ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот, когда он убивался и слезы ручьями лились из его глаз, кто-то, привязанный к другому дереву напротив, окликнул его:

– Уважаемый наставник! И ты тоже оказался здесь?

Сдерживая рыдания, Танский монах спросил:

– Ты кто?

– Я – дровосек, – последовал ответ, – третьего дня меня захватил властитель этой горы и привязал здесь. По моим расчетам сегодня он должен съесть меня.

У Танского монаха вновь закапали слезы.

– О дровосек, дорогой, – промолвил он, – ты умрешь один и твоя смерть не причинит никому ни забот, ни беспокойства, а вот мне не умереть с чистой душой.

– Как же так? – удивился дровосек. – Ведь ты, наставник, покинул мир сует, у тебя нет ни отца, ни матери, ни жены, ни детей. Умрешь, и все. Отчего же ты говоришь, что не можешь умереть с чистой душой?

– Видишь ли, я из восточных земель послан на Запад поклониться Будде и испросить у него священные книги, – начал объяснять Танский монах – Я получил повеление самого Танского императора Тай-цзуна отправиться на поклон Будде, взять у него священные книги и упокоить бесприютные души грешников, мятущиеся в Подземном царстве. Если меня лишат жизни, разве не убьет это надежду, которую возлагает на меня мой государь-повелитель? Разве не причинит моя смерть огорчение подданным моего государя? Ты не знаешь, какое безграничное множество душ, умерших от несправедливой обиды, томится в Преисподней. Моя смерть лишит их надежды на то, что их жалобы будут услышаны и они во веки веков не удостоятся высшего перерождения. Все мое подвижничество, совершенное за это время, пойдет прахом Как же смогу я принять смерть с чистой душой?

От этих слов дровосек прослезился.

– Наставник! – сквозь слезы молвил он – Твоя смерть будет действительно тяжела. Но моя смерть будет все же горше твоей. Я в раннем детстве лишился отца и жил с матерью-вдовой. У нас нет никакого хозяйства, и мы живем лишь тем, что я рублю дрова. В этом году моей матери исполнилось восемьдесят три года, и я единственный ее кормилец. Кто же позаботится о ней, кто похоронит ее, если меня лишат жизни? О горе! О горе!

Рассказ дровосека так подействовал на Танского монаха, что он заплакал навзрыд

– О бедный! О несчастный! – горько плакал он. – Ты, человек гор, так заботишься о своих родных! А я, бедный монах, последователь учения о призрачности мира, умею только читать молитвы и священные книги! Служить государю и служить родителям – это одно и то же. Ты скорбишь о милости, оказанной тебе родителями, а я – о милости, оказанной мне государем!

Вот уж действительно, получилось так, как сказано в одном стихотворении:

Тоскующий тоскующего встретил,

Рыдающему плачущий ответил.

Мы не будем пока описывать телесных мук Танского монаха.

Обратимся к Сунь У-куну, который одержал победу над бесенком-оборотнем. Бесенок скрылся, а Сунь У-кун стремглав вернулся к большой дороге, но наставника и след простыл, остался только белый конь да узлы с поклажей. В невероятном смятении Сунь У-кун взял поводья, взвалил на спину поклажу и стал подниматься в гору. Взобравшись на одну из вершин, он огляделся.

Безропотного Сюань-цзана,
Увы, опять постигло горе.
Но Сунь У-кун, мудрец великий,
Сразится с оборотнем вскоре!

Из следующей главы вы узнаете, читатель, удалось ли Сунь У-куну разыскать своего наставника.

ГЛАВА ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ,

в которой рассказывается о том, как Чжу Ба-цзе помог победить чудовище и как Сунь У-кун с помощью волшебства уничтожил злого оборотня
Путешествие на Запад. Том 4 - _86.jpg

Мы остановились на том, что Сунь У-кун, взвалив на спину поклажу и ведя коня, пошел в гору и, добравшись до вершины, стал всюду искать своего наставника. Он звал и окликал его и вдруг увидел Чжу Ба-цзе, который бежал к нему, сопя и отдуваясь.

– Брат! Ты чего кричишь? – спросил Чжу Ба-цзе.

