ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стой, дьявол! Негодяй проклятый! Не уйдешь от меня! Отведай мой посох!

Но чудовище, отбив удар большим копьем, стало изрыгать потоки ругани:

– Ах ты, разбойная башка! Как же ты осмелился среди бела дня выкрасть у меня мое сокровище?!

Сунь У-кун ответил:

– Я тебя – скотина! Убить тебя мало! Не ты ли своим обручем похитил мой талисман? Стой, ни с места! Познакомься-ка теперь с моим посохом.

Чудовище прикрыло себя копьем, изо всех сил вращая его перед собой, и начался бой. Что это был за бой! Вы только послушайте:

Лютая ярость душой мудреца овладела,
Бросился он на волшебника – злобного Мару.
Оба противника, равно могучи и смелы,
В гневе великом друг другу наносят удары.
Палица тяжкая хлещет, как хвост у дракона,
Словно живая, кидается влево и вправо,
Вьется копье, от нее отлетая со звоном,
Мечется, жертву приметившим грозным удавом.
Страшные звуки, рожденные битвой жестокой,
Вихрем промчались от края земли и до края;
Птицы умолкли, журчать перестали потоки,
Замерли реки, тому поединку внимая.
Мглой непроглядной оделись высокие горы,
Скрылись долины за серой туманной завесой,
Юркнули змеи в свои потаенные норы,
Звери укрылись в чащобах притихшего леса.
Только доносятся битвы глухие раскаты,
Только доносятся вопли и хохот безумный –
То помогают вождю своему бесенята,
Криком и визгом стремясь запугать Сунь У-куна.
Тщетны старанья их! Сильный не ведает страха
И не знаком ему горький позор пораженья,
Палицей верной своею разит он с размаха –
Шел он доселе с победой дорогой сражений!
Но наконец повстречался достойный соперник
Палице грозной – копье роковое, чья сила
Снежной горою Цзиньдоу уже давно завладела,
Дух ее вольный давно уж себе подчинила.
Кто ж из противников будет хитрее, сильнее?
Сможет ли Царь обезьян одолеть чародея?

Вот уже шесть часов бились друг с другом злой оборотень и Великий Мудрец Сунь У-кун, но все еще нельзя было сказать, кто из них победит. Между тем давно уже стемнело. Злой оборотень, заслоняясь длинным копьем, крикнул:

– Эй, Сунь У-кун! Постой! Уж совсем стемнело. Время не подходящее для поединка. Давай передохнем до завтра, а с утра снова померяемся силами.

Однако Сунь У-кун принялся ругать его:

– Мерзкая ты скотина! Замолчи! Я только сейчас вошел в раж, какое мне дело до того, что поздно. Я хочу во что бы то ни стало решить сейчас же, кто из нас окажется победителем!

Чудовище издало какой-то звук, сделало ложный выпад копьем и кинулось бежать. Вскоре оно вместе со своими бесенятами скрылось в пещере, плотно заперев ворота.

Таща за собой посох, Великий Мудрец вернулся на вершину горы, где был встречен приветственными возгласами небесных духов, с нетерпением дожидавшихся его.

– До чего же ты ловок, до чего силен, наш Великий Мудрец! Твоим талантам и силе нет меры, нет границ!

Сунь У-кун смеясь отвечал на это:

– Я недостоин таких похвал!

Тут небесный князь Вайсравана подошел поближе и сказал:

– Это не пустая хвала, а сущая правда. Ты действительно настоящий герой! На этот раз ты держался ничуть не хуже, чем в том бою, когда вся земля вокруг тебя была опутана небесными силками.

Сунь У-кун прервал его:

– Не будем пока говорить о том, что было. Я думаю, что в этом бою я задал злому оборотню-маре неплохую трепку. Он, должно быть, сильно утомился, но мне нельзя говорить об усталости. Прошу вас, ни о чем не заботиться, посидеть здесь немного и обождать, пока я снова не проникну в пещеру. Может быть, удастся разузнать, где хранится этот волшебный обруч, который обязательно надо украсть. Тогда мы изловим оборотня и вернем все, что он похитил у вас, чтобы вы могли с честью вернуться к себе на небо.

