ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь Оно поняло и планетян, но есть великая разница: планетяне обычно закалены многими ежедневными невзгодами, Господствующее же Божество никогда не знало ни единой невзгоды, и неведомое прежде чувство личной опасности потрясло Его – Оно почувствовало Себя так же, как изнеженный маменькин сынок, внезапно попавший в жестокую казарму.

У малых планетян страх сопровождается смешными физиологическими подробностями. Господствующее Божество не обременено физиологией, а потому переживало страх чисто духовно – но оттого не менее остро. Ведь вот сейчас, в любой момент неведомое Н/Н может принять решение – и погаснет сознание Господствующего, как Оно Самоё Себя считало до сих пор, Божества! Такое прекрасное, такое всеобъемлющее сознание, вместившее в Себя всю память о событиях во Вселенной – и погаснет разом?! Не имело смысла спрашивать: за что?! Оно Само принимало решения, неприятные каким-то отдельным планетянам и целым планетным мирам – и никогда не слушало докучный писк: «за что?!» Но ведь возможно, что Вселенных существует столько же, сколько галактик во Вселенной здешней, и то Вышнее Н/Н, которое распоряжается всеми мириадами невидимых отсюда Вселенных, попустит взорваться Вселенной здешней, как Само Господствующее Божество спокойно созерцает взрыв сверхновой звезды. И не имеет значения, наступит ли роковой миг сию секунду или спустя миллион-другой единиц времени – на фоне вечности нет разницы между мигом – и миллионом мигов.

Отсрочка будет означать только, что весь грядущий остаток времени будет отравлен ожиданием рокового мига.

Ужасное состояние. Прежде и помыслить Оно не могло, что постигнет Его такое смятение. Действительно, понятно, почему некоторые планетяне кончают с собой от страха: погибать, так сразу!

И чем дольше занималось Оно Собой, тем мельче по масштабу становились картинки из жизни всевозможных планетян.

* * *

Дионисий съездил и одобрил найденный Онисимовым добротный кирпичный дом в Шувалово. Внизу зала и несколько комнат, а вверху квартира для Него лично, и ряд комнат для приезжих послушников.

Храм заплатил за дом, недостающее приплатил Пустынцев.

Гроб мученицы Зои с торжеством перевезли в Шувалово.

Толпа провожала около ДК и другая толпа встречала в Шувалово.

Клава поселилась в отдельной комнатке. И ввела к себе Светлого Отрока – освятить стены. Учитель задержался, размягченный лаковым приемом. А выходя – милостиво благословил.

Вот и Клава завела себе собственный СПИД. А Наталья давно уже с таким СПИДом, рядом с которым туберкулез от забытого Валька – просто маленький сувенир.

Онисимов тоже стукнулся в келью – к Нине. Но та встретила ночного пришельца каблуком по лысине.

* * *

Даже мимолетная мысль о возможности или невозможности прекратить Свое вечное Божественное существование – это уж слишком! До чего же Оно дошло, однако. И всё – от чрезмерного пристрастия наблюдать за играми мелких планетян. Само бы Оно никогда не додумалось до такого, даже из-за тревоги по поводу возможного существования Н/Н. Получается, что малые планетяне едва не перестроили Господствующее Божество по образам и подобиям своим. Надо же дожить до такого позора!

Конечно же, мысли о самоубийстве – это не всерьез, это Оно кокетничает Само с Собой, ибо бесконечное существование – самое главное и почти единственное благо, сопряженное со статусом Господствующего Божества, поскольку всемогущество Его обставлено самыми разнообразными ограничениями, что и подтверждается с обидным постоянством.

Но если и не превращаться в подобие малых планетян, все равно остается основной мучительный вопрос: существует ли Вышнее и действительно всемогущее Н/Н, и если да, то когда Н/Н захочет погасить эту Вселенную вместе с Божеством, в отдельно взятой местной Вселенной Господствующим?!

Такой вопрос, непрерывно ноющий в Божественном Сознании, лишал Божество полноты переживания каждого мига: страх перед будущим и сожаления о возможности утерять память прошлого уничтожали радость настоящего. А ведь главное Его наслаждение и есть – полнота настоящего, независимость от надежд и воспоминаний! Малые планетяне играют в свои игры ради Его услаждения – а Оно теряет к услаждениям вкус.

