ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Жалкая ты обезьяна! – отвечала бодисатва. – Ты только и можешь что дерзить. Как мог ты надеяться одержать верх над волшебником, если даже вазу не в силах сдвинуть с места.

– Скажу вам откровенно, милостивая бодисатва, – отвечал ей Сунь У-кун, – в обычное время я мог бы это сделать без особого труда, но сегодня у меня нет сил. Потерпев поражение в схватке с волшебником, я ослаб.

– Должна тебе сказать, – заметила бодисатва, – что в обычное время эта ваза бывает пустой. Но сейчас я бросила ее в море, и она в один момент прошла через все реки и озера, моря и каналы, через все ручьи и потоки и вобрала в себя целое море воды. А разве можешь ты поднять море?

– Так вот оно что, – сказал Сунь У-кун, почтительно сложив руки, – этого я не знал.

Тогда бодисатва подошла к вазе, легонько подняла ее правой рукой и поставила на ладонь левой руки. В тот же момент черепаха покачала головой и исчезла в воде.

– Так это чудовище, оказывается, хранитель вазы, – удивился Сунь У-кун.

– Послушай, что я скажу тебе, Сунь У-кун, – обратилась к нему бодисатва. – Эта ваза наполнена чудесной росой и волшебной водой. У драконов, к которым ты обращался, ничего подобного нет. Эта вода обладает волшебной силой и может погасить огонь Самади. Вот я и хотела, чтобы ты взял эту вазу с собой, а ты, оказывается, не можешь даже сдвинуть ее с места. Я могла бы дать тебе в помощь ученицу Будды Шань-цай – девицу-дракона. Но я знаю, что человек ты ненадежный и всегда действуешь обманом. Как только ты увидишь красоту этой девицы, да еще в руках у нее такой драгоценный талисман, ты непременно выкинешь какую-нибудь штуку, чтобы завладеть ими, а разыскивать тебя мне некогда. Так вот, чтобы мне не пришлось беспокоиться, оставь что-нибудь в залог.

– Очень жаль, милостивая бодисатва, что вы так плохо думаете обо мне, – сказал Сунь У-кун. – Приняв монашеский обет, я никогда больше не осмеливался заниматься подоб ными делами. Но раз вы хотите, чтобы я оставил вам какой-нибудь залог, я повинуюсь. Однако, что я могу оставить вам? Холщовый халат – ваш подарок. Этот плащ из шкуры тигра ничего не стоит. Посох мне нужен, чтобы защищаться. Единственная ценность – это обруч у меня на голове. Он сделан из золота. Но благодаря вам он навсегда прирос к моей голове. Я охотно оставил бы его в залог. Ведь стоит вам только произнести заклинание, и он спадет с моей головы. Больше мне нечего оставить.

– А ты хитер, оказывается, – сказала бодисатва. – Не надо мне ни твоего халата, ни посоха, ни обруча. Выдерни на затылке волосок, спасающий жизнь, и оставь его.

– Но ведь волосок тоже пожалован мне вами, – возразил Сунь У-кун. – Боюсь, что, выдернув один волосок, я испорчу все остальные и после этого не смогу сохранить свою жизнь.

– Ах ты мерзкая обезьяна, – рассердилась бодисатва. – Ты даже ленишься вырвать у себя волосок. Как же я смогу послать с тобой ученика Будды?

– Вы чересчур подозрительны, милостивая бодисатва, – сказал с улыбкой Сунь У-кун. – Не зря говорится: «Не смотри на лицо монаха, а смотри на лицо Будды». Умоляю вас, помогите спасти нашего учителя.

И тогда бодисатва:

Походкой легкой, в волнах аромата,
Покинула свой лотосовый трон
И вознеслась на горную вершину –
Был светлый лик улыбкой озарен.
И только ради Танского монаха,
Попавшего в неволю на пути,
Чудовище смирить она решила,
Паломника от гибели спасти.

Сунь У-кун пришел в восторг и попросил бодисатву покинуть священную пещеру Шум прилива. Духи рядами выстроились перед горой Путошань.[47]

– А теперь, – сказала бодисатва, – переправляйся через море.

– Прошу вас, милостивая бодисатва, пойти вперед, – сказал, низко склонившись, Сунь У-кун.

– Нет, сначала пойдешь ты, – отвечала бодисатва.

– Но, милостивая бодисатва, – запротестовал Сунь У-кун, низко кланяясь, – я не смею в вашем присутствии проявлять свои способности. Вообразите, что я сделаю прыжок и в этот момент у меня оголится задняя часть тела. Тогда вы обвините меня в недостаточной почтительности к вам.