– Наставник исчез, – взволнованно ответил Сунь У-кун, – ты не видел его?

– Я всегда служил при нем простым монахом, но ты почему-то вздумал поиздеваться надо мною, велел мне быть каким-то предводителем войска и идти вперед, – злобно ответил Чжу Ба-цзе. – Не щадя жизни я вступил в лютый бой с оборотнем, едва остался жив и мне удалось вернуться обратно. Наставник оставался на попечении твоем и Ша-сэна. Что ты меня спрашиваешь?

– Брат мой! – примирительно проговорил Сунь У-кун. – Я вовсе не виню тебя. Но, может быть, у тебя в глазах потемнело и ты проглядел оборотня, который хотел наброситься на наставника. Я вступил в бой с этим оборотнем, а Ша-сэну велел оставаться с наставником и караулить его. Теперь Ша-сэна тоже нигде не видно.

Чжу Ба-цзе рассмеялся.

– Ну, наверно, Ша-сэн повел наставника оправиться, – проговорил он.

Не успел он договорить, как к ним подошел Ша-сэн.

Сунь У-кун первым делом спросил его:

– Куда ушел наставник?

– У вас у обоих что-то с глазами случилось, – ответил Ша-сэн, – проглядели оборотня, который кинулся на наставника, чтобы схватить его. Я вступил с ним в бой, а наставник остался один, верхом на коне!

Тут Сунь У-кун даже подпрыгнул от ярости.

– Ну вот! Попались на удочку! Попались! – закричал он.

– На какую удочку? – недоумевающе спросил Ша-сэн.

– А вот на какую, – отвечал Сунь У-кун. – «Разделить цветок сливы по лепесткам», – так называется хитрая ловушка, в которую мы попали. Нас разделили, отвлекли от наставника, а его сцапал оборотень. О небо! Небо! Небо! – зарыдал он. – Как же нам быть? – По щекам его текли слезы.

– Не хнычь, – стал успокаивать его Чжу Ба-цзе, – не то превратишься в нюню. Давайте лучше искать наставника! Он где-нибудь недалеко, на этой горе.

Все трое ничего другого не смогли придумать и углубились в горные дебри в поисках наставника. Они прошли ли двадцать и вдруг увидели под отвесной скалой пещеру, похожую на дворец.

Толпой угрюмою
Стеснились пики,
И солнца заслоняют
Яркий луч.
Вокруг пещеры
Ряд отвесных круч.
Над входом высится
Утес седой и дикий.
Цветов и трав
Целебный аромат
Навстречу путникам
С нагорья веет.
Синеет слива,
Персик зеленеет,
Алеет абрикос,
Пленяя взгляд.
Перед скалой
Деревья вековые.
Их грубая кора
Хранит вовек
В глубоких складках
Капли дождевые.
Ствол не обхватят
Сорок человек!
И сосны старые,
Качая хвоей серой,
Стоят настороже
Пред сумрачной пещерой.
До самых туч
Стволы их доросли…
Из отдаленных стран
К пещере прилетают,
Кружатся перед входом
Журавли
И в легком ветре
Пляски затевают,
На ветки парами
Садятся птицы,
Щебечут звонко,
возвещая день,
И в горы улетают. –
Им не лень
Весь день кружиться,
Петь и суетиться.
Спадая вниз,
Цветущие лианы,
Как сетью оплели
Деревья-великаны.
Ряды серебряных
Склоненных ив растут,
И сквозь тумана
Облака густые
На них блестят
Сережки золотые…
Здесь – озеро
Глубокое. А тут –
Перед пещерою
Прозрачный пруд,
И в тех озерах
Древние драконы
На дне покоятся
В волне студеной,
И под водой
Сверкает их оскал.
Зияет вход в пещеру
Между скал.
Там дьявол-оборотень,
Стерегущий
Святых паломников,
Себе приют сыскал…
Сказать по правде,
И деревьев кущи,
Пруды и гребни гор
Отраднее на взгляд,
Чем райские сады
На островах лазурных…
Но здесь источник гроз
И вихрей бурных,
Туманов родина,
Таящих серный яд.
57
{"b":"6347","o":1}