* * *

Квартира на Моховой осталась за ХБС как городская резиденция. Дионисий к ней привык и часто ночевал здесь. А сесть утром в рессорный белый «Ауди» и прокатиться в Шувалово – только приятно. Ну или в своих покоях в Шувалово тоже ночевал, особенно когда его разогревали страсти и хотелось наведаться в келью к Наталье.

К Клаве Он больше не заходил: у Натальи Ему теплее и интереснее – натягивать на грудь отрастающие власы.

Мавре в Шувалово понравилось. Она сама выбрала себе для постоянного жительства подвал – сухой и теплый как комната, но имеющий то преимущество, что из отдушины она сразу попадала в прилегающий сад – на волю. Сама уходила когда хотела, сама возвращалась, и не нужно было ждать, чтобы кто-нибудь открыл ей дверь. Впрочем, Мавра уже нагуляла себе пузо и шлялась не очень много – просто прогуливалась по воздуху для моциона. Дионисий часто к ней спускался, гладил пузо и гадал, скоро ли она родит.

– Не пропустить бы. Котят утопим сразу, – обеспокоился и Онисимов.

– Я лучше тебя утоплю! – Дионисий всерьез замахнулся, но не ударил, а только шлепнул наглого слугу по лысине. – Богоданных котят Я буду вручать самым преданным братьям и сестрам как благословение.

Мавра терлась о ногу своего Божественного покровителя и нагло сверкала на Онисимова зелеными бесстыжими глазами. А Онисимов только поклонился униженно, и не посмел даже злобу затаить: он знал, что если тайно расправиться с обнаглевшей кошкой, Учитель не то что изобьет – напустит Своего головореза Левона, который и убить способен. Онисимов разбогател как и мечтал, но зато и заимел над собой настоящего деспота – а ведь думал когда-то, что сможет вертеть мальчишкой как куклой.

А Левон ездил на дежурства с пересадкой: метро-трамвай.

Службу в охране Храма он ценил, потому что до сих пор боялся, что его достанет Колян.

Онисимов, как твердый атеист, первым задумался, что новая вера пока ещё какая-то лоскутная. Некоторые прихожане крестятся и просят Учителя освятить прикосновением их кресты, другие носят рядом кресты и фирменные переплетенные сердечки ХБС. И нет единого обряда, если не крещения, то принятия к ХБС. Онисимов почтительно высказал всё это Учителю, и Дионисий милостиво согласился.

– Ты подумай, Оркестр, ты в таких делах секешь, и Серёжа пусть подумает. Может, ещё Свету позвать с телевидения: она понимает в public relations, – сформулировал Он неожиданно. – Разработайте проекты, а я потом ваши глупости почитаю и подумаю.

Света вспомнилась, и захотелось её тоже – увлечь в келью. Для сравнения. Вот Клаву сравнил – и вернулся к Наталье. И Свету тоже – сравнить бы для начала, а там и видно станет.

А в это время мысль «грохнуть Пустыря» приобрела четкие очертания в голове друга Зиновия – верного Зины. Мешал нерегулярный образ жизни Пустынцева. Разведка донесла, что дома он ночует без всякой закономерности, привычных ресторанов у него нет. Самое регулярное место у него – дом в Шувалово, где угнездилась новая секта, которую содержит Пустынцев.

Секта тоже возмущала Зиновия: ясно, что акционерные деньги Пустырь тратит на этих шарлатанов!

– Там его и грохнуть вместе со всем гнездом, – посоветовали приглашенные консультанты.

* * *

Внезапно, навязчивая мысль повернулась совсем по-новому!

Ведь если существует Вышнее Н/Н, то рано или поздно Н/Н вынуждено будет задаться теми же вопросами, которые спустя половину вечности, взволновали Господствующее Божество: «Откуда Моя сила, Кто наделил Меня ею, какое Супер Кто-то/Что-то?!» Но и Супер К/Ч в свою очередь спросит Себя когда-нибудь – и так можно выстроить бесконечную этажерку: хоть в семнадцать этажей с плюсом, хоть в двадцать пять с плюсом! Обязательно с плюсом – потому что всегда остается некий нерастворимый плюс – Первоисточник силы, Который уже не нуждается в дальнейших объяснениях, дальнейших надстройках, Который самодостаточен.

65
{"b":"6339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Скорпион Его Величества
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Эта свирепая песня
Тобол. Мало избранных
Против всех
Девочка с Патриарших
Призрак Канта
Шаман. Ключи от дома