ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну и храбрый же этот негодяй! – промолвил Сунь У-кун. – А до чего вынослив! Мы начали бой еще вчера в часы шэнь, и он до ночи держался. Когда вы подоспели мне на помощь, он продолжал драться без передышки до самого утра. Выходит, что он выдержал бой, продолжавшийся полдня, и все его оборотни такие же здоровенные, как он. Ворота в пещеру закрыты наглухо… Что же нам теперь делать?

– Странно, – отозвался Чжу Ба-цзе. – Ты говоришь, что в часы шэнь вступил с ним в драку, а покинул нашего наставника в часы сы. Где же ты околачивался больше четырех часов?

– Как только я с вами распрощался, – стал рассказывать Сунь У-кун, – то первым делом направился к этой горе, и тут встретил женщину. Я начал ее расспрашивать и выяснил, что она возлюбленная Князя с головой быка по прозванию Яшмовое личико. Я напугал ее своим железным посохом, и она скрылась в пещере. Через некоторое время оттуда вышел Князь с головой быка и стал ругаться со мной. Мы с ним повздорили и затеяли драку. Бой продолжался примерно часа два, потом Князя пригласили на пир. Я последовал за ним и нашел его на дне озера Лазоревые волны, которое расположено на горе Каменный хаос. Там я превратился в краба, узнал все, что мне было нужно, украл черепаху с золотистыми глазами, принадлежащую Князю с головой быка, а затем, приняв его облик, отправился верхом на черепахе к Банановой пещере на горе Изумрудных облаков. Там я обманул Лочу и выманил у нее волшебный веер. Выйдя из пещеры, я решил испробовать, как действует веер, и, произнеся заклинание, увеличил его, но как уменьшить не знал. Тогда я взвалил его на спину. Однако этот негодяй, приняв твой облик, выманил у меня веер. Вот на что я и потратил четыре часа, о которых ты спрашиваешь.

– Получилось совсем как в поговорке, – прервал его Чжу Ба-цзе: – «Откуда пришло – туда и ушло». Как же нам без этого веера переправить нашего наставника через Огнедышащую гору? А раздобыть его на этот раз будет еще трудней! Давай лучше вернемся обратно и найдем обходный путь. Ну ее, эту гору, к чертовой матери!

– Не сердись, Великий Мудрец, а ты, Чжу Ба-цзе, не отчаивайся, – сказал тут дух земли. – Искать обходный путь, все равно что идти к истине через еретические учения. Помните, что говорится в древних книгах: «Не ходите боковыми тропинками». Да разве можно, находясь почти у цели, пускаться в обходный путь? Твой наставник ждет тебя на правильной дороге и с надеждой смотрит вдаль, желая увидеть вас обоих, идущих к нему с великой удачей!

– Да, ты прав, совершенно прав! – с досадой проговорил Сунь У-кун. – А ты, Дурень, – продолжал он, обращаясь к Чжу Ба-цзе, – перестань городить чепуху! Дух земли говорит вполне резонно, – и он закончил свои слова стихами:

Готов побиться об заклад, –
Одержим мы победу!
И будет злобный супостат,
Сразившись с нами, сам не рад
Своим грядущим бедам.
Не знает он, сколь я горазд
Принять любое сходство,
И оттого могу не раз
Добиться превосходства,
Свой вид привычный изменив,
Обличье новое явив.
Пусть хитрый Князь владеет сам
Искусством превращенья,
Ему я все равно воздам
Достойное отмщенье
За все, что должен испытать,
Чтоб веер у него достать!
Хоть не страшится ничего
Достойный мой соперник,
А все ж повергну я его,
Не он меня повергнет!
Поможет веер усмирить
Бушующее пламя,
Поможет веер путь открыть,
Столь вожделенный нами,
И, если мы хотим предстать
Пред светлым ликом Будды,
То веер тот я должен взять,
И я его добуду
В любом бою, любой ценой,
И даже хитростью любой!
И вскоре путь свой, полный мук,
Мы завершим в веселье,
Под райским древом сядем вкруг
И трапезу разделим!

Эти стихи так подзадорили Чжу Ба-цзе, что у него снова появились сила и энергия, и он ответил:

Должны скорей мы обуздать
Злодея с мордой бычьей.
Своими чарами пугать –
Таков его обычай!
Нам чародейства не страшны,
Мы все от них ограждены.
Благоприятен нам, друзья,
Год «хай», – стихия древа,
Ему сопутствует свинья,
Свинья же – борову родня,
К нам не питает гнева.
Задача хоть и не легка –
Возьму я за рога быка, –
Рожден он в год коровы,
Когда господствует земля:
Она к нам не сурова,
Ведь силы дерева сильней –
Они господствуют над ней!
Год «шэнь», где властвует металл,
Под знаком обезьяны,
Над древом, над землею встал,
Своею силой их объял,
И воедино нас спаял,
Итак, на подвиг бранный,
За дивный лист банана
В согласье полном мы идем,
Победу верную найдем!
Без опахала нет пути
Сквозь дым, огонь и пламя,
Без опахала не пройти
В тот край обетованный,
Где будет ждать награда нас
За наши все мученья,
Где не один промчится час
На пиршестве осеннем!

