ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все четверо разом обернулись и увидели пожилого человека, одетого в легкий плащ, развевающийся по ветру, и шапку, похожую на полумесяц. В руках он держал посох с набалдашником в виде головы дракона, на ногах были сапоги с железными голенищами. За незнакомцем стоял прислужник с клювом орла и мордой, напоминающей рыбью голову. К голове прислужника был прикреплен медный таз, наполненный блинами, хлебцами и просяной кашей. Стоя у западной стороны дороги, человек этот склонился в глубоком поклоне и сказал:

– Я – дух земли на Огнедышащей горе. Мне стало известно, что ты, Великий Мудрец, охраняешь праведного монаха в его путешествии. Сейчас вы все равно не можете продолжать свой путь, поэтому приглашаю вас подкрепиться.

– Еда – пустяки, а вот как загасить огонь на горе, чтобы мой наставник смог пройти дальше, – вот что главное.

– Чтобы загасить огонь, – отвечал дух земли, – надо обратиться к царице Лоче и выпросить у нее волшебный веер.

Сунь У-кун отошел в сторону, нашел брошенный веер и, показывая его духу земли, сказал:

– Да ведь вот он, этот веер. Почему же от действия его огонь еще сильнее разгорается?

Дух земли внимательно осмотрел веер и засмеялся:

– Это не настоящий! – сказал он сквозь смех. – Она тебя обманула!

– Как же получить настоящий? – спросил Сунь У-кун.

Дух земли вновь низко поклонился и с легкой усмешкой произнес:

– Если хочешь достать настоящий веер, надо обратиться к самому Князю с головой быка, Нюмо-вану.

Почему надо было обратиться к самому князю, вы узнаете, читатель, из следующей главы.

ГЛАВА ШЕСТИДЕСЯТАЯ,

в которой речь пойдет о том, как Князь с головой быка прекратил битву и отправился пировать, и как Сунь У-кун пытался во второй раз добыть волшебный веер
Путешествие на Запад. Том 3 - i_010.jpg

Итак, дух земли сказал:

– Князь Великой силы – это и есть Князь с головой быка Нюмо-ван.

– Так, может быть, гора эта называется Огнедышащей только так, для отвода глаз, а в действительности напускает огонь сам Князь с головой быка? – спросил Сунь У-кун.

– Нет, нет! – отвечал дух земли. – Если ты, Великий Мудрец, простишь мне мою вину, я тебе все расскажу.

– Какую вину? – удивился Сунь У-кун. – Говори прямо, без обиняков. Я тебе ничего не сделаю.

– Дело в том, что этот огонь напустил ты сам, Великий Мудрец!

– Как сам? – гневно крикнул Сунь У-кун. – Как смеешь ты говорить обо мне подобные вещи? Ты что, ослеп? Не видишь, где я нахожусь? Разве стану я огонь напускать?

– Видно, ты совсем не помнишь меня, – отвечал дух земли. – Должен тебе сказать, что раньше здесь никакой горы не было. Лет пятьсот тому назад, когда ты, Великий Мудрец, учинил буйство в небесных чертогах, тебя поймал всеми прославляемый мудрец и направил к Лао-цзюню, который заключил тебя в свою волшебную печь с восемью триграммами. Там он тебя калил и перекаливал, а когда открыли крышку, ты так стремительно выскочил оттуда, что зацепил несколько раскаленных кирпичей, которые упали сюда и превратились в огнедышащую гору. Я в то время был истопником, прислуживавшим у философа Лао-цзюня во дворце Тушита. Мне влетело от хозяина за то, что я не доглядел за тиглем, и он сослал меня сюда, где я и сделался духом земли.

Услышав эти слова, Чжу Ба-цзе вскипел от гнева:

– Так вот почему ты ходишь в таком одеянии! – злобно проговорил он. – Оказывается, ты был даосом!

Сунь У-кун тоже отнесся к духу земли не совсем доверчиво.

– А скажи, пожалуйста, – подозрительно спросил он, – почему надо непременно обращаться к Князю с головой быка? В чем дело?

Дух земли отвечал:

– Князь с головой быка – супруг Лочи. Но теперь он бросил ее и проводит время в пещере Скребущей облака на горе Скопления громов. Там жила когда-то десятитысячелетняя царица Лисиц. После ее смерти осталась дочь, царевна Яшмовое личико, обладательница несметных богатств, но распоряжаться ими некому. Года два тому назад, узнав, что Князь с головой быка обладает огромной волшебной силой, она изъявила желание поделиться с ним богатствами и приняла его в дом в качестве мужа. Князь бросил свою Лочу и давно не появляется у нее. Если ты, Великий Мудрец, обратишься к нему и попросишь его вернуться сюда, Лоча одолжит тебе настоящий веер. Тогда ты сможешь погасить это грозное пламя, провести своего наставника через гору и отправиться дальше; а кроме того, ты навеки избавишь весь этот край от бедствия, причиняемого огнем, и обеспечишь жизнь всем существам; меня ты избавишь от наказания, чтобы я мог вернуться на небо и слушать проповеди моего повелителя Лао-цзюня.

– А где находится гора Скопления громов? Далек ли путь до нее? – спросил Сунь У-кун.

– Нужно идти прямо на юг, – отвечал дух земли, – отсюда более трех тысяч ли.

При этих словах Сунь У-кун тотчас же велел Ша-сэну и Чжу Ба-цзе взять под защиту Танского монаха, а духу земли приказал оставаться и прислуживать. Сам же он со свистом исчез.

Не прошло и получаса, да что получаса, гораздо меньше, как перед ним показалась высокая крутая гора. Сунь У-кун подлетел к самой вершине, прижал к ней облако и, остановив его движение, стал осматриваться. Гора была поистине замечательная:

Она была не то, чтоб высока,
Но все ж вершиной в небо упиралась,
И облаков над ней клубился дым;
Она была не так уж велика,
Однако Желтого источника касалась
Гранитным основанием своим.
На склоне северном ее снега и льды
За девяносто летних дней едва ль растают,
Зато на южном и зимой не увядают
Листва деревьев, травы и цветы.
Подобны яшме светлые ручьи,
Что с шумом непрестанным, неуемным,
Стремят свои игривые струи
В глубокие, как море, водоемы,
Где обитают дивные драконы.
На шелковом песке, у плещущей воды,
Видны глубокие звериные следы:
Сюда прохладною вечернею порой
В спокойный, тихий час после заката,
Покинув логово, идут на водопой
Большие тигры в шубе полосатой.
Красив благоухающий покров,
Которым устланы крутые склоны,
Причудлив вид огромных валунов
И сосен, словно бурей искривленных…
Ну что ж, воистину
Сказать мы можем,
И слово искреннее
Не будет ложным –
Гора отвесная
С вершиной снежною,
Цветы прелестные,
Растенья нежные,
Плоды душистые,
Потоки чистые
Своих чудесных красок не теряют
Ни в зимний холод, ни в палящий зной, –
Над ними годы тихо протекают,
Но вид гора не изменяет свой:
Она, подобная бессмертному дракону,
Стоит в веках под вечным небосклоном.

Сунь У-кун долго не мог оторвать глаз от чудесной картины, открывшейся перед ним, затем медленно спустился с вершины и, углубившись в горные отроги, нашел узенькую тропинку. Только было он подумал, что не у кого спросить дорогу, как неожиданно увидел женщину, которая сорвала цветок душистой орхидеи под сенью сосны и, держа его в руках, грациозно шла ему навстречу. Сунь У-кун быстро шмыгнул за какой-то причудливый камень и, не сводя глаз, наблюдал за ней.

52
{"b":"6346","o":1}