ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квантовое зеркало
Охотник на вундерваффе
Тени сгущаются
Изобретение науки. Новая история научной революции
Последние дни Джека Спаркса
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Понимая Трампа
Подвал
Новая Королева
A
A

Затем он распрощался с повелителем звезд Водной доблести и вместе с почтенным князем Желтой реки покинул небесные чертоги.

Князь зачерпнул из Желтой реки полплошки воды и, следуя за Сунь У-куном, дошел до южного склона горы Золотой шишак, где поздоровался с небесным князем, его сыном-наследником, с повелителями Грома и Молний и повелителем звезд Огненной доблести. Тут пошли рассказы о прошлых делах и событиях.

Однако Сунь У-кун прервал завязавшийся было разговор:

– Сейчас незачем вспоминать о том, как все было. Пусть лучше князь Желтой реки последует за мной и обождет, покуда я буду вызывать чудовище из пещеры. Не нужно ждать, пока чудовище выйдет, – надо плеснуть воду под ворота: пусть оно захлебнется со всей своей нечистью. Я же выловлю тело моего наставника и попробую его оживить, думаю, что не запоздаю.

Князь Желтой реки, беспрекословно повинуясь Сунь У-куну, пошел вслед за ним. Они обогнули склон горы и направились по тропинке прямо ко входу в пещеру. Сунь У-кун громко крикнул:

– Эй ты, бес-оборотень! Живей отворяй ворота!

Духи-привратники, охранявшие вход в пещеру, услышав голос Сунь У-куна, поспешили к своему хозяину и доложили:

– Сунь У-кун опять появился!

Чудовище-мара взяло свой волшебный обруч, вооружилось легким копьем, пошло к каменным воротам пещеры и с грохотом распахнуло их. Князь Желтой реки сразу же плеснул из своей плошки прямо в пещеру. Оборотень, увидев, что в пещеру хлынули потоки воды, отбросил свое длинное копье, схватил обеими руками свой волшебный обруч и подпер им створки ворот.

И вот огромная струя воды с ревом стала выливаться из пещеры.

Это так напугало Сунь У-куна, что он, кувыркаясь, помчался вверх к вершине горы, увлекая за собой князя. Тем временем небесный князь Вайсравана и все остальные сопровождавшие его небесные полководцы запрягли облако и тоже умчались на нем к горной вершине, откуда наблюдали за бушующей водой, бешено низвергающейся из пещеры.

Сперва воды совсем немного было,
Ее едва б хватило на глоток.
Какая же неведомая сила
В одно мгновенье ока превратила
Ее в неиссякаемый поток?
В потоке том – могущество воды,
Возможности и счастья и беды;
Воистину – вода великий чудотворец,
Способный хоть с самой судьбой поспорить
В деяниях негаданных, нежданных.
Она полна и правды и обмана,
Несет с собою жизнь и смерть в себе таит,
Уничтожает вмиг то, что сама творит.
Сейчас громоподобный грохот вод
Недавнюю заполнил тишину:
Их грохот потрясает небосвод,
Рыча, как зверь, стремит волна волну,
Затоплены поля, дороги и низины,
В бескрайние моря превращены равнины…
Беснуясь, клокоча летит за валом вал,
Увенчанный седым венцом из пены,
Все хочет сокрушить, но неизменно
Дробится, как стекло, о грани темных скал.
Под натиском воды гудит седой гранит,
Волна в него стучится, словно молот,
И в недра скрытые просачиваясь, холод
Нефритовое сердце леденит.
Каменья в щебень превратив, прибой
Обломки самоцветов вымывает
И, отступая, снова наступает,
Чтоб с берегом вести ожесточенный бой.
Водоворотов смертоносна бездна,
И там, где мирно зеленели склоны,
Потоки низвергаются отвесно,
Долины обращая в водоемы.

При виде этого ужасного зрелища Сунь У-кун в страхе обратился к князю Желтой реки:

– Беда! Вода разлилась по всем низинам, затопила крестьянские поля, а пещера осталась сухой! Что же нам теперь делать?

И он стал торопить князя скорей собрать всю разлившуюся воду. Тот ответил ему:

– Я умею только разливать воду, а собирать ее не умею. Разве ты не знаешь поговорки: «Разлитую воду не легко собрать!»

Представьте себе: гора эта была настолько высока, что вся вода очень быстро с нее стекла и вскоре исчезла, оставаясь лишь на дне самых глубоких долин и впадин.

