ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ваше величество, – промолвил судья, – это духи бунтовщиков из шестидесяти четырех мест и приспешников всяких разбойничьих главарей из семидесяти двух мест. Все они напрасно подвергаются наказанию за свою невинную гибель, и здесь никто не желает принимать их или ведать ими. Вот поэтому они и не могут вернуться к жизни. Кроме того, у них нет средств на пропитание, и все они страдают от голода. Дайте им немного денег, ваше величество, и они сразу же оставят вас в покое.

– Но у меня ничего нет при себе, – отвечал Тай-цзун, – где же я возьму деньги?

– В царстве света, ваше величество, живет один человек, который посылает в царство мрака большие суммы золотом и серебром. Вы можете занять у него под мое поручительство и раздать эти деньги бесприютным духам. Тогда они отстанут от вас, и вы сможете свободно пройти.

– Кто же этот человек? – спросил император.

– Зовут его Сян Лян. Живет он в провинции Хэнань в городе Кайфын. Здесь есть тринадцать кладовых с золотом и серебром, которые принадлежат ему. Возьмите из этих кладовых, а когда вернетесь в царство света, отдадите ему.

Тай-цзун очень обрадовался и подписал долговое обязательство на бочонок серебра, который ему дал Цуй Цзюе. Затем он попросил сопровождавшего его командира Чжу-Тай-юя распределить деньги между духами.

– Только по-честному делите! – крикнул Цуй Цзюе. – А теперь дайте дорогу его величеству, императору великих Танов. Ему еще суждено долго жить. По приказанию судей смерти я должен вернуть ему душу и научить, как вернуться в царство света. А вы, если снова вернетесь к жизни, не творите больше безобразий!

Выслушав это наставление, духи взяли деньги и, поклонившись, удалились. Цуй Цзюе приказал командиру несколько раз взмахнуть флагом и вывел Тай-цзуна из Города смерти. Цуй Цзюе проводил императора Танов до ворот, открывающих путь к благородству и, поклонившись ему, сказал: – Здесь, ваше величество, уже выход, и я должен возвращаться. Оставляю вас на попечение командира Чжу, который прово – дит вас дальше.

– Разрешите поблагодарить вас, – промолвил император, – извините, что доставил вам столько хлопот.

– Когда вы, ваше величество, вернетесь в царство света, – продолжал Цуй Цзюе, – не забудьте совершить моление о душах, не имеющих пристанища. Если в царстве мрака никто не будет жаловаться на несправедливость, то и в царстве света все будут наслаждаться миром и спокойствием, и любой проступок легко будет исправить. Велите всем совершать добро, и род ваш продлится на долгие годы, а владения будут вечны и нерушимы.

Император обещал все это выполнить, распрощался с Цуй Цзюе и последовал за командиром Чжу Тай-юем. В воротах стоял оседланный гнедой конь с черным хвостом. Чжу пригласил императора сесть на коня и помог ему взобраться. Конь стре – лой понесся вперед и вскоре примчал императора к берегу реки Вэйхэ, которая протекала к югу от его столицы. Здесь император увидел двух золотых карпов, которые резвились и прыгали, то и дело появляясь на поверхности воды. Императору очень понравилась эта игра, и, осадив коня, он залюбовался рыбами.

– Надо спешить, ваше величество, – сказал Чжу, – вам следует пораньше прибыть в город.

Однако император так увлекся, что у него пропала охота ехать дальше.

– Почему вы медлите?! Чего ждете?! – закричал Чжу и с силой столкнул ногой коня в реку. В этот момент император перешел из царства мрака в царство света.

Между тем вся семья императора, императорские сановники Сюй Мао-гун, Цинь Шу-бао и другие дворцовые служащие собрались в восточной части дворца, в Зале белого тигра, для совер – шения обряда погребения и оплакивали покойного императора. Было решено на этом же богослужении испросить волю неба и возвести на престол наследника.

– Я попрошу вас, господа, повременить немного, – обратился ко всем сановник Вэй-чжэн. – Этого сейчас никак нельзя делать. Если мы потревожим народ, могут произойти всякие неожиданности. Подождем еще день, и ручаюсь вам, что к нашему повелителю вернется душа.