Тут в разговор вмешался наследник небесного князя:

– Сейчас уже поздно, лучше хорошенько выспаться, а завтра утром отправиться!

Сунь У-кун рассмеялся:

– Видно, что ты еще молод и неопытен! Где это видано, чтобы воровать ходили среди бела дня? Надо ходить за добычей по ночам и ночью же возвращаться, чтобы никто не видел и не слышал, вот тогда дело увенчается успехом.

Повелитель звезд Огненной доблести и повелители Грома и Молний обратились к наследнику:

– Вы лучше не вмешивайтесь! Ведь мы в таких делах совсем не разбираемся. А наш Великий Мудрец на этом, как, гово – рится, собаку съел… Пусть он воспользуется удобным моментом. Во-первых, злой оборотень, наверное, утомился; во-вторых, ночь нынче выдалась очень темная и помех не будет. Пусть только скорей отправляется. Иди же быстрее!

И наш прекрасный Сунь У-кун, посмеиваясь, спрятал свой посох, спрыгнул с горного пика вниз и снова подошел ко входу в пещеру. Встряхнувшись, как обычно, он мигом превратился в сверчка:

Глаза его блестят, как бусы,
Он чернокожий, длинноусый,
На ножках тонких.
Он днем молчит, а лунной ночью
Поет, поет себе в потемках,
Поет, стрекочет.
Пусть дождь стучится в наши двери,
Пусть ветер воет лютым зверем,
Поет сверчок –
И всем несет покой, и радость,
И мирных сновидений сладость
Его смычок.
Как дорог всем нам песни этой
Напев знакомый,
Когда душа теплом согрета
Родного дома!
Но путник, что забрел дорогой
Под кров случайный
И спать улегся у порога,
Внимает песенке с тревогой,
С печалью тайной,
И одинокому не спится –
Тоской о родине томится!
В два-три скачка допрыгнул до ворот
Отважный Сунь У-кун, – и вот, –

пробрался сквозь щель внутрь и стал внимательно всматриваться в глубь пещеры, озаренной светом фонарей. Толпа больших и маленьких бесов со звериной жадностью уплетала какие-то яства. Сунь У-кун громко застрекотал и прислушался. В пещере вскоре убрали посуду и стали раскладывать постели. Наконец все улеглись. Прошло примерно столько времени, сколько положено для смены ночной стражи, в течение которого Сунь У-куну удалось пробраться во внутренние покои. Там он услышал, как злой чародей отдал такой приказ:

– Разбудить всех привратников у ворот. Пусть тщательно караулят и следят. Боюсь, как бы Сунь У-кун снова не пробрался сюда под видом какой-нибудь букашки и не обворовал нас.

Затем он услышал, как, беседуя между собой и звеня оружием, караульные направились к своим постам. Это было на руку Сунь У-куну. Он пролез через дверную щель в опочивальню и увидел там возле мраморного ложа напомаженных и напудренных лесных и горных волшебниц, которые расстилали постель и укладывали спать злого чародея. Одни снимали с него туфли, другие – платье. И вот, когда чародей освободился от одежды, Сунь У-кун заметил, как у него на левой руке выше локтя сверкнул волшебный обруч, похожий на жемчужный браслет. Вот так чудеса! Чародей и не подумал снять обруч. Наоборот, он подтянул его повыше к плечу, чтобы он еще плотнее стянул ему руку, и после этого улегся спать. Тут Сунь У-кун превратился в блоху, вскочил на мраморное ложе, залез под одеяло и устроился на руке, на которой был обруч. Затем он с силой укусил чародея и, видимо, так здорово, что тот перевернулся на другой бок и выругался:

7
{"b":"6346","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Охотник на вундерваффе
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Древние города
Наизнанку. Лондон
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю