ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты прав! – согласился Чжу Ба-цзе. – Дорогой брат, когда будешь там, окажи милость, замолви за меня словечко. Когда-то бодисатва была ко мне милостива.

– Только не задерживайся там, – попросил Сюань-цзан, – и поскорее возвращайся.

И вот Сунь У-кун, совершив прыжок в воздух, помчался к Южному морю. Не прошла половина стражи, как он увидел перед собой гору Поталака, а еще через момент опустился в рощу Пурпурного бамбука, где его встретили духи двадцати четырех дорог.

– По какому делу пожаловали, Великий Мудрец? – спросили они, приветствуя его.

– Мой учитель попал в трудное положение, – отвечал Сунь У-кун. – И я прибыл сюда поговорить об этом с бодисатвой.

– Присядьте, пожалуйста, мы сейчас доложим о вас. Дух, похожий на диск солнца, в один момент оказался у входа в пещеру Гуаньинь.

– К вам прибыл Сунь У-кун, – доложил он.

В это время Гуаньинь, вместе с дочерью дракона, владельца волшебного жемчуга, стояла, облокотившись на изгородь у Лотосового озера, и любовалась цветами. Выслушав духа, она повернулась к облачному обрыву и, открыв двери, пригласила Сунь У-куна войти.

Сунь У-кун, оправив на себе одежду, вошел в пещеру.

– Почему ты покинул Танского монаха и не охраняешь его? – спросила бодисатва. – Зачем опять явился?

– Да будет вам известно, милостивая бодисатва, – начал Сунь У-кун, – что мой учитель, проходя деревню Гаолаочжуан, взял себе еще одного ученика, по имени Чжу Ба-цзе. Когда-то вы пожаловали этому ученику монашеское имя У-нэн. Так вот, перейдя хребет Желтого ветра, мы достигли реки Сыпучих песков, которая еще называется Черной рекой и имеет в ширину восемьсот ли. Река эта очень глубокая и учителю через нее не перебраться. К тому же в этой реке живет чудовище, которое весьма искусно ведет бой. Чжу Ба-цзе три раза схватывался с ним, но не мог его одолеть. Это чудовище мешает нам перебраться через реку, поэтому я и решил побеспокоить вас, бодисатва. Явите милость и помогите нашему учителю переправиться через реку.

– Ну что ты за обезьяна! – сказала на это бодисатва. – Опять безобразничаешь! Отвечай, как служишь Танскому монаху?

– Мы хотели изловить чудовище, – сказал тогда Сунь У-кун, – и заставить его перевезти нашего учителя через реку. Однако в воде-то я не очень силен, поэтому Чжу Ба-цзе ходил к его логову и затевал с ним ссору. По-моему, он не сказал чудовищу о том, что мы идем за священными книгами.

– Этот волшебник из реки Сыпучих песков когда-то был главным церемониймейстером во дворце Небесного императора. Я убедила его встать на путь Истины и велела оказывать помощь всем паломникам за священными книгами. Стоило вам сказать хоть слово о том, что вы идете за священными книгами, и он не вступил бы с вами в бой, а выразил бы полную покорность.

– Сейчас волшебник скрылся под водой и в бой вступать боится. Как же нам добиться его покорности и помочь нашему учителю переправиться через реку?

Тут бодисатва позвала Хуэй-аня, вынула из рукава красную тыкву и сказала:

– Возьми эту тыкву и отправляйся с Сунь У-куном к реке Сыпучих песков. Как придешь, крикни: «У-цзин!» И чудовище тотчас же выйдет из воды. Прежде всего заставь его приветствовать Танского монаха. Затем сними девять черепов, которые висят у него на шее, свяжи вместе и расположи в том порядке, в каком расположены палаты императорского дворца, а тыкву помести в середине. Получится корабль, и вы сможете переправить Танского монаха через реку.

Хуэй-ань почтительно выслушал приказание и, приняв тыкву, вместе с Великим Мудрецом покинул обитель бодисатвы и лес Пурпурного бамбука.

Вскоре оба наших путника опустились на облаке к реке Сыпучих песков. Чжу Ба-цзе узнал ученика бодисатвы Хуэй-аня и подвел его к учителю. Когда церемония поклонов была закончена, Чжу Ба-цзе тоже поклонился.

– Благодаря вашим наставлениям, – промолвил Чжу Ба-цзе, – я получил возможность увидеть бодисатву и стал почитателем законов Будды. Рад приветствовать вас. Вы уж простите меня, что я не смог раньше принести вам свою благодарность: все это время было очень много хлопот.

– Не будем зря тратить времени, – сказал Сунь У-кун, – ведь нам надо еще вызвать этого негодяя.