Тут выступил вперед сановник Сюй Цзин-цзун.

– Что за вздор вы мелете, сановник Вэй-чжэн, – возмутился он. – Недаром еще в древности говорили: «Пролитую воду не собрать, умершего не оживить». Зря вы болтаете, лишь смущаете людей.

– Не стану обманывать вас, почтенный Сюй Цзин-цзун, – отвечал ему Вэй-чжэн. – Но я еще с малых лет овладел искусством бессмертия и совершенно точно знаю, что император не умер.

В этот момент из гроба послышались громкие крики: – Он утопил меня, утопил!

Присутствующие гражданские и военные сановники, жена императора и его родственники, услышав эти крики, были перепуганы насмерть.

Всех, кто был в Зале белого тигра, словно ветром смело, никто не осмелился приблизиться к гробу. Лишь честнейший Сюй Мао-гун, справедливый Вэй-чжэн, доблестный Цинь Цзюн и бесстрашный Ху Цзин-дэ подошли к гробу и, склонившись, промолвили:

– Если вы испытываете какие-нибудь неудобства, ваше величество, скажите нам об этом. Только, пожалуйста, не шумите зря, ведь вы перепугали всю вашу семью.

– О каком шуме может быть речь, – вмешался тут сановник Вэй-чжэн, – император возвращается к жизни. Принесите поскорее инструменты!

Когда гроб был вскрыт, все увидели императора, который сидел там и продолжал кричать:

– Он утопил меня! Спасите!

– Успокойтесь, ваше величество, – промолвил Сюй Мао-гун, поддерживая императора. – Вы возвращаетесь к жизни, и мы, ваши сановники, всегда готовы охранять вас.

– Мне только что угрожала смертельная опасность, – открыв, наконец, глаза, произнес император. – С огромным трудом я вырвался от духов в царстве мрака, а затем чуть было не утонул в реке.

– Не волнуйтесь, ваше величество, – успокаивали владыку сановники, – и скажите нам, где вы могли утонуть?

– Я ехал верхом, – промолвил император, – и на берегу реки Вэйхэ залюбовался резвящимися в воде рыбами. В этот момент сопровождавший меня командир Чжу задумал недоброе, столкнул меня вместе с конем в воду, и я чуть было не утонул.

– Вы, ваше величество, еще находитесь во власти нечистой силы, – сказал Вэй-чжэн.

Тут был немедленно вызван придворный врач, который приготовил микстуру и кашицу. Император в несколько приемов принял лекарство и лишь после этого пришел в себя и стал узнавать окружающих. С момента смерти императора и до возвращения его на трон прошло всего трое суток. Об этом удивительном происшествии сложили стихи:

С древних времен наши горы и реки
Облик меняли не раз,
Пало немало великих династий –
Новые власть обрели,
Чжоу и Цини, Хани и Цзини
Знали о многом до нас,
Только о том, чтоб воскрес император,
Разве помыслить могли?

Когда день, в который происходили описываемые события, прошел и наступил вечер, все пожелали императору спокойной ночи и разошлись по домам.

Назавтра сановники спрятали траурные одежды и, надев парадное платье, расшитые парчой и золотом халаты и черные головные уборы, собрались у ворот и ожидали аудиенции. Между тем император, приняв лекарство, восстанавливающее Дух и энергию и съев несколько порций кашицы, крепко спал всю ночь и теперь чувствовал себя здоровым и бодрым. Он встал на рассвете и снова принял свой величественный вид. Вы только взгляните, как роскошно он был одет!

Острой шапкой своею
Высокое небо пронзит,
Халат его желтый
Как будто огнем озарен,
Пояс – нежно-зеленый,
И пряжка – лазурный нефрит,
В чудодейственных туфлях
Не знает усталости он.
Он достоинства полон,
Он храбр, всемогущ и велик,
Поступь Танского Вана
Всегда тяжела и грозна,
Превосходит он силою
Самых могучих владык,
С ним покой и расцвет
Обретала большая страна
Ныне он доказал,
Где находится жизни исток:
Он из мертвых воскрес –
Даже смерть Ли Ши-мииь превозмог!
56
{"b":"6344","o":1}