с нею новую уверенность в торжестве Своей миссии.

Божественный особый костюм – правильно, а вот называется Сын Божий слишком буднично: «Денис Мезенцев». Мезенцев – фамилия Его формального земного отца, но что теперь Ему до этого человека? И Денисов вокруг – легион. Побочные дети писателя Драгунского с его «Денискиными рассказами». Половина родителей свихнулась в те годы. Настоящее имя ведь не Денис, а Дионисий. Уже гораздо возвышеннее!

Итак – Дионисий. Дальше должна звучать фамилия, или какой-то общепринятый титул. Дионисий Новый… Дионисий Божественной Четы… Дионисий Златокудрый – слишком длинно…

Дионисий Златый! Всё хорошее в народном сознании – золотое: золотой век, золотое сердце. Но на старинный лад таинственнее: злато, Златый!

С ним пошли первозванные Нина с Натальей и Зоя увязалась. Дионисий шествовал в центре в своем новом синем облачении, и чувствовал, как осеняет Его главу золотой нимб.

Златой.

Дионисий шествовал в своем облачении, а ученицы были одеты как попало, в обычные городские пальто. Надо будет и их приодеть – попроще чем Учителя, но чтобы отличались в толпе.

Дионисий двинулся в Апраксин двор, где торгуют всем и вся. На подходах ему, не смущаясь невиданной здесь синей накидкой, несколько раз предложили пониженными голосами дешевую водку. Ученицы обиделись:

– Куда с водкой! Не видишь, святой идёт! Светлый Отрок.

– Видали мы таких святых – на рупь пачку!

– Нет пророка в своем отечестве, – вздохнула первозванная Наталья.

– Будет! – обнадежил Дионисий.

Ему понравилось место на пересечении двух рядов, где палатки расступались, образуя крошечную площадь.

– Спирт есть, спирт не нужен? – опять ввернулся пониженный голос.

Дионисий жестом запечатал уста учениц, не дал им устыдить недостойного торгаша. Знакомый припадок накатил на Него, Он нырнул куда-то вглубь – и вынырнул, пылающий и просветленный.

– Настал час слушать Последний Завет Господень! – возгласил Он громко как только мог.

У Него и мысли не закрадывалось, что могут не услышать, или насмеяться. Не было в Нем расслабляющего сомнения, которое так часто разливается в головах планетян коварным зеленым светом.

– Слушайте Последний Завет! – подхватили первозванные.

И наркоманка Зоя перекрыла визгливо:

– Сладкий Отрок скажет истину!

Все стоящие и проходящие мимо оборачивались – и на голос, и на фигуру златокудрого пророка в синей крылатке. Подпольные спиртоноши на всякий случай отступили.

Дионисий не составлял заранее вводную проповедь. Он ведает истину – и этого достаточно: слова придут сами. Божественные Супруги помогут проложить путь к сердцам случайных слушателей.

– Оставьте свои труды корыстные и служите Божественному порядку! Божественная Любовь воплощается в любящих Супругах – Боге-Отце и Богине-Матери. Их любовью держится мир.

Не важно, что говорить, важно – как! Сколько энергии вложено в слово. Талант – это темперамент. Всякий талант, а уж прежде всего – талант пастыря людского.

– Христос говорил: Бог – это любовь. А Я вам истинно говорю: Божественные Супруги – в Своей любви создали этот мир. Им так повелела взаимная любовь и взаимная совесть.

Совесть всплыла внезапно. И тем более – истинно. Действительно, Они внушили Дионисию это верное слово! Любовь не скрепляемая совестью приводит к ссорам и оборачивается в конце концов ненавистью. По совести должны относиться друг к другу даже самые близкие.

– Спасутся те, в ком не засыпает совесть! Погибнут бессовестные, от которых гибель людям и гибель миру!

– Бог – это любовь и совесть! – эхом откликнулись первозванные.

Не научились они ещё произносить: «Боги-Супруги».

Зоя вовсе промолчала: она за любовь. А примешается совесть – и всё испортит!