– О ком это вы говорите? – спросил Сюань-цзан. – Когда я был у бодисатвы, – отвечал Сунь У-кун, – я поведал ей обо всем, что с нами случилось. Бодисатва сказала, что волшебник, живущий в реке Сыпучих песков, был когда-то главным церемониймейстером на небе. Но за какое-то преступление его сослали в эту реку, и он превратился в чудовище. Впоследствии бодисатва обратила на него свое милостивое внимание и поручила ему сопровождать вас, учитель, на Запад. Но поскольку мы не сказали ему, что направляемся за священными книгами, оно всеми силами сопротивлялось. И вот теперь бодисатва отправила сюда своего ученика и дала ему тыкву, чтобы мы вместе с этим мошенником соорудили лодку и переправили вас, учитель, через реку.

Услышав это, Сюань-цзан совершил множество поклонов, – В таком случае, умоляю вас поторопитесь, – сказал он, кланяясь Хуэй-аню.

Тогда Хуэй-ань, не выпуская из рук тыквы, поднялся в воздух над рекой Сыпучих песков и громко крикнул:

– У-цзин! У-цзин! Паломник за священными книгами давно уже здесь! Почему же ты не выразишь ему свое повиновение?

А в это время чудовище, напуганное Царем обезьян, вернулось к себе на дно реки и отдыхало в своем логове. Услышав, что кто-то произнес его монашеское имя, оно сразу же сообразило, что это посланец бодисатвы Гуаньинь, а слова «паломник за священными книгами давно уже здесь» окончательно рассеяли его страх. Взбудоражив воду, волшебник всплыл наверх и высунул голову. Увидев Странствующего монаха-ученика бодисатвы, он расплылся в улыбке и, почтительно поклонившись, сказал:

– Простите, уважаемый, что не встретил вас. А где же бодисатва?

– Бодисатва не прибыла сюда, – отвечал Хуэй-ань. – Она послала меня и велела передать тебе, чтобы ты стал учеником Танского монаха и следовал за ним. Она велела также соорудить из этой вот тыквы и черепов, которые ты носишь на своей шее, буддийский корабль наподобие императорского дворца и переправить Танского монаха через реку.

– А где же сам паломник за священными книгами? – спросило чудовище.

– Он на восточном берегу, – сказал, указывая рукой Хуэй-ань.

– А откуда взялась эта мерзкая тварь? – снова спросило чудовище, увидев в этот момент Чжу Ба-цзе. – Вот уже два дня мы сражаемся, но до сих пор я не знал, что они идут за священными книгами. А это кто? – спросил он, увидев Сунь У-куна. – Он помогал моему врагу. Это ужасное существо. Нет, я не пойду к ним.

– Да первый из них Чжу Ба-цзе, а второй Сунь У-кун, – сказал Хуэй-ань. – Оба они ученики Танского монаха и обоих бодисатва наставила на путь Истины. Бояться их нечего. Пойдем я представлю тебя Танскому монаху.

Тогда У-цзин взял свой посох, оправил на себе желтую шелковую рясу и, выскочив на берег, склонился перед Танским монахом:

– Умоляю вас, учитель, простить меня за то, что я, словно слепой, не смог признать вашего высокого сана и безрассудно оскорбил вас.

– Ты, чирей! – крикнул тут Чжу Ба-цзе. – Почему вместо того чтобы сразу выразить свою покорность, ты упорно драл – ся с нами? Чем объяснишь ты свой поступок?

– Дорогой брат, – смеясь сказал Сунь У-кун, – не сердись на него. – Ведь мы не назвали своих имен и не сказали, что идем за священными книгами.

– Скажи, ты искренне желаешь принять нашу веру? – спросил Сюань-цзан.

– Разве осмелюсь я не покориться вам, учитель, – отвечал У-цзин, – ведь сама бодисатва наставила меня на путь Истины и пожаловала мне монашеское имя Ша У-цзин!

– Ну, в таком случае, Сунь У-кун, возьми священный нож и остриги ему волосы, – приказал Сюань-цзан. Великий Мудрец тут же выполнил приказ. Затем У-цзин поклонился вначале Сюань-цзану, а затем Сунь У-куну и Чжу Ба-цзе. Убедившись в том, что У-цзин делает все, как полагается монаху, Сюань-цзан пожаловал ему монашеское имя Ша-сэн.

109
{"b":"6344","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Марсиане (сборник)
Карильское проклятие. Наследники
Открытие ведьм
Авантюра леди Олстон
Его кровавый проект
Зона навсегда. В эпицентре войны
Рассчитаемся после свадьбы
Метод инспектора Авраама