ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но мы, право, ничего не знали об этом, – оправдывались они. – Услыхали, как этот дух произносит заклинание, ну и перенесли гору. Кто мог подумать, что он решил придавить Великого Мудреца?

– Ну ладно, не бойтесь, – сказали духи – хранители пяти стран света. – Не зря говорится в законе: «Преступление, совершенное по незнанию, не карается». Мы поможем вам освободить его, и он не станет нас бить.

– Вам не справиться с ним, – произнесли духи земли. – Как только он очутится на свободе, так тотчас же начнет драться.

– А знаете ли вы, – сказали духи – хранители пяти стран света, – что у него есть посох исполнения желаний с золотыми обручами. Этот посох наводит страх на всякого, кто его увидит. От одного его удара наступает смерть. Его прикосновение ранит. Если попытаешься поднять его – лопнут жилы; если притронешься к нему – трескается кожа.

Эти слова повергли духов земли в трепет и, посоветовавшись с духами – хранителями пяти стран света, они все вместе подошли к трем горам.

– Великий Мудрец, – молвили они, – духи гор и земли и духи – хранители пяти стран света пришли навестить вас. Здесь надо сказать, что наш прекрасный Сунь У-кун не утратил своего воинственного духа и сохранял величавую осанку.

– Для чего же это вам понадобилось навещать меня? – громко спросил он.

– Мы пришли сообщить, – отвечали те, – что хотим освободить вас и надеемся на то, что вы простите нам нашу непочтительность.

– Ладно, – согласился Сунь У-кун. – Я вас не трону. Он сказал это таким тоном, словно был начальником обла – сти и давал приказ об освобождении заключенных. Духи разом произнесли заклинание, и горы стали на свои места. Очутившись на свободе, Сунь У-кун вскочил на ноги, отряхнулся, поправил на себе одежду и, вытащив из уха свой посох, подозвал духов земли.

– Ну-ка, протягивайте ваши лисьи лапы, – крикнул он, – я всыплю каждому по два удара, чтобы отвести душу.

– Великий Мудрец, – в испуге закричали духи, – вы только что сами сказали, что прощаете нам нашу вину. А теперь, когда мы освободили вас, хотите нас бить.

– Вы что же это, милые мои, – сказал Сунь У-кун, – выходит, ничуть не боитесь меня, а боитесь каких-то там чертей?!

– Волшебник, который опрокинул на вас горы, обладает большой магической силой и высоким искусством магии. Он хорошо знает заклинания и вызвал нас к себе в пещеру, заставив каждого па очереди стоять на страже около него целый день.

Слова «стоять на страже» сильно встревожили Сунь У-куна и, устремив взор к небу, он воскликнул:

– О боже! После того как ты отделил небо от земли, гора Цветов и плодов произвела меня на свет. Я учился у лучших учителей, и для меня открылись тайны вечной жизни. Я могу легко превращаться во что угодно, умею усмирять тигров и покорять драконов. Я учинил дебош в небесных чертогах, после чего мне было пожаловано звание Великого Мудреца. И, несмотря на все это, я не решался прибегать к услугам духов гор и земли. Как же этот нечистый оборотень осмелился вызвать духов гор и земли и, словно рабов, заставить их стоять у себя на страже! О небо! – в отчаянии воскликнул он. – Если ты создало меня, зачем тебе еще понадобилось производить на свет подобных тварей?!

Произнеся эту тираду, Сунь У-кун вдруг заметил над горным ущельем радужное сияние.

– Духи! – молвил он. – Раз вы находитесь в услужении у этого волшебника, вы должны знать, откуда исходит сияние.

– Это сияние излучает одна из драгоценностей волшебника, – отвечали духи. – И надо полагать, что дух вынул ее для того, чтобы поймать вас.

– Ну что ж, в таком случае позабавимся, – обрадовался Сунь У-кун. – А скажите, кто еще живет в этой пещере?

– В особом почете у этого волшебника даосы, – отвечали духи, – поскольку излюбленным его занятием является изготовление эликсира бессмертия.

– Тогда нет ничего удивительного в том, что он превратился в даоса и обманом захватил моего учителя, – отвечал Сунь У-кун. – Теперь же, – продолжал он, – возвращайтесь пока к себе и запомните, что удары остаются за мной. А с этим волшебником я сам как-нибудь справлюсь.

