ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анатолий Пшеничный

Испить воды из родника…

Не замерзают родники

Не замерзают родники,
Зимой забывшие о тропах,
Они как будто тайники
Лежат в серебряных сугробах.
Молчат леса, как ледники,
Грустят застывшие просторы…
И лишь под снегом – родники
Ведут живые разговоры.
Не замерзают родники,
У них дела просты и строги —
Толкать течение реки,
Поить уставшего в дороге.
И я опять пройти не смог,
Чтоб не рассыпать снег руками
В том месте, где плывет парок,
Как синий дым над угольками.
…Я побродяжил, пошагал,
Повоевал, где было надо,
Потосковал, поколдовал
На чистых картах листопада,
Но, воротясь издалека
Назло метелям и погоням,
Как будто к струям родника
Я припадал к твоим ладоням…
Как много стужи и тоски
Дарует нам судьба земная.
Не замерзают родники,
Ведь им любовь – сестра родная.
Я буду пить из родника
И целовать ладони эти…
И будет дальше плыть река,
И будем дальше жить на свете.

Две звезды

Две звезды над рекой заблистали,
Озарили родное село…
Думал – ноги мои подустали,
Оказалось,
Что душу свело…
Падал медленным ястребом вечер,
Удивлённо скрипел краснотал…
Думал – бросят мне руки на плечи,
Оказалось – никто не узнал.
Постоял у знакомых перил,
Пробежался глазами по крышам.
«Здравствуй, родина!» – проговорил.
Даже лая в ответ не услышал.

Кому ты нужен…

Я как будто занедужил,
Слышу голос за спиной:
– Ну скажи, кому ты нужен,
Кроме матери родной?
Кто поймет и не осудит,
Лист почтовый теребя,
Кто печаль твою остудит,
Кто поплачет за тебя?..
Ну а если нет спасенья,
Мир, как жуткое кино —
Под кладбищенской сиренью
Твоя матушка давно,
Если дом твой перевьюжен,
Если окна без огней,
Ты скажи – кому ты нужен,
Кроме Родины своей?
Кто-то в гору, кто-то в нору,
И жена, махнув с крыльца,
Сыщет новую опору,
Сменит камень у кольца,
Но на дальнем перегоне
Будут душу согревать
Две горячие ладони,
Это – Родина и мать!
Потому опять и снова,
Будто вены на руке,
Два заветных этих слова
Рядом в русском языке.
Пусть сияют, завлекая,
Чужедальние края…
Там, где матушка родная,
Там и Родина твоя!

Нас не отучат родину любить…

…Всё на продажу. Прочее забыть.
Боготворить лишь деньги или силу…
Нас отучают Родину любить —
Единственную, кровную – Россию.
То недород, то к звёздам недолёт…
И веселится, статус свой развеяв,
Страна «не получившихся господ»
И высокопоставленных лакеев.
…Но в глубине родной моей страны,
Средь деревень, тоскующих о чём-то,
Бесценным слоем скрытой старины
Ещё живут Шайтанка и Ключёвка!
Там прописные истины строги:
Не красть, не врать, завет оставить сыну.
Там тоже пьют, но отдают долги,
Там тоже бьют, но не стреляют в спину!..
Их с каждым годом меньше – этих мест,
Где, не хитря, служить идут в солдаты,
Где непритворно крестятся на крест
И знать не знают взятки и откаты…
А мы не там. Мы в блогах, мы у касс,
И поят нас не родники, а тина,
Но по ночам не зря тревожит нас
Фантомной болью память-пуповина.
И до тех пор, пока нам эту нить
Не оборвут нож острый или выстрел —
Нас не отучат Родину любить
Учителя, не знающие истин!

«Что происходит?..»

Что происходит?
А то происходит —
Милая родина в землю уходит.
Едешь домой —
От версты до версты
Россыпью бревна, зола да кресты…
Что происходит?
А то происходит —
Сонный начальник по кладбищу ходит:
«Что впереди? —
Расширяем погост,
Ждём в этом деле
Великий прирост…»
Что происходит?
А то происходит —
Сеяли правду,
Да что-то не всходит…
Чёрные руки, испитые лица:
«Здравствуй, родимый,
Приехал проститься?..»

Перо жар-птицы

(предолимпийское стихотворение)

Как будто в ноги дорожка млечная
Упала – в звёздах вся – с небеси..
Замри, планета – пятиколечная
Гуляет радость всея Руси!
Гуляет жарко – с размахом правильным,
Счетов не ведая, напролом,
Как будто факел ей сзади вставили,
Назвав жар-птичьим его пером!
Наряды, речи, эскорты мощные,
Чтоб все на свете открыли рты…
И стала радость вдруг скоморошьею,
Сменив достоинство на понты.
Огонь – в Байкале, в тайге, на полюсе,
В упряжках, шахтах, внутри ракет
И даже, как бы, в открытом космосе,
И даже там, где и жизни нет…
…И через этот фанфарно-бешеный
Безумный праздник – письмишко мне:
«Закрыли школу, убрали фельдшера —
Мол, денег нету на нас в казне…»
… Моей глубинке, где жизни донышко
Всё приближается – плачь-не плачь —
Хотя пушинку с того бы пёрышка —
Жила бы школа и был бы врач!
1
{"b":"634218","o":1}