– Вы слишком надеялись на любовь и терпение Господа-Отца и Госпожи-Матери! Творили мерзости и думали, Божия любовь всё покроет! Но хватит! Сосуд земной переполнен людскими мерзостями! Глухие к добру погибнут наконец! И только совестливые спасутся! Боги-Супруги рассудят по Своей высшей совести! Хороший человек угоден Небесным Супругам, а подонок отвратительнее дохлой собаки. Вы привыкли ждать от Бога всепрощения, а Я объявлю непрощение негодяям! Да, Я Спаситель, но Я Спаситель только хороших людей!

Дионисий не думал, сказано такое до Него – или не сказано! Не заботился Он и об излишней связности – как там уравновешиваются любовь с угрозами гибели всем бессовестным.

Боги-Супруги владели Им, Сыном Их возлюбленным – и вкладывали в Него необходимые слова.

* * *

А мальчик, Слава Себе, совсем не плох! Господствующее Божество наблюдало его дебют с симпатией. Не худший сын у Него объявился – если сравнивать со всеми прочими многочисленными самозванцами. И говорит резко, не подражает известным образцам.

Правда, и самозванцев можно понять: слишком уж безнадежное чувство – существовать в обычном человеческом убожестве. Вот самые смелые и пытаются вырваться из своей унылой среды.

А Господствующему Божеству – Оно чуть было не подумало: повезло. Оно – есть, Оно пронизывает и пространство, и время. Только такое существование и достойно, только такое существование можно принять полностью и безоговорочно. Во всей Вселенной Оно единственное существует – истинно.

Хотя и Ему, если начать размышлять на опасную тему, непонятно, как это – быть вечно без начала и конца? Откуда Оно Само появилось? Нет у Него ответа на этот самый простой, самый первый вопрос. Очевидный факт – Оно всегда было, есть и пребудет. Но факт этот не имеет объяснения.

Ну и пусть пока резвятся энергичные самозванцы, которым достаточно уверенности, что есть Бог, Который их усыновил, и не приходит им, к счастью, в голову спросить: а откуда взялся этот самый ихний Бог?! Что бы Оно ответило? Впрочем, кто они такие, чтобы спрашивать? Ничего бы Оно не ответило. Даже и не подумало бы Оно расслышать столь бестактный вопрос.

У Него теперь своя проблема: оставаться ли Ему единым и неделимым или разделиться на две вечно влюбленных Одна в Другую Половины?!

* * *

Небольшая толпа сбилась вокруг необычного и такого красивого рыночного оратора.

Дионисий, ободренный вниманием, продолжал проповедь, варьируя всё ту же простую и беспощадную мысль:

– Боги-Супруги по своему подобию создали людские семьи. Все несчастные семьи несчастливы одинаково, потому что не взяли примера с Божественных Супругов. Потому что забыли совесть. И тех, кто не имеет собственной совести, будут казнить Они по праву мировой правды.

Толпа тихо гомонила в паузах:

– Правильно говорит… Совсем мальчик, а хорошему учит… Хорошенький какой…

Однако многим присутствующим вовсе не понравилось, что явился проповедник, зовущий жить по совести. Они пока молчали, но постепенно догадывались, что у них отнимают что-то очень нужное. У них всегда оставалась в запасе надежда на доброго Бога, который всё простит – кроме разве что богохульства, но богохульничать им никогда не было никакого интереса: они пакостили здесь на Земле своим близким, конкурентам, а тем более – недругам, лгали и предавали, твердо усвоив, что достаточно льстить Богу, и всё будет хорошо, в своей безграничной любви Бог прощает грешников даже ещё охотнее, чем награждает скучных безгрешных праведников.

Преступать совесть им бывало легко и привычно, поскольку всегда можно поправить дело усердной молитвой и малой милостыней дежурным нищим. А этот нахальный мальчишка вырядился в какую-то самодельную рясу и твердит, что надо думать о какой-то совести!

Но и те, которым не нравилась внезапная проповедь, не уходили совсем – они и ждали возможного скандала, и испытывали томительную тягу к недостижимому, но все-таки мечтаемому в глубине души идеалу.

40
{"b":"6339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нефритовые четки
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Карильское проклятие. Возмездие
Я оставлю свет включенным
Кристалл Авроры
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Соблазн
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии