ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мусорщик. Мечта
Августовские танки
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Искушение Тьюринга
Царский витязь. Том 1
Кристалл Авроры
Новая Королева
Проклятый ректор
A
A

– Где? – спросил Танский монах.

– А вон там, в леске, разве не видишь? Попросим, чтобы нам разрешили переночевать, а завтра пораньше отправимся в путь.

Танский монах обрадовался и, подстегивая коня, направился к селению. Подъехав к воротам, он спешился и увидел, что они плотно заперты. Он стал стучаться и кричать: «Отоприте! Отоприте!».

Какой-то старец с посохом в руке, в соломенных туфлях, с черной косынкой на голове, в простой одежде, открыл ворота и спросил:

– Кто здесь стучится и кричит?

Танский монах сложил руки в знак приветствия, поклонился по всем правилам вежливости и ответил:

– Благодетель наш! Я. бедный монах из восточных земель, послан на Запад за священными книгами. Наш путь пролегает мимо вашего селения. Сейчас уже поздно, и мы просим разрешения переночевать в твоей усадьбе. Будем весьма признательны тебе за оказанную милость.

– Послушай, монах! – ответил старец. – Отсюда тебе никак не попасть на Запад! Это место – малое Западное небо. До большого Западного неба еще очень далеко, причем идти будет трудно не только потом, но и сейчас.

– Почему? – спросил Танский монах.

– На запад от этого селения, – отвечал старец, указывая рукой, – примерно в тридцати с лишним ли, есть узкий проход, который называется Сишитун, проход Гнилых фиг, а сама гора, где находится этот проход, носит название Цицзюе – Семь преимуществ.

– Почему она так называется? – заинтересовался Танский монах.

– В поперечнике эта гора насчитывает восемьсот ли, – отвечал старец, – и вся поросла фиговыми деревьями, а древняя поговорка гласит: «Фиговые деревья обладают семью преимуществами»:

1. Способствуют долголетию.

2. Дают много тени.

3. Вороны не вьют на них свои гнезда.

4. Возле этих деревьев не водятся змеи…

5. Заиндевелые листья очень красивы.

6. Прекрасные плоды.

7. Ветви и листья очень большие и сочные.

– Вот почему эта гора называется горой Семи преимуществ. Земли здесь много, людей мало, в горы издавна никто не ходит. Ежегодно переспелые фиги падают на землю, и единственный узкий проход в скалах весь завален ими почти доверху. Дождь, снег, роса и иней мочат их, и за лето они сгнивают настолько, что превращаются в липкую грязь. Местные жители называют также этот проход проходом фиговых нечистот. Стоит подуть западному ветру, как сразу же поднимается ужасный смрад, хуже чем при очистке нужников. Сейчас самый разгар весны и чаще дуют юго-восточные ветры, поэтому смрад пока не чувствуется.

Танский монах удрученно молчал. Сунь У-кун не выдержал и стал кричать:

– Какой же ты бестолковый! Мы устали от долгого пути и пришли к тебе на ночлег, а ты докучаешь нам своими разговорами! Сказал бы прямо, что у тебя тесно и нас некуда положить, мы бы уж как-нибудь на корточках провели эту ночь под деревьями. Зачем зря болтать?

Старец стал разглядывать Сунь У-куна и так опешил от его безобразного вида, что в первый момент не мог выговорить ни слова. Но, придя в себя, он набрался храбрости и тогда стал кричать и размахивать посохом:

– Ах ты, невежа! Скуластая морда, вдавленный лоб, плоский нос, впалые щеки, глаза мохнатые, черт чахоточный! Не умеешь вести себя со старшими, да еще смеешь совать свое рыло и грубиянить мне, старому человеку!

Сунь У-кун, ласково посмеиваясь, стал успокаивать старика:

– Почтенный господин мой, – вежливо проговорил он, – ты хоть и с глазами, а зрачков, видно, у тебя нет, раз не узнал меня, черта чахоточного. В правилах угадывания человека по лицу сказано так: «У кого наружность диковинная, в том скрываются качества драгоценные, как в груде камней – прекрасная яшма!» Если ты определяешь людей только по их словам и наружности, то можешь ошибиться. Пусть я безобразен на вид, но зато владею кое-каким искусством.

– Откуда ты родом? – спросил старец. – Как звать тебя по имени и по фамилии? И каким искусством ты владеешь?

Сунь У-кун рассмеялся и стал рассказывать о себе:

…Мои досточтимые предки жили в землях Дуншэнских,
Я ж с самого детства на дивной горе Хуагошань
Старался постигнуть учение совершенства,
Ему отдавая душою и разумом дань.
Сердец человечных великий, благой прародитель,
Открывший мне Истины путь, – вот кто был мой учитель!
Узнал я и понял немало вещей сокровенных:
Драконов могу покорять, будоражить моря,
За солнцем гоняться, от жара его не горя,
И горы ворочать, и также в науках военных
Любых полководцев мудрейших могу превзойти.
Задумал – и звезды собьются с прямого пути,
И Ковш повернется на небе другой стороною;
Я оборотня покорю и бесовские козни расстрою.
На дьявола злого сумею управу найти,
И землю вращаю, и небо могу унести, –
Недаром слыву я непобедимым героем!
Из камня бесценного созданная обезьяна,
Владею я даром свой облик менять постоянно!

Старец выслушал его и, сменив гнев на милость, с поклоном пригласил путников в дом.

– Прошу! Заходите в мою скромную обитель и располагайтесь как вам удобно!

Четверо монахов с конем и поклажей вошли в ворота и увидели дорожку, обсаженную с обеих сторон густыми рядами терновников. Вторые ворота были устроены в стене, сложенной из кирпича и камней, и тоже покрыты колючими растениями. И только за этими воротами оказались строения из трех отделений, покрытые черепичной крышей. Старец ввел гостей в дом, усадил и стал потчевать чаем, приказав слугам приготовить еду. Немного погодя слуги поставили столы и начали расставлять на них обильные яства: визигу, бобовый сыр, ростки батата, тертую редьку, перец и горчицу, брюкву, отварной рис и суп из растения «куй», вымоченного в уксусе.

Наставник и его ученики наелись до отвала. После еды Чжу Ба-цзе отвел в сторону Сунь У-куна и тихо спросил его:

– Брат! Объясни, почему вначале старец не хотел оставить нас ночевать, а теперь вдруг стал так гостеприимен, что даже устроил нам обильную трапезу?

– Подумаешь! – возразил Сунь У-кун. – Что стоит все это угощение? Погоди, завтра я еще потребую с него по десять сортов плодов и овощей нам на дорогу!

– Как тебе не стыдно? – укоризненно прошептал Чжу Ба-цзе. – Мало того что своим бахвальством ты сбил с толку старика и он угостил нас на славу, не подозревая обмана… Как бы не пришлось завтра бежать без оглядки. Неужто он еще станет устраивать нам проводы?

– Не горячись! – спокойно отвечал Сунь У-кун. – Я знаю, как заставить его сделать это.

Прошло еще немного времени и совсем стемнело. Старец велел зажечь фонари. Сунь У-кун, поклонившись ему в пояс, спросил:

– Как прикажешь величать тебя, повелитель мой?

– Моя фамилия Ли, – ответил старец.

– Видно, все это селение является родовым и называется по твоей фамилии?

– Нет, – отвечал старец, – оно называется Толо. В нем насчитывается более пятисот дворов, и все они носят другие фамилии. Пожалуй, только я один зовусь Ли.

– Благодетель мой, почтенный Ли, – продолжал Сунь У-кун. – Скажи мне, из каких добрых побуждений ты угостил нас такой обильной трапезой?

Старец встал со своего места и произнес:

– Я услышал от тебя, что ты умеешь ловить оборотней и проклятых злых духов. У нас здесь водится злой дух-оборотень, и я хотел бы обременить тебя просьбой изловить его ради нас всех, обитателей этого селения. За это мы щедро отблагодарим тебя!

Обратив лицо вверх, Сунь У-кун пробормотал клятву послушания и сказал:

– Благодарю за оказанную мне честь!

Чжу Ба-цзе не стерпел и крикнул:

– Вы только посмотрите на него! Навлекает беду на нас! Когда его просят изловить злого духа-оборотня, он готов услужить кому угодно, словно родному тестю, заранее даже поклялся!

95
{"b":"6346","o":1}