Духи тотчас же поднялись в воздух и рассеялись в разные стороны. А Сунь У-кун встряхнулся и превратился в праведника даоса. И вы только послушайте, как он был одет:

Он надел кафтан монаха,
Перештопанный кафтан,
Скорбно, траурно причесан,
Бил в овальный барабан.
Древним поясом Люй Гуна
Затянул он гордо стан,
Приклонившись у дороги,
Духов ждал Царь обезьян
И дождался… Тотчас гневом
Был свирепо обуян.

Вскоре появились два духа, – это были слуги. Сунь У-кун выставил вперед свой посох, а духи, не заметив его, споткнулись и полетели на землю. Лишь поднявшись на ноги, они увидели Сунь У-куна.

– Какая неосторожность! – воскликнули духи. – Если бы наш повелитель не относился с почтением ко всякого рода паломникам, мы бы с тобой поговорили!

– О чем же это вы поговорили бы? – спросил Сунь У-кун. – Даосы должны встречать друг друга, как родные.

– А с какой стати ты здесь развалился, да еще заставляешь нас падать?

– Когда молодые послушники встречают такого почтенного даоса, как я, – сказал Сунь У-кун, – они должны пасть ниц перед ним и преподнести ему деньги.

– Когда мы приветствуем нашего начальника, – отвечали духи, – то и он ограничивается только двумя лянами. Почему же мы должны падать перед тобой ниц и преподносить деньги? Ты, конечно, не здешний, и у вас другие обычаи.

– Совершенно верно, я не здешний, – отвечал Сунь У-кун. – Я пришел с горы Пэнлайшань.

– Да ведь гора Пэнлайшань находится на морском острове и является обиталищем бессмертных.

– А я, что же, по-вашему, не бессмертный? – возмутился Сунь У-кун.

Эти слова показались духам забавными, и они, желая продлить веселый разговор, выступили вперед и воскликнули:

– О почтенный бессмертный! Не гневайся на нас за то, что мы глазами простых смертных не смогли распознать вас и оскорбили своими речами.

– Да я не сержусь, – отвечал им Сунь У-кун. – Недаром говорят: «Бессмертный не ходит по земле». Как же вы могли узнать меня? Я пришел к вам в горы для того, чтобы увести с собой одного человека, познавшего дао и достойного стать божеством. Кто из вас отправится со мной?

– Учитель! Я пойду, – сразу же отозвался дух Цзин Си-гуй.

– И я пойду! – подхватил Лин Ли-чун.

– А вы откуда? – спросил Сунь У-кун, продолжая притворяться, так как хорошо знал, кто они такие.

– Мы из пещеры Цветов лотоса, – отвечали те.

– А куда направляетесь?

– По приказу нашего повелителя мы идем захватить Сунь У-куна.

– Кого? – переспросил Великий Мудрец.

– Сунь У-куна, – повторили те.

– Не того ли Сунь У-куна, который сопровождает Танского монаха?

– Ты угадал! А ты и его знаешь?

– Как же, знаю, – отвечал им Сунь У-кун. – Эта обезьяна – существо весьма бесцеремонное. Я тоже зол на нее, поэтому пойду вместе с вами и помогу выловить ее.

– Зачем вам утруждать себя, – молвили духи. – Наши повелители владеют магическим средством и благодаря этому сумели переместить горы и придавили ими Сунь У-куна. Теперь он лишен свободы и даже шевелиться не может. Наши повелители дали нам два талисмана, в один из которых мы должны упрятать Сунь У-куна.

– Что же это за талисманы? – поинтересовался Сунь У-кун.

– У меня, – сказал Цзинь Си-гуй, – тыква-горлянка из червонного золота, а у него – кувшин из белоснежного нефрита.

– Каким же образом вы упрячете его туда? – продолжал расспрашивать Сунь У-кун.

– Эти талисманы надо перевернуть дном кверху и тут же позвать: «Сунь У-кун!» Если он откликнется, значит попался. После этого отверстие надо заклеить листом бумаги, где написано заклинание великого Лао-цзюня, и попавший в ловушку мгновенно превращается в гной.

37
{"b":"6345","o":1}