ЛитМир - Электронная Библиотека

Ведь даже мужественный Серёжа прислуживает Ему. Захотелось рассказывать всем, как хорошо она Его знает, как Он множество раз провожал её и смотрел собачьими преданными глазами.

Сейчас она побежит к Нему, скажет, какой дурой была!

Галочка протиснулась к самой парадной двери, но там загораживала вход невозмутимая охрана.

– Да вы скажите Ему, что Галя пришла. Из его класса!

– У нас список. Вне списка не пускаем.

– Да вы только скажите!

– У нас права нет Самого Учителя беспокоить.

Протиснулись мимо нее дядька и тетка – и оказались в списке, прошли. А она – осталась снаружи в общей толпе. Хотя по праву должна была быть внутри – среди приближенных, среди посвященных.

Земные родители кинулись к Дионисию с объятиями. Впереди – Людмила Васильевна.

– Сыночек! Жив!!

– А как же могло быть иначе? Я ещё не исполнил свой земной долг.

Дионисий просто не мог на такую тему говорить нормально – только будущими цитатами для Своего жития.

– Да как же?! Тебя что же – разорвало и склеило?!

Людмила Васильевна выразила свой вопрос слишком конкретно. Но Дионисий ответил общо:

– Небесные Мои Родители воскресили Меня по любви Своей.

Он и Сам уже верил, что погибал и воскрес. Потому что слишком потрясающе близко прошла гибель, и Он ощутил её не как дуновение, но словно мощный удар воздуха, когда показалось, что волной сорвало волосы.

Зато Игнатий Игнатьевич стыдливо поморщился, услышав образную гипотезу жены. Разорвало – ладно, но чтобы тут же и склеило – это уж слишком! Поверить так буквально он не мог.

Что Дионисия предупредили Свыше – и очень вовремя! – он вполне допускал, да и факт налицо: дом взорвался, а сын жив и невредим.

Левон не спешил сам примчаться к Учителю. Он понимал, что проиграл опытному Зине – и значит, не заслуживал лавров.

Но спешил, но и не посмел не явиться по вызову.

Левон появился перед домом неожиданно, Галочка не успела схватить его за руку, чтобы сказал наконец Дионисию, что она стоит внизу в толпе и её не пускают противные охранники!

Левон был в списке – и исчез за заветной дверью. А Галочка – снова осталась снаружи среди толпы, не удостоенной чести лично приблизиться к воскресшему Сыну Божию.

Дионисий встретил Левона строго:

– Всё, что ни сделают Мои Небесные Родители, всё к лучшему. Мы думали, что будет плохо, если нас взорвут, а получилось невиданное чудо. И Я лично чувствую себя ещё бодрее после воскресения. Для здоровья очень полезно – воскресать, – позволил Он Себе улыбнуться. – Но мы должны и дать показательный реванш. У тебя единственный шанс – стать ангелом карающим. Это хорошая карьера – стать ангелом карающим в руке Моей, – повторил Он. – Ты знаешь, где искать этого предателя Зину. А команду мы тебе выделим.

Деловые москвичи, врубившись в проблему, тотчас подтвердили:

– Нет вопроса. Ты, парень, только дай наводку. А специалистов мы выпишем со стороны, чтобы местные не светились. Сделают дело – и растворятся в бескрайних просторах.

И Левон понял, что судьба захлопнулась как мышеловка.

Дионисий дал руководящее направление, а подробностей Он знать не желал. Его дело: приказать – и не думать, как выполнится Его приказ. Пусть там внизу бегают и стараются.

* * *

Раздумывая, стоит ли немедленно уничтожить нынешний Космос и сотворить взамен следующий, Господствующее Божество вольно или невольно отвлеклось он самого трудного вопроса из всех, заданных Им Себе Самому: а что будет после того, как совершенное состояние Вселенной наконец окажется достигнутым?! Пусть со второго раза, пусть с двадцать второго – не имеет значения.