Услышав это, бодисатва послала ученицу Будды девицу-дракона Шаньцай на лотосовый пруд и велела сорвать лист лотоса. Затем она приказала положить этот лист на вазу у подножия скалы. А когда это тоже было сделано, бодисатва сказала Сунь У-куну:

– Становись на лист, я переправлю тебя через море.

– Но разве это возможно, милостивая бодисатва, – изумился Сунь У-кун. – Он такой тонкий и совсем маленький. А если я свалюсь в воду, то вконец испорчу свой тигровый плащ и не смогу надеть его, когда станет холодно.

– А ты попробуй! – прикрикнула на него бодисатва.

Не смея больше отказываться, Сунь У-кун решил: будь что будет – и прыгнул на лист лотоса. И, о чудо! Очутившись на нем, он почувствовал себя куда безопаснее, нежели на судне.

– Милостивая бодисатва, все в порядке! – радостно воскликнул Сунь У-кун.

– Почему же ты медлишь? Чего ждешь? – спросила бодисатва.

– Как же я переправлюсь, если здесь нет ни весел, ни шеста, ни мачт, ни парусов, – возразил Сунь У-кун.

– Ничего этого и не нужно, – отвечала бодисатва. – Надо только дунуть на него.

Она дунула, и Сунь У-кун тотчас же пересек бурное Южное море.

«Как велика божественная сила бодисатвы, – изумился Сунь У-кун, выйдя на берег. – Она, не затрачивая никаких усилий, может вызвать меня откуда угодно и отправить куда угодно».

Между тем бодисатва приказала служителям-духам тщательно охранять свою священную обитель, а дракону-девице велела закрыть ворота пещеры. Затем на благовонном облаке она покинула гору Путошань и, очутившись на другом берегу моря, спросила:

– Где Хуэй-ань?

Здесь надо вам напомнить, что Хуэй-ань был вторым сыном небесного князя с пагодой в руках[48]. Среди народа он был известен также под именем Мокши и являлся ближайшим учеником бодисатвы. Называли его еще Хуэй-ань – хранитель закона Будды. И вот, услышав зов бодисатвы, Хуэй-ань тотчас же появился и, почтительно сложив руки, выразил свою готовность служить ей.

– Сейчас же отправляйся на небо к своему отцу, – сказала бодисатва, – и попроси его одолжить нам свои божественные мечи.

– Сколько же мечей понадобится? – спросил Хуэй-ань.

– Сколько есть – все забирай, – отвечала бодисатва.

Хуэй-ань тут же оседлал облако и вскоре очутился у Южных небесных ворот. Там он проследовал во дворец Облаков и, представ перед отцом, земно поклонился ему.

– Ты откуда явился, сын мой? – спросил небесный князь.

– К моему учителю, – сказал Мокша, – пришел Сунь У-кун. Он просил оказать ему помощь и уничтожить волшебника. Вот бодисатва и прислала меня к тебе с просьбой одолжить небесные мечи.

Небесный князь тотчас же позвал принца Ночжа и велел ему принести мечи. Ночжа принес тридцать шесть мечей и передал их Мокше.

– Спасибо, брат, – поблагодарил Мокша, – а сейчас ступай к себе и передай от меня привет матери. Я очень спешу. Когда выполню поручение, вернусь, чтобы поклониться ей. И, быстро простившись, он на благовонном луче опустился прямо к Южному морю и передал бодисатве мечи. Бодисатва бросила их и произнесла заклинание. В тот же миг мечи превратились в тысячелистный трон. Бодисатва взошла на него и села в центре.

– А бодисатва, оказывается, не очень-то щедрая, – сказал, ухмыляясь про себя, Сунь У-кун. – На лотосовом озере есть драгоценное лотосовое сиденье. Так ей, видите ли, не захотелось сидеть там, и она решила, что проще занять то, что ей нужно, у других.

– Молчи и следуй за мной, – услышал Сунь У-кун голос бодисатвы.

После этого все разместились на облаках и полетели, оставив море позади. Впереди летел белый попугай, а за ним – Великий Мудрец и Хуэй-ань. Вскоре они увидели перед собой гору.

вернуться

47

Путо (от инд. Поттала).– Гора, известная также под наименованием Путошань, Путолоцзяшань, Лоцзяшань – местопребывание бодисатвы Гуаньинь.

вернуться

48

Небесный князь с пагодой в руках – один из четырех небесных князей – князь Вайсравана.

81
{"b":"6345","o":1}