Между тем было видно, как из пещеры выскочило несколько бесенят, которые с воинственными криками, потрясая кулаками, засучив рукава, стали хватать палицы или пики, а потом принялись за веселые игры.

Небесный князь задумчиво произнес:

– Вот еще одно средство не помогло: ни одна капля воды не попала в пещеру!

Сунь У-кун не мог сдержать вспыхнувшего в нем гнева и, размахивая кулаками, бросился к воротам пещеры на бесенят, которые кинулись бежать от него.

– Вы куда! Вот я вам покажу! – в исступлении кричал Сунь У-кун.

Бесенята побросали свои доспехи и скрылись в пещере. Они побежали к своему властелину:

– О великий князь! Снова беда пришла! Они опять идут на нас!

Дьявол, выставив копье вперед, вышел из ворот пещеры и закричал:

– Экая ты злая обезьяна! Никак не можешь угомониться! Уж скольких ты врагов насылала на меня, но все напрасно. Тебе и приблизиться ко мне не удалось, даже с помощью сил Огня и сил Воды. Зачем же ты опять заявилась? Погибели своей ищешь, что ли?

Сунь У-кун спокойно ответил:

– Ишь ты, мальчишка, смеешь еще дерзить. Неизвестно на кого из нас придет погибель, на тебя или на меня! Ну-ка, подойди сюда. Отведай кулак твоего дедушки, отца твоей матери.

Чудовище лишь расхохоталось в ответ:

– Ну и обезьяна! Сама лезет на рожон! Я на него с копьем, а он кулаком грозит. А кулачок величиной с персиковую косточку. Чем же тут хвалиться! Вот у меня кулак – настоящий молот! Ба! Отложу-ка я копье свое и померяюсь с тобой на кулаки, посмотрим, чья возьмет!

Сунь У-кун со смехом воскликнул:

– Вот это дело! Ну, давай, подходи!

Чудовище поправило на себе одежды и выступило вперед. Куда девался его высокомерный вид! Оно подняло кверху свои кулаки, действительно похожие на железные кувалды, которыми пользуются на маслобойках для выжимания масла.

Великий Мудрец расставил ноги, качнулся из стороны в сторон, прикинул в уме, как действовать, и вступил в, рукопашный бой с чудовищем-марой у самого входа в его пещеру. Ну и бой же это был! Вот послушайте:

Едва лишь Сунь У-кун взмахнул руками,
Как кулаки его сравнялись с кулаками
Отважного противника, и смело
Четыре разных кулака взялись за дело:
Взлетают, опускаются, колотят,
Дробят, как молоты, и, как цепы, молотят.
Но Сунь У-куну кулаков казалось мало;
Ногами неприятеля лягал он.
С такою резвостью его мелькали ноги,
Что впору б скакуну так мчаться по дороге.
Один врага в лицо наотмашь бьет,
Другой то в грудь ударит, то в живот,
Один под ложечку ударит, изловчась,
Другой его по шее сей же час,
Один вот-вот лишится селезенки,
Другой вот-вот расстанется с печенкой,
Один противника старается обнять,
Чтоб лучше под себя его подмять,
Другой ему в обиду не дается,
Удавом разъяренным так и вьется…
Не люди, а драконы лишь и тигры
Способны затевать такие игры:
Как только ни вертелись, ни крутились,
Друг другу на плечи и на спину садились,
Как мудрый Лао-цзюнь на аиста верхом;
То, будто в танце, бегали кругом,
Валились друг на друга, словно глыбы,
Об землю бились, точно пойманные рыбы,
Как жеребцы, исполненные страсти,
Багровые ощеривали пасти.
Нет, то не лепестки с деревьев облетали,
Не тучи дождь на землю проливали –
То сыпались безудержно удары
На голову разгневанного Мары!
Нет, не от бури, все сметающей с пути,
Защиту Сунь У-кун пытается найти,
Лицо свое, как будто опахалом,
От оплеух руками закрывал он!
Сравним ли длань Великой бодисатвы
С рукой Мо-вана? Шире, чем лопата,
Ладонь, чудовища, лихого супостата!
Зато у Сунь У-куна и ножищи!
Подобных им, пожалуй, и не сыщешь!
Едва ли ты узришь такое чудо
У каменного изваянья Будды!
Друг друга награждали тумаками,
Щипками, оплеухами, пинками,
Подножками, ударами, толчками…
5
{"b":"6346","o":1}