Уходить от этого вопроса можно очень изящно. Например, признать существующие несовершенства и принять радикальное решение: уничтожить неудавшийся черновик и сотворить Космос заново. Прекрасно! И ещё раз заново, если и следующая попытка окажется не вполне совершенной. Таких циклов Творения можно вообразить Себе сколько угодно – но настанет же наконец момент, когда всё окажется – лучше некуда! И энтропия будет забыта как скверная болезнь, и жизнь на планетах процветет самая прекрасная и безоблачная – без жестокостей и страданий. И что же? Цель достигнута – что делать дальше?!

Хорошо планетянам, для которых грядущие миллионы лет теряются во мгле, для которых и тысячелетняя цель – бесконечная перспектива. Но Оно-то знает, что и миллиард лет – краткий промежуток, как бы Оно ни отвлекало Себя зрелищами планетных происшествий.

Проще всего – не думать. Ведь пока ещё цель вовсе не достигнута, пока что гораздо актуальнее вопрос частный: нужно ли что-то улучшать и исправлять в конструкции ныне существующей Вселенной, или рвануть одним махом и начать заново?!

* * *

Левон повторял про себя: «Фактический физдец… фактический физдец…» Однажды он уже вывернулся, не застрелил заказанного Зиновия – на что неблагодарный клиент ответил встречным взрывом. Ладно, Дионисий не только уцелел, но и повернул проигрыш в свою пользу, объявил себя воскресшим.

Молодец – сумел оседлать обстоятельство. Но второго провала Он не простит. Действительно, судьба захлопнулась как мышеловка. Левон же мечтал стать экономистом или даже юристом – почему же все навязывают ему совсем другую профессию?!

Левон готов был признать победу Дениса: сладенький ангелочек оказался мощным лидером с харизмой пятьдесят шестого размера! Но пусть и Левону будет предоставлено при Дионисии почетное место – советника, пиарщика и так далее. Но не мясника!!

А присланные москвичами спецы споро принялись за дело.

– Твое дело, мальчиш, навести на цель. А уж мы ударим – точечно.

Левон впервые видел спецов по такому делу, и они ничуть не походили на приблатненного Коляна. На вид – технари, энтузиасты полупроводников и кинескопов. Глядя на этих, подумаешь, что киллер – и вправду новая интеллигентная профессия.

Левон показал дом, где обитал Зина. Но удивился:

– Он же не полный идиот, чтобы здесь светиться после фейерверка.

– Вы же там в Шувалово на душах специализировались, – хмыкнул приезжий спец. – Вот и мы его душу засветим. Душой-то он сюда стремится? Дама у него здесь?

Колян бы выразился – «телка».

Через день душа Зиновия прорезалась: он поговорил с домашней дамой по телефону.

– Звонок по мобильнику, – установил эксперт. – И номер прежний, тот же что дал Пустынцев. Теперь бы ближайший узел отследить. Днем трудно – забивают чужие разговоры. Попробуем в пять утра, ночной минимум. Будешь с ним говорить, мальчиш.

В пять утра Левону вручили трубку с уже набранным номером. Долго шли гудки. Наконец заспанный голос откликнулся:

– Ну хули не спится?

– Зина? Меня Пустырь просил поговорить.

Долгая пауза, но трубку на том конце не отключили.

– Ну? – наконец.

– Зина, он на тебя зла не держит. Ну, не поняли друг друга. Зина, у него теперь дело новое, получше чем любой торчок возить. Чудеса продавать: вложения – ноль, прибыль тысяча процентов. Он тебя в это дело зовет.

– А зачем я ему в деле? По старой дружбе, что ли?

Слышно было, как Зина усмехнулся.

Зиновий считал себя в безопасности, уверен был, что в городе мобильник не засечь: очень много подстанций, разветвленная сеть. Но не учитывал, что в пять утра почти не говорят, и его сигнал одиноко пробивается по сети.

Автобус тихо колесил, а Левон тянул разговор:

– По дружбе тоже, но не только. Ты ему нужен. Ты слыхал, что Дионисий, которого он раскрутил, воскрес после фейерверка?

– Я и не такой порожняк слыхал.

– А народ верит. И платит. Теперь нужно дальше раскручивать, Зина, дальше!

– Куда ж дальше? Воскрес – дальше некуда.

– Дальше надо возмездие показать! Слышал, как Саша Македонский собственный жмур ментам показал и живет теперь спокойно по новой ксиве?

74
{"b":"6339","o":1}