Воодушевленные, Чжу Ба-цзе и Сунь У-кун повели за собой духа земли и его воинов прямо к пещере. Тут один стал бить в ворота граблями, а другой – железным посохом. Поднялся ужасный грохот, и вскоре входные ворота в пещеру рухнули. Караульная стража в страхе разбежалась, а ее начальники бросились во внутренние покои и, дрожа, доложили:

– О Великий Князь! Сунь У-кун с толпой приспешников разбил передние ворота!

Князь с головой быка только было собрался поговорить со своей красоткой Яшмовое личико о проделках Сунь У-куна, чтобы излить свой гнев и досаду. Узнав, что обезьяна разбила ворота, он так разгневался, что сразу же, накинув на себя боевые доспехи и захватив свою палицу в железной оправе, выскочил навстречу, бранясь и крича:

– Мерзавец ты! Кто ты такой, что так нагло ведешь себя? Как смеешь ты творить здесь безобразия и ломать мои ворота?!

Тут вперед выступил Чжу Ба-цзе и, отругиваясь, сказал:

– Негодяй ты! Шкуру с тебя содрать мало! Сам-то ты кто? Как смеешь ты осуждать других! Стой, ни с места! Погляди на мои грабли!

– Ах ты, мерзавец, – заорал Князь, – грязная тварь, питающаяся отбросами! Знаешь, что я с тобой сделаю? Живей зови сюда обезьяну!

– Ты что так разошелся, жвачная скотина! – отозвался Сунь У-кун. – Не понимаешь доброго отношения к себе. Я только вчера напомнил тебе о том, что мы побратимы, а ты выступаешь как враг мой. Ну-ка, испробуй моего посоха!

Князь с головой быка ринулся на Сунь У-куна, и между ними снова завязался бой, еще более ожесточенный, чем все предыдущие.

Три героя сошлись в этом бою.
Вновь грабли и посох в сраженье сошлись,
За старого недруга вместе взялись,
Как грозные коршуны, в небо взвились
И камнем к земле опустились!
Могучие воины духа земли
К двум дружным бойцам на подмогу пришли
И с ними бок о бок сразились.
Но их не страшится разгневанный бык –
Не ведая слабости хоть бы на миг,
Один против всех он сражаться привык,
И с силою, равной небесной,
Удар за ударом он шлет на врагов,
Мешает порядок их стройных рядов
Он палкою тяжеловесной
Зловещими звуками край оглашен,
Разносятся вопли, и грохот, и звон,
И тот, кто их слышит, молчит, поражен
И шумом, и громом, и криком
Удар за удар и укор за укор
Враги воздают, продолжая свой спор,
Борясь в исступлении диком.
Все трое бойцов в своем гневе равны,
И силой великою равно полны,
Стремленьем к победе ослеплены,
Что тигры, за главенство бьются!
Не зная – грядущая воля небес
Земле или древу сулит перевес –
Сторонники духа мятутся.
Врага Сунь У-кун посрамляет. «Скупец!
За жадность твою отомщу наконец!
На доброе дело, рогатый наглец,
Не смог одолжить опахало!».
«Ты, в доме моем учинивший разбой! –
В ответ ему бык – Рассчитаюсь с тобой!
За низкий поступок с моею женой
Сейчас обуздаю нахала!
Ты сына сгубил мне, ты гнался за той,
Чья жизнь дорога мне, чей дорог покой,
Бесстыжая ты обезьяна!».
Кричит Сунь У-кун «Я тебе отомщу!
Я шкуру с тебя за угрозы спущу!
И, что б ты ни делал, тебе не прощу
Тот лист всемогущий банана!».
И вторит ему Чжу Ба-цзе: «Погоди!
Я девять отверстий во вражьей груди
Проделаю – слово монаха!
Взгляни, как остры моих грабель зубцы!».
Но, как бы ему ни грозили бойцы,
Противник не ведает страха,
Он с каждой угрозой становится злей,
Да палкой тяжелою машет быстрей,
Со всей своей силой могучей
Вид трех неприятелей злобен и лют,
Они друг на друга стеною идут –
Так туча сшибается с тучей,
Так с валом сшибается пенистый вал,
Так с круч поднебесных несется обвал,
Сметая с дороги преграды,
Так буря нежданная валит дубы,
Так смерч воздвигает из праха столбы,
Так камень крушат водопады.
Уловки и хитрости пущены в ход,
Кто прядает зверем, кто птицей снует,
Кто сзади колотит, кто спереди бьет,
Но все ж еще все невредимы…
Начавшись с рассветом, закончился бой
В час чэнь, когда бык возвратился домой,
По-прежнему непобедимый.
60
{"b":"6346","o":1}