ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разумеется, жизнь дорога, – отвечал Сунь У-кун, – но для монаха его одеяние и плошка для подаяний еще дороже. У нас там осталось проходное свидетельство, парчовая ряса и золо – тая чаша для подаяний. Все это для истинных последователей учения Будды величайшие ценности. Как можно отказаться от них?

– Брат! Сходи поищи, а мы тем временем выйдем на дорогу и будем ждать тебя, – предложил Чжу Ба-цзе.

Вы бы видели, читатель, до чего предупредительными оказались духи-правители созвездий! Они окружили Танского монаха со всех сторон и совершили волшебное заклинание. Тут налетел порыв ветерка, и все они благополучно перенеслись через монастырскую ограду прямо на дорогу, спустились с горы и расположились на лужайке в ожидании Сунь У-куна.

Время было примерно около третьей стражи.

Сунь У-кун неслышными шагами пробирался в монастырь, но оказалось, что все двери крепко заперты. Тогда он взобрался на башню, осмотрел окна, но и они тоже были наглухо закрыты. Он хотел было проникнуть внутрь, но побоялся, что заденет оконные рамы и они задребезжат.

Прочитав заклинание, он встряхнулся и превратился в небесную мышь, или, как говорят в просторечье, летучую мышь.

Если вам интересно знать, как выглядит эта мышь, послушайте:

Мордочка и глазки – как у мыши,
Но еще к тому же два крыла,
Цвета темного, собой мала,
И живет под черепичной крышей.
Солнца свет не мил ее очам –
Все она порхает по ночам,
Радуется лунному сиянью,
На лету хватает комаров,
Поутру летит под темный кров –
Таково ее существованье!

Сунь У-кун нашел незаделанное отверстие в решетине, поддерживающей черепицы крыши, и пролез через него. Он миновал двери и окна и попал во внутреннее помещение, где стал оглядываться и вдруг заметил под окном третьего яруса ярко светившийся столб света, не такой, как от горящих свечей, и не такой, как от светлячков, не похожий ни на зарницу, ни на молнию. У него сильно забилось сердце. Приблизившись к окну, Сунь У-кун увидел, что свет излучают их собственные узлы.

Дело в том, что, когда царь оборотней сорвал с Танского монаха его рясу, ее засунули в узел, не сложив как следует. А эта ряса была священной, ее украшали всевозможные драгоценности: жемчужины исполнения желаний, жемчужины мохни, красный агат, красные кораллы, сожженные кости Будды и жемчуг, светящийся по ночам. Вот почему от узла и исходило дивное сияние. Сунь У-кун очень обрадовался, увидев поклажу. Он принял свой обычный облик, схватил узлы как попало, не обратив внимания на то, как они привязаны к коромыслу, взвалил на плечи и пустился бегом вниз. Но надо же было так случиться, что один из узлов оторвался от коромысла и с грохотом упал на деревянный настил! А царь оборотней спал в нижнем помещении, как раз под этим настилом. Его разбудил шум, он сразу же вскочил на ноги и стал неистово кричать: «Воры! Воры!» Все бесы, большие и малые, всполошились, стали высекать огонь и зажигать фонари, метались с громкими криками в поисках вора. Вскоре прибежало несколько бесов с докладом: «Танский монах исчез!» – за ними примчались другие: «Сбежал Сунь У-кун и все остальные пленники!» – докладывали они.

Царь оборотней поспешно отдал распоряжение: «Охранять все ворота!».

Сунь У-кун услышал крики и, опасаясь снова попасть в ловушку, бросил поклажу, перекувырнулся через голову и, выпрыгнув за окно, сбежал.

Между тем оборотень всюду разыскивал Танского монаха и остальных пленников, но нигде не мог их найти. Уже стало светать. Он взял свою палицу и во главе всей оравы бесов пустился в погоню. Вскоре он заметил под горой всех духов-повелителей двадцати восьми созвездий и повелителей духов пяти стран света, окутанных густым туманом. Царь оборотней приблизился к ним и грозно закричал:

– Вот и я! Куда вы теперь денетесь?

Дух созвездия Саламандры поспешно стал звать остальных духов:

– Братья! Чудовище явилось!

Все остальные духи – повелители созвездий Дракона, Летучей мыши, Зайца, Лисицы, Тигра, Барса, Однорогого барана, Тельца, Енота, Крысы, Ласточки, Свиньи, Рыси, Волка, Собаки, Кабана, Курицы, Ворона, Мартышки, Обезьяны, Шакала, Овцы, Серны, Коня, Оленя, Змеи и Земляного червя, ведя за собой двух повелителей духов пяти стран света – Златоглавого и Сереброглавого, а также небесных духов Лю-дина и Лю-цзя, духов – хранителей кумирен, вместе с Чжу Ба-цзе и Ша-сэном, оставили Танского монаха и белого коня-дракона и все – вместе с оружием в руках ринулись на царя оборотней. Но тот поглядел на них и расхохотался. Затем он издал резкий свист, и появилось около четырех, а то и пяти тысяч больших и малых бесов, один другого грознее и сильнее, которые и устремились в бой на западном склоне горы. Тут такая пошла резня, что о ней говорится даже в стихах:

Глава всех оборотней, лют и зол,
Монаха праведного обошел
И вверг его в пучину горькой муки,
А тот не смог противиться ему,
И сам отдался оборотню в руки,
Покорный добронравью своему.
Как быть теперь почтенному монаху?
Исполненный раскаянья и страха,
Он ищет путь спасти из западни
Себя и спутников своих несчастных;
Но замыслы его, увы, напрасны.
Как видно, дни страдальцев сочтены;
Однако, зная, что монах не предал веры,
А лишь по слабости последовал примеру
Ша-сэна и дурного Чжу Ба-цзе,
Что по неведенью они виновны все,
Пришли на помощь к Сюань-цзану духи:
С небесных круч они спустились вниз –
И мигом за оружие взялись.
Сам Сюань-цзан – тот не обидит мухи,
Без помощи ему не обойтись;
Вот силы грозные добра и зла столкнулись.
И небеса и горы содрогнулись,
Луна и солнце взор свой отвели
От сумраком одевшейся земли,
И в облака густые завернулись…
Взвились знамена, словно стаи птиц,
Гром загремел, как сотня колесниц,
Летящих сквозь клубящиеся тучи…
И барабанов слышен звук трескучий,
И гонгов душу леденящий звон,
Клич боевой и раненого стон,
И голос победителя могучий.
Враги врагов теснят со всех сторон;
Холодным светом вспыхивают копья,
С отточенными пиками скрестясь,
Огнем молниеносным осветясь,
Мечи с мечами сквозь тумана хлопья
Сшибаются в смертельнейшей из сеч…
Но чья рука удержит дольше меч?
И духи зла и войско силы блага
Являют хитрость, мужество, отвагу,
Один – чтоб праведника уберечь,
Другие – чтоб в беду его вовлечь:
Так воины двух войск, разя с размаха,
Сражаются за Танского монаха.

Царь оборотней удвоил яростный натиск и начал наседать всей своей оравой.

В этот решающий момент сражения вдруг раздался зычный крик Сунь У-куна:

– Я, Сунь У-кун, явился!

Чжу Ба-цзе кинулся к нему навстречу со словами:

– А поклажу принес?

– Какую там поклажу! Сам едва жизни не лишился, – ответил Сунь У-кун.

87
{"b":"6346","o":1}