ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эти слова вызвали в оборотне и страх и ярость. Стиснув зубы, он подскочил к Сунь У-куну и, замахнувшись железным вальком, собрался ударить его. Но Сунь У-кун легко отпарировал удар посохом, собираясь продолжить свой рассказ. Чжу Ба-цзе не стерпел, схватил грабли и принялся бить бесенка – начальника головного отряда. А тот повел за собой всю ораву бесенят. И вот на горной лужайке разыгрался настоящий бой.

Мудрый Танский монах
Из великой восточной страны,
Путь держал он на Запад далекий,
В обитель блаженства.
За старинными книгами шел он,
Ища совершенства:
Тем, кто Истину ищет,
Правдивые книги нужны!
Но в горах
Омерзительный дьявол его подстерег
И туман напустил,
Напоенный отравою черной.
Мудреца изловить удалось ему
В злобе упорной.
Он святого паломника
В адские сети завлек.
Демон-барс, он собрал
Мелких бесов отборную рать,
И в пещере залег он
Со всем своим дьявольским станом.
Верных слуг Мудреца
Он отвлек хитроумным обманом.
И готов был
Святого монаха сварить и сожрать.
Но сцепился тогда Сунь У-кун
С сатанинской гурьбой.
Рядом с ним Чжу Ба-цзе,
Свиноглавый герой, всем известный.
И на узкой нагорной лужайке,
В расселине тесной,
Не на жизнь, а па смерть
Разгорелся отчаянный бой.
Старый дьявол,
Огонь изрыгая, сражается сам,
С ним – подручные бесы
И маленькие дьяволята.
Все кругом наважденьем объято
И тьмою проклятой…
Свет померк,
Непроглядная пыль поднялась к небесам.
Бесенята скулят,
Выдыхая отравленный чад.
Дьяволята визжат,
От испуга усилья утроив.
Сколько пик и мечей!
Но не дрогнут сердца двух героев,
Храбрецы, отражая удары,
На бесов кричат.
Мудрецу Сунь У-куну
Ни небо не страшно, ни ад,
И по дьявольской своре
Молотит он посохом верным,
А герой Чжу Ба-цзе,
Полузверь и силач непомерный,
Он могучими граблями
Губит толпу бесенят!
Как сражается черт –
Повелитель полуденных гор!
Как сражается демон –
Начальник над адскою бездной!
Как сражаются оба героя
С отвагой железной!
За наставника мстят,
За погибель его и позор!
Долго тянется бой смертоносный
В слепой темноте,
И бойцы напрягают всю мощь –
С переменным успехом.
Как грохочут удары!
Гора откликается эхом,
Но осилить друг друга не могут
Ни эти, ни те!…

Великий Мудрец Сунь У-кун, видя, что бесы и бесенята отличаются храбростью и так и кипят от ярости, не отступая перед ударами, решил прибегнуть к волшебству. Он выдернул у себя клок шерсти, пожевал его, выплюнул и произнес: «Изменись!». Сразу же появилось множество двойников Сунь У-куна, вооруженных посохами с золотыми обручами. Все они бросились вперед, загоняя врагов в пещеру. Толпа бесенят, сто, а может быть и двести штук, не успевала отбиваться от нападений: то спереди, то сзади, то слева, то справа. Один за другим бесы и бесенята покидали поле боя, спасая свою жизнь, и скрывались в пещере. Сунь У-кун и Чжу Ба-цзе вышли из круга и продолжали бой с оборотнем. Те несчастные бесенята, которые оказались безрассудными и не поняли, с кем ведут бой, лежали на земле, и кровь сочилась у них из девяти зияющих ран, нанесенных граблями, а у других мясо и кости смешались с грязью от сокрушительных ударов посоха.

Повелитель Южной горы при виде этого зрелища до того испугался, что бросился наутек, снова напустив сильный ветер и густой туман. Бесенок, получивший звание начальника головного отряда, не владел искусством превращений. Сунь У-кун одним ударом посоха сбил его с ног, и он принял свой первоначальный вид. Это оказался серый волк – оборотень с крепкой спиной. Чжу Ба-цзе подошел к нему, схватил за лапы и перевернул брюхом вверх.

– Негодяй этакий! – сказал он. – Сколько поросят и ягнят сожрал он за свою жизнь у добрых людей.

Тем временем Сунь У-кун встряхнулся всем телом и вернул на место выдернутый клок шерсти.

– Ну, Дурень! Мешкать нечего! – воскликнул он, обращаясь к Чжу Ба-цзе. – Айда живей за оборотнем! Покараем его за смерть нашего учителя!

Чжу Ба-цзе оглянулся: перед ним стоял один Сунь У-кун.

– Брат! А твои двойнички уже погнались за оборотнем? – спросил он.

– Нет, я вернул их на место, – отвечал Сунь У-кун.

– Прекрасно! – изумился Чжу Ба-цзе. – Прекрасно! – повторил он.

Оба, радуясь победе, повернули обратно.

Расскажем теперь про оборотня, который вернулся в пещеру, спасая свою жизнь. Он велел всем бесам и бесенятам натаскать камней и земли и засыпать входные ворота. Оставшиеся в живых бесы и бесенята, трепеща от страха, наглухо завалили ворота и никто из них больше не осмеливался высовываться наружу.

Сунь У-кун и Чжу Ба-цзе примчались к воротам, но сколько ни кричали и ни ругались – никто не откликался. Как ни старался Чжу Ба-цзе проломать ворота граблями, ничего не получалось.

– Не трать зря силы, Ба-цзе! – остановил его Сунь У-кун, догадавшись в чем дело. – Они успели завалить ворота.

– Завалили? Как же мы теперь отомстим за наставника? – растерялся Чжу Ба-цзе.

– Пойдем пока обратно к могиле, – предложил Сунь У-кун, не отвечая ему. – Посмотрим, что там делает Ша-сэн.

Когда они вернулись на прежнее место, то увидели, что Ша-сэн все еще плачет. Чжу Ба-цзе еще сильнее опечалился, отбросил грабли, припал к могиле и, хлопая по земле руками, стал причитать:

– О мой горемычный наставник! Мой дорогой учитель из далеких стран! Где доведется мне снова встретиться с тобой?!

– Не надо так сокрушаться! – стал успокаивать его Сунь У-кун. – В этой пещере наверняка есть черный ход, через который можно войти и выйти. Вы побудьте пока здесь, а я еще раз схожу, поищу.

– Будь осторожнее, дорогой брат! – проговорил Чжу Ба-цзе со слезами на глазах. – Смотри, чтобы и тебя не сцапали, а то нам трудно будет голосить, неудобно: раз проголосишь за наставника, другой – за тебя, того и гляди, собьешься!

– Со мной ничего не случится! – уверенно произнес Сунь У-кун. – Я знаю, что делать.

Ну и Великий Мудрец! Он спрятал посох, потуже подпоясался и быстрыми шагами пошел вокруг горы по ее склонам. Вдруг до него донеслось журчание воды. Осмотревшись, он увидел горный ручей, а по другую сторону ручья – ворота. Слева от них виднелся скрытый водосток, из которого текла вода.

– Ну, теперь все ясно! – воскликнул обрадованный Сунь У-кун. – Вот он – черный ход. Если я покажусь там в своем настоящем виде, бесенята, пожалуй, узнают меня. Дай-ка я преображусь в водяную змею и проползу туда… Нет! Постой! Мне нельзя превращаться в змею, не то дух покойного наставника узнает про это и будет пенять на меня: чего доброго, скажет, что я вздумал обвиться вокруг наставника, чтобы соблазнять его, превращусь-ка я лучше в краба… Нет! Тоже не годится! Пожалуй, наставник заругает меня, скажет: что это у тебя, ушедшего из мира сует, вдруг столько ног выросло!

60
{"b":"6